Пользовательский поиск

Книга Наемный убийца. Страница 44

Кол-во голосов: 0

* * *

Когда Василий на своих «Жигулях» выскочил на шоссе, прибавил скорость, то через несколько минут увидел «волгу» Академика; пришлось приотстать. Оперативник боялся, что авторитет обратит внимание на идущую следом машину, заподозрит неладное. Проезжая поворот, капитан увидел удаляющуюся по грунтовой дороге «волгу», ни цвет, ни, тем более, номер рассмотреть не мог, вновь прибавил скорость и чуть не налетел на грузовики и автоматчиков. Спасло то, что шоссе в этом месте слегка изгибалось, на обочине раскинул ветви старый дуб, оперативник успел свернуть и укрыться. Василий не видел, кто сел в какую машину, но понял, что полковника и немца захватили. Скорее всего, действовал Мустафа, решил Василий, а эта отутюженная сука, так оперативник назвал Академика, всех продал и ушел по проселку. Что делать? Звонить генералу? Он поднимет всю оперативную и постовую службу, сегодня же секретная миссия полковника с треском провалится, а виноватым окажется капитан Михеев. Не звонить, действовать в одиночку? Но один «макаров» против нескольких «Калашниковых» не пляшет. Меня просто убьют, я буду покойник, причем опозорившийся покойник. Как ни стройся, капитан Михеев все равно крайний.

При въезде в город грузовики свернули, «волга» осталась в одиночестве, неторопливо выкатилась на центральный проспект. Василий перевел дух, от сердца немного отлегло, сейчас в машине максимум два автоматчика. Он не успел додумать, как «волга» нырнула в переулок, затем во двор. Чтобы не светиться, опер выскочил из «Жигулей», обогнул здание новой школы, которую начали строить лет двадцать назад, но выше третьего этажа так и не поднялись, оглянулся, но ни во дворе, ни в стороне за грудами кирпича и разбитых строительных плит «волги» не было. Она попросту исчезла, казалось, испарилась.

* * *

Автоматчики в пятнистой форме десантников мелкие, сопливые, одним ударом перешибить пополам. Один явно русак, второй смуглый, узкоглазый, видимо, азиат. Спускаясь в подвал, Гуров якобы оступился и замешкался, но щенок с автоматом повел себя профессионально, не приблизился, встал и удержал дистанцию, а Мустафа, шедший последним, хохотнул и сказал:

– Еще раз споткнешься, велю ноги прошить, дотащим на руках.

– Не надо, Мустафа, я больше не буду, – миролюбиво сказал Гуров.

Подвал оказался просторным, с застланными нарами, столом, табуретами и электрической печкой, которую Мустафа сразу включил.

Автоматчики закрыли железную дверь, присели на табуреты, но стволы не опустили.

– Садитесь, – сказал Мустафа, – и помалкивайте, а ты, московский мент, слушай.

– Мустафа, ты совершаешь ошибку, – сказал Гуров. – Люди тебя не поймут. – Он пытался разговорить авторитета.

– Еще раз вякнешь, велю стрелять, – ответил Мустафа. – Тебя не убьют, говорил уже, перешибут ноги, и я с тобой начну игру в вопросы и ответы. Видишь огонь? – Он указал на раскалявшиеся спирали электропечки. – На его вопросы отвечают все. Раньше, позже – отвечают. И ты ответишь. Больные, которые молча в подвалах подыхали, уже все передохли.

– Мустафа, – прошептал один из автоматчиков.

– По очереди выйдите, примите и мне приготовьте, – отозвался Мустафа. – Мне двойную.

Полковник оперся на обитый жестью стол, убедился, что тот к полу не прикреплен, быстро взглянул на Дитера. Немец чуть прикрыл глаза, мол, понял. В момент решающего броска стол можно использовать как щит. Я со столом на автоматчика, пока он один, Дитер Мустафе в ноги, решил сыщик; упираясь ладонью, взглянул на Мустафу, увидел оскал редких зубов, направленный на него пистолет, вздохнул и спросил:

– Можно вопрос?

Мустафа выстрелил, осколок цемента, который пуля вырвала из пола, ожег полковнику голень.

Русский автоматчик вернулся, азиат ушел, Мустафа спросил:

– Хорошо?

– Достает, командир, сейчас будет хорошо.

Наркоманы, понял Гуров. Значит, не уговорить, только бой и не даться в руки живыми. Он вновь взглянул на Дитера, который вновь прикрыл глаза и тронул ногой стоявшую рядом скамью.

Вернулся автоматчик-азиат, сказал:

– Мустафа, для вас готово.

Тот кивнул, сунул пистолет за пояс.

– Если встанут – огонь, и только по ногам, убьете – шкуру спущу. – Он шагнул к двери, оглянулся на пленников и передумал: – Не та карта, тащи сюда, не могу оставить таких гостей.

Азиат нырнул за дверь, тут же вернулся, протянул шприц. Мустафа взял, взглянул на свет, оценивая уровень жидкости, зацокал довольно языком, затем прямо через брючину вколол в бедро, но выпустил наркотик не до конца, лишь половину, выдернул иглу.

– Все нельзя, размякну, пожалею людишек, прикончу сразу, век себе не прощу. – Он опустился на скамью, сидел, как бы прислушиваясь, наслаждаясь накатывающейся истомой.

Такие мы с Петром умные, цены нам нет, думал Гуров. Не бандиты правят бал, не воры в законе – наши ребята из спецслужб, продажные, но интеллектуалы. Все по Москве, Питеру, другим стольным городам меряем, не сыщики, а оперы недоученные. Свою Россию не знаем, где шаг от главной тропы – и в болоте с головой. Я считал, что хоть какая-то логика в действиях местных авторитетов присутствует, существует иерархия, система подчинения.

Полковник взглянул на автоматчиков, белобрысого русака и смуглого азиата. Столь непохожие, они одинаково улыбались, оружие держали уверенно, на колени не опускали, стволы в сторону не отворачивали. На расстоянии нескольких метров заглянуть им в глаза не представлялось возможным, чувствовалось, пацаны не пьяные, но и не вполне нормальные, стоит шевельнуться, они откроют огонь. Казалось, соплякам даже очень хочется пострелять, развлечься.

Мустафа сидел у дальнего конца стола, держал пистолет, смотрел на лежавший перед ним шприц, ждал, когда наркотик окончательно прибудет по назначению.

Ну кто мог предположить, что Мустафа именно сейчас решится на переворот и двинет против Академика, главное, против ТТ? Предчувствие не знахарство, не Кашпировский с Чумаком, в предчувствие следует верить. С самого начала сыщику не нравилось столь гладкое и удачное начало, следовало отвернуть, выждать. Разве он не выжидал, однако факт, он попался, посчитал, что Нина, будучи «полномочным представителем», является гарантом физической безопасности. Самое страшное, что они наркоманы, значит, никакая сила убеждения на них не подействует и страх за собственную жизнь у них отсутствует.

44

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru