Пользовательский поиск

Книга Ментовская крыша. Содержание - Глава 17

Кол-во голосов: 0

– Да, вашей тупости можно только удивляться, – сказал Гуров.

– Ну, Гуров, не боги горшки обжигают, – отозвался Трегубов. – Старались как могли.

– Да, что выросло, то и выросло, – добавил Гуров. – Впереди поворот. Так я сворачиваю на Каширское.

Трегубов напряженно оглянулся через плечо, потом посмотрел вперед и сказал:

– Валяй! Вроде все чисто, хотя меня не покидает ощущение, что ты задумал какой-то фокус. Ты не задумал фокус, Гуров?

– Ну что ты! – искренне сказал Гуров. – Фокусник у нас ты.

Он свернул с Варшавки на Каширское шоссе. За все это время Мария не произнесла ни одного слова, не издала даже слабого стона или восклицания, и в этом молчании было что-то особенно жуткое. В нем чувствовалось присутствие смерти. Смерть была совсем рядом, за спиной, дышала в затылок. Казалось, достаточно протянуть назад руку, и коснешься ее жесткого ледяного покрывала. Даже от одной мысли об этом у Гурова холодели пальцы.

Глава 17

Несколько раз в голове у него мелькала безумная мысль – не стоит ли рискнуть? Бросить машину в крутой вираж, рвануть из-под полы пистолет и попытаться влепить пулю в голову этого мерзавца... Но Гуров снова и снова прогонял эту мысль. Трегубов – не мальчишка. Он не растеряется и выполнит свою угрозу раньше, чем Гуров успеет достать оружие. Надеяться на обратное – просто тешить свою гордыню. Нет, сейчас он может только ждать. Но опять же, бесконечно это ожидание продолжаться не может. Время, отпущенное им с Марией, неумолимо утекает, а помощи, на которую намекал Крячко, что-то не видно. И с каждой минутой ситуация становится все более неразрешимой...

Теперь первым заговорил Трегубов. Похоже, ему сейчас тоже было не очень-то весело. Его эскапада слишком напоминала прогулку по краю пропасти, и он тоже чувствовал ледяное дыхание смерти за спиной.

– А знаешь, что больше всего напугало Мешкова? – с усмешкой обратился он к Гурову. – Когда я передал ему, что ты усек несоответствие насчет личного оружия Вишневецкого. Откуда же я знал, что Савицкий такой приметливый? Ясное дело, не оставлял он мне ни оружия, ни ключей от сейфа. Конечно, ни доказать это, ни опровергнуть сейчас невозможно, но Мешкова этот факт смутил как-то особенно. Вот тогда он задергался. Я уже был не рад, что сказал...

– Мешков-то как встрял в вашу компанию? – спросил Гуров.

– А ты еще не добрался до этого? – удивился Трегубов. – Я думал, ты уже всю подноготную раскрутил. Хотя, конечно, ты еще не всех допрашивал... Но вообще-то дело в том, что в те времена, когда я охотился за бандой Геры, Мешков руководил группой, которая разрабатывала Маклера. Тот еще не подозревал, что сидит на крючке, и после смерти Геры вздумал положить глаз на фирму «Индиго». Нам с Мешковым поневоле пришлось вступить в контакт. Вот здесь все и закрутилось. Не буду рассказывать, как пришла нам в голову эта идея. Скорее всего, она просто витала в воздухе. Мы нашли единомышленников, прижали Маклера и заставили на нас работать. Сначала все шло прекрасно, как отлаженный механизм, а потом система начала давать сбои. К сожалению, это неизбежно... как смерть, – усмехнулся он. – Просто нужно было заручиться поддержкой где-то повыше, но для этого надо было сначала расширить бизнес. Замкнутый круг.

– Я предлагал тебе разомкнуть его, – напомнил Гуров.

– Ты предлагал мне исповедаться, – возразил Трегубов. – Я тебе ответил, что об этом думаю. Я и сейчас не изменил своего мнения.

Они проскочили очередной перекресток, и вдруг напротив большого продуктового магазина мотор «Пежо» начал чихать и заглох. Машина дернулась и встала как вкопанная. Спина Гурова покрылась липкой испариной. Он выругался сквозь зубы и принялся возиться с зажиганием.

– Что за херня, Гуров? – с угрозой спросил Трегубов.

– Откуда я знаю! – зло сказал Гуров, поворачивая ключ в замке зажигания и выжимая педаль. – Машина есть машина. Сейчас заведется.

Мотор принялся чихать и хрипеть, а потом опять заглох.

– Гуров, я тебя предупреждаю! – прорычал за его спиной Трегубов.

– Сейчас! Сейчас все будет нормально! – точно в полусне произнес Гуров.

Он опять попытался запустить мотор, и в этот момент, обогнув их, к тротуару подъехал зеленый джип с холодильником в багажном отделении. Он остановился метрах в десяти, и водитель – все тот же парень в голубых джинсах и пиджаке на голое тело – выскочил из кабины и, не захлопнув дверцы, вприпрыжку побежал в магазин. У Гурова стало темно в глазах.

– Ты долго еще будешь канителиться? – спросил Трегубов.

– Не знаю, все было в порядке, – глухо ответил Гуров. – Бензина полно. Может, с карбюратором что-то?

– Может, в сервис съездим? – издевательски поинтересовался Трегубов. – Ох, не жалеешь ты жену, Гуров! – говоря так, он подозрительно осматривался по сторонам, высматривая возможную угрозу.

– Заткни пасть, Трегубов! – прорвало Гурова. – Все было в порядке, понятно? Должна завестись! Подожди одну минуту...

Но очередная попытка снова не удалась. И вокруг не было никаких намеков на спасение. Гурову показалось, что они все барахтаются сейчас в проруби, все глубже уходя в холодную черную воду...

– Так, все! – вдруг сказал Трегубов и щелкнул ручкой дверцы. – Выходим разом! Если что замечу – жене твоей конец! Пересаживаемся вон в ту тачку, пока хозяин не вернулся!

Не веря своему счастью, Гуров толкнул дверцу, сполз с сиденья и ступил на асфальт, который показался ему неустойчивым, как палуба корабля в бурю.

– За руль! – прохрипел Трегубов, вталкивая Марию на заднее сиденье джипа. – Гони, Гуров! Этот придурок возвращается!

Молодой человек в джинсах появился на крыльце магазина с блоком сигарет в руках. Увидев, что в его машину сели посторонние, он сорвался с места и побежал за джипом, что-то выкрикивая на ходу. Гуров повернул забытый в замке ключ – мотор завелся с пол-оборота, и они понеслись. Некоторое время Трегубов пристально смотрел назад. Ему мешал громоздкий холодильник, и в конце концов он переключился на зеркало.

– Вот лажа! – наконец выругался он. – Только не хватало, чтобы этот кретин на нас ГАИ напустил! Гуров, связывайся срочно с генералом, предупреди, что мы поменяли машину! Пусть организует нам зеленый свет. А этот крутой и без тачки маленько потерпит. Нам она сейчас нужнее.

У Гурова немного отлегло от сердца. Трегубов, слава богу, не посчитал еще свое дело проигранным и не пошел на крайние меры. Надежда, как всегда, умирает последней – Трегубов еще надеялся потрогать руками живые деньги и сунул голову в западню. Сработает ли она – вот какой вопрос мучил теперь Гурова.

Он связался с Орловым и, бесстрастным тоном сообщив ему о смене машины, попросил внести соответствующие коррективы. Орлов был лаконичен и деловит.

– Все будет учтено, – сказал он. – Вы там как?

– У нас все без изменений, – ответил Гуров. – Ждем, когда все это закончится.

– Ну дай бог, – вздохнул Орлов. – Никогда себе не прощу. Надо было этого гада, Трегубова, в первую голову брать!

– Не мучайся, ты же не мог знать, – возразил Гуров.

– Чего это он не мог знать? – подозрительно спросил Трегубов. – Вы о чем там базарите, Гуров?

– О тебе, только о тебе, – объяснил Гуров. – Генерал сокрушается, что не арестовал тебя первым.

– Хорошая мысля приходит опосля, – буркнул Трегубов и тут же с презрением сказал: – Он сокрушается! Ему на лесоповал не ехать. Вот посмотрел бы я, как вы оба сокрушались бы на моем месте.

– На твоем месте еще надо суметь оказаться, – возразил Гуров. – Не у каждого получится.

– Подумаешь, праведники! – скривился Трегубов. – Между прочим, я не считаю, что хуже тебя, Гуров. Не знаю, может, твое материальное положение позволяет тебе оставаться праведником. У тебя жена в кино снимается, гонорарчики, рекламка, то-се...

– Ты жену-то хоть оставь в покое! – раздраженно перебил его Гуров.

– Ну, допустим! – нахраписто сказал Трегубов. – Допустим, жена тут ни при чем. Значит, у тебя есть какие-то другие источники дохода, раз ты так доволен собой и своей жизнью...

42
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru