Пользовательский поиск

Книга Ментовская крыша. Содержание - Глава 13

Кол-во голосов: 0

– У меня где-то тут браслетики были... – деловито произнес Крячко, толкая своего пленника к стене. – Сейчас я этого голубчика пристрою рядом с твоим, и мы все спокойно потолкуем...

– Э, шеф, полегче! – с отчаянием проигравшегося дотла человека сказал Вага. – Это беспредел, понял! Вы не имеете права!

– Я вот сейчас поставлю тебе фонарь под другим глазом, – ласково сказал Крячко. – Тогда и будет беспредел. А сейчас у нас с тобой идет мирная беседа. Причем пока говорю один я, понятно? А тебе слово дадут чуть попозже, когда нужно будет отвечать на вопросы.

Он достал из кармана наручники и, несмотря на сопротивление, надел их на Вагу, приковав его к той же трубе отопления. По правде говоря, и сопротивление-то Вага оказывал скорее символическое – просто для того, чтобы совсем уж не потерять лицо перед своим товарищем. Однако в тот момент, когда Крячко выкручивал Ваге руку, что-то привлекло внимание опера, и он окликнул Гурова:

– Лева, полюбуйся на его руки! Он же весь в дырках, как подушечка для иголок! Поскольку тут у нас магазин спорттоваров, я ни секунды не сомневаюсь, что ни о каких наркотиках и речи не идет. Просто человеку прописали курс витаминов. Надеются, что он будет покорять новые рекорды...

– Кончай трепаться! – совсем не сердито сказал Гуров и, подойдя ближе, задрал рукав сидящего на полу Ваги. Шрамы и свежие следы от инъекций были видны совершенно отчетливо.

– Э, нет! – покачал головой Гуров. – Ты хоть и хороший сыщик, Стас, а попал сейчас пальцем в небо. Рекордами тут и не пахнет. А пахнет тут героиновой наркоманией, причем со стажем. Даже странно, что при таком стаже господин Вага умудрился не потерять своего упитанного вида! Должно быть, изначально родители наградили его превосходным здоровьем, а он вот как им распорядился!

Вага заметно занервничал. Подняв на Гурова голубые глаза, он с волнением сказал:

– Я не наркоман, начальник! Было дело – баловался, но уже год как завязал – сукой буду, начальник!

– Такие страшные клятвы! – покачал головой Гуров. – Просто невозможно им не поверить. И мы только в силу ментовской вредности проверим сейчас твою машину. Хотя там нет ни грамма никакого порошка, верно? Ну, может быть, завалялась пачка детского питания для калорий...

Вага занервничал еще больше. Он подался вперед, так что натянулась цепочка наручников, и с жарким придыханием, торопясь и заговариваясь, забормотал:

– Послушай, полковник, а может, не надо машину, а? На хрена козе баян, как говорится? Мы тут пока одни – договоримся на раз! Мы с корешем отстегнем вам, сколько скажете, и мы вас не видели – вы нас не видели! Годится? Да чего вы ломаетесь, в натуре? Никто же не узнает! Ментам все платят – все нормально. Мы сами ментов три года прикармливаем, и все довольны... А чего делить-то?

И тут впервые заговорил молчавший как рыба Гусар. Он вдруг сильно пнул Вагу ногой и, прикрыв глаза, сказал негромко, но предельно выразительно:

– Пасть закрой, козел обдолбанный! Язык вырву!

Глава 13

Оперативники многозначительно переглянулись.

– По-моему, мнения сторон разделились, – заключил Крячко. – Предлагаю заслушать каждую сторону отдельно.

– Предложение принимается, – сказал Гуров. – Отведи господина Вагу в торговый зал и закрой, кстати, входную дверь – пока у нас тут будет переучет ценностей. А я скоренько разберусь здесь, и мы обсудим мысль насчет прикармливания ментов. Она мне показалась интересной.

Крячко кивнул и быстро отстегнул Вагу от трубы.

– Как-то не получается у вас единой команды, – заметил он. – Попробуем дать вам выступить в личном зачете.

Вага с готовностью поднялся на ноги и тут же получил еще один удар в лодыжку от прикованного Гусара. Зашипев от боли, он попытался нанести ответный удар, но Крячко оттащил его в сторону.

– Не трать попусту силы, – посоветовал он. – Они тебе еще пригодятся.

Он увел Вагу в соседнюю комнату. Гуров не спеша запер дверь во двор и с немалыми усилиями поставил вертикально опрокинутый стальной шкаф. Отряхивая руки, он посмотрел на Гусара. Тот сидел, подняв колени и тупо глядя в какую-то воображаемую точку на потолке. Зубы его были плотно сжаты, а на щеках ходили злые желваки.

– Я вот чего подумал, – сказал Гуров, как бы рассуждая вслух. – А у тебя тут ничего противозаконного не содержится? Это я к тому, что у вас ведь не один Вага наркотой балуется. Так, может, ты в шкафчике тоже чего припрятал на всякий случай? Ты лучше сам скажи. Добровольное признание всегда судом учитывается.

– Пошел бы ты, мент, подальше! – сказал Гусар. – Меня твои штучки не касаются. Я тут продавец. Мячи продаю, кроссовки... А больше я ничего не знаю, понятно? Можешь меня обшмонать – я чистый. А чего ты тут найдешь – мне по хрену. Это все не мое.

– Значит, есть что-то, – удовлетворенно кивнул Гуров. – Отлично! Загремите оба – и чистый, и нечистый.

– Не надо понтов, начальник, – сказал Гусар, но голос его прозвучал не слишком оптимистично.

– Ладно, ты посиди тут, подумай, – предложил Гуров. – А мы пока с твоим корешем потолкуем. По-моему, на него как раз вдохновение нашло. Так что как бы ты со своим добровольным признанием не опоздал, дорогой!

Гусар мрачно посмотрел на него, но ничего не сказал и опять уставился в потолок. Гуров направился в торговый зал.

Здесь он застал вполне мирную картину – полковник Крячко и задержанный по-дружески курили – Вага, сидя на высоком стульчике за кассой, а Крячко – прямо на прилавке.

– Итак, о чем мы говорили? – начал Гуров. – Мне помнится, речь будто бы шла о каких-то приличных суммах? Это очень интересно. Но я все-таки боюсь прогадать. Никогда раньше не прикармливали, понимаешь? А вот вы сколько обычно ментам платите и за что, если не секрет?

– Да ладно, начальник! – добродушно сказал уже немного приободрившийся Вага. – Дело житейское. А насчет того, сколько и за что – это от обстоятельств зависит. Вот твоя сумма какая будет? Называй, не стесняйся!

– Честное слово, я даже теряюсь, – серьезно ответил Гуров. – Ну, не знаю... Может, миллион долларов?

Вага невольно открыл рот, и сигарета выпала из него на прилавок.

– Шутишь, начальник! – жалобно сказал Вага. – Откуда у меня лимон? Ты извини, но это нереальная цифра. За что миллион-то?

– Не за что, значит? – огорченно заметил Гуров и развел руками. – Ну, тогда, выходит, не столковались! Что же делать-то будем?

– Да ну ты любую реальную сумму называй, – подсказал Вага с надеждой в голосе. – Все решим.

– Сумму я уже назвал, – возразил Гуров. – Ты не согласился. А дешевле я не продаюсь. Я себе цену знаю.

– Ну-у, лимон... – упавшим голосом сказал Вага. – Где я лимон возьму... Это нереально...

Настроение у него мгновенно испортилось.

– А я знаю, что мы сделаем! – вдруг с энтузиазмом воскликнул Гуров. – Никто никому платить не будет, а ты просто ответишь на наши вопросы – откровенно и искренне. А мы обязательно отметим в протоколе, что ты пошел на добровольное сотрудничество с правоохранительными органами.

Вага, кажется, слегка опешил от такого предложения. Он уже настроился на совсем другую волну и надеялся, что с Гуровым удастся договориться полюбовно, несмотря на заявленную тем нелепую сумму. Вага все еще расценивал это как грубоватую шутку и собирался внести в переговоры свои, реальные коррективы, а тут вдруг такой афронт!

– Да ты за кого меня принимаешь, мент? – оскорбленно сказал Вага, однако голос его прозвучал не слишком впечатляюще.

– А за кого прикажешь тебя принимать? – вмешался Крячко. – За английскую королеву? Или за человека, первым ступившего на Луну? Ты же бандит! Ты ставил растяжку на станции Белокаменная, и тебе еще повезло, что ты в конце концов отделался фингалом под глазом, а не пулей, как твой приятель Тюлень.

– А вы докажите, – буркнул Вага.

– Думаешь, не докажем? – поинтересовался Гуров. – Думаешь, Тюлень ваш все на себя возьмет? Он хоть и тюлень, но не до такой же степени, верно? А потом, ты забываешь, что мы все еще не осмотрели твою машину!.. Судя по твоему волнению, нас ждет там сюрприз. Кстати, хочешь, я предскажу тебе ближайшее будущее? Я не волшебник, конечно, но кое-что могу. Иногда вот прорицаю будущее. И даже сам удивляюсь, до чего все точно выходит! Так вот... Сейчас мы кое-что обнаружим в твоей машине, и тогда уже будут протокол, понятые и прочие досадные мелочи, которые так мешают жить, а тебя ждет казенный дом, уважаемый. А часа через два в камере у тебя возникнет потребность в дозе, которой в одиночке, увы, не достать. И тогда ты начнешь жалеть, что не прислушался к советам двух умных и великодушных оперативников, которые желали тебе только добра...

32
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru