Пользовательский поиск

Книга Мелочи сыска. Содержание - Глава 11

Кол-во голосов: 0

– Просто слегка задел локтем, – небрежно сказал он. – В коридоре было очень тесно.

– Там, где Киря, там всегда почему-то тесно, – с досадой сказала вторая близняшка. – Толку вот только никакого. Вся сволочь здесь собирается! – Она осеклась, недружелюбно покосилась на Гурова и сухо пояснила: – Это я не про вас, естественно.

– Естественно, – кивнул Гуров. – На свой счет я этого принять никак не могу. Однако куда же нужно идти?

– Сюда, – сказала его провожатая и пошла по коридору направо.

Они миновали несколько запертых дверей, потом свернули еще в один коридорчик и очутились перед дверью, на которой был наклеен рекламный плакат какого-то мыла. Девушка осторожно потянула на себя ручку, и дверь открылась. В комнате горел свет, но никого не было.

– Где же она? – озабоченно сказала близняшка. – Между прочим, ей больше негде быть. Она нас контролировать должна. Ей за такие дела от хозяина запросто нагорит. До конца представления она должна у выхода на подиум стоять. Вдруг какая накладка?.. Сказала, что на десять минут, а самой уже, наверное, полчаса не видать… Мы, конечно, прикрываем друг друга, когда нужно, но это уже наглость!

– А если это не наглость, а… – задумчиво проговорил Гуров и вдруг резко спросил: – А вообще уйти она могла?

– Как это уйти? – подошедшая сзади Камилла была категорична. – Мы бы знали. Она бы обязательно предупредила. Никуда она просто так уйти не могла. Может, в туалет?

– Где туалет? – спросил Гуров.

Камилла неопределенно махнула рукой куда-то за спину.

– Пошли! – решительно скомандовал Гуров.

Но едва прошли несколько шагов, как коридор наполнился разноголосым шумом и топотом. Возле комнаты, где переодевались стриптизерши, суетились крепкие парни. Сидящий на диване Киря что-то рассказывал, разводя мускулистыми руками. Рядом бегал круглолицый живчик в малиновом пиджаке и яростно пинал стены.

– Убью! – орал он. – Поувольняю на хрен!

Было не совсем понятно, кого он собирается уволить – нерасторопного охранника или же весь кордебалет в целом. Однако разбираться в этом было некогда – вот-вот весь гнев живчика мог обрушиться на Гурова. Судя по его повадкам, к логическим действиям он был не особенно расположен.

Гуров подтолкнул Камиллу в голую спину и негромко сказал:

– Забирай девочек и ступай объясни своему шефу, что к чему, и предупреди, чтобы не делал резких движений, а то я всю его лавочку на уши поставлю. А Марина пусть остается. Покажет мне, где туалет.

– Вот повезло мне! – уныло сказала близняшка и торопливо добавила: – Тогда пойдемте, что ли, а то сейчас такое начнется…

Она потянула Гурова в сторону и обнаженной ногой толкнула какую-то дверь. Гуров шагнул за ней и оказался в комнате без окон, до потолка отделанной белым кафелем. Здесь было тихо – лишь зудели неоновые светильники и капала из крана в раковину вода. Двери четырех кабинок были закрыты.

– Похоже, и тут нет, – вздохнула Марина. – Чего-то Ленка вообще…

– Подожди-ка, – строго сказал Гуров и направился к дальней кабинке.

В щели между дверью и полом белел какой-то непонятный предмет. Издалека было трудно понять, что это такое, но когда Гуров подошел ближе, стало ясно, что это женская туфелька. Гуров секунду помедлил и решительно рванул на себя дверь кабинки.

Неподвижное тело Елены Липатовой было втиснуто в узкое пространство между унитазом и боковой стенкой – ноги в белых брюках согнуты в коленях, голова запрокинута. На ярко-желтой блузке над левой грудью – кровавое пятно. Гуров наклонился и попытался найти пульс на сонной артерии.

За спиной раздался шорох и какой-то странный всхлип. Гуров недовольно оглянулся. Рядом, схватившись рукой за горло, стояла Марина. Секунду она расширенными глазами смотрела на труп Липатовой, а потом закричала – пронзительно и дико.

Глава 11

– Наконец-то! – воскликнул Крячко, выбираясь из-за стола навстречу Гурову. – Его превосходительство тебя спрашивали. Велели, как появишься, предстать под светлые очи… Ну, как там на улице? Дождь не собирается переставать?

Гуров медленно расстегнул плащ, усыпанный капельками дождя, и, словно позабыв, что нужно делать дальше, присел на край стула, задумчиво уставившись в сумрачное пространство за окном кабинета.

– Тебя только дождь интересует? – спросил он. – Меня вот в первую очередь волнуют показания свидетелей из ночного клуба. А дождь… Кажется, идет. Да, идет, но какие у него планы дальше, я совершенно не представляю.

– Я спросил из вежливости, – пояснил Крячко. – В приличном обществе всегда начинают с погоды. А показания свидетелей меня интересуют даже больше, чем тебя. Пока ты переживал волнующие приключения за кулисами, я ругался с «гориллами» на входе. В результате я ничего, собственно, и не видел. Когда мне удалось прорваться внутрь, все дамы были уже одеты. Это справедливо?

– Нужно было прислушиваться к советам старших товарищей и, хотя бы собираясь в ночной клуб, приодеться, – заметил Гуров, посмеиваясь. – Естественно, тебя приняли за деревенщину, которая баксов и в глаза не видела.

– Какую деревенщину? – возмутился Крячко. – Я показал им свое удостоверение! Стану я тратить на этих прощелыг свои кровные баксы!

– Ну что сказать? – развел руками Гуров. – Жадность фраера сгубила. Кому охота иметь дело с человеком, у которого вместо баксов удостоверение?

– Эта разборчивость теперь выйдет им боком! – пообещал Крячко. – Они меня еще припомнят!

– Лично тебя вряд ли, – сказал Гуров. – Но вообще они получили чувствительный удар. Думаю, теперь им даже высокие покровители не помогут. Убийство так просто не спрячешь. А отсюда и все прочее потянется. Ими уже вплотную занялась налоговая – и, кажется, обнаружила очень много интересного… Однако пойдем, навестим начальство. Я сам обещал Петру доложить обо всем, как только освобожусь.

Генерал Орлов был занят, но, узнав о приходе Гурова, отпустил посетителя. Настроен он был очень серьезно. Пожав оперативникам руки, он сразу перешел к делу.

– Давай, рассказывай! – предложил он Гурову. – Только без ненужных подробностей. Самое основное. И главное, есть ли какие-то улики, какая-то версия, какое-то генеральное направление. В правительстве Москвы очень обеспокоены тем беспределом, который практикуют эти ваши «гуманисты». Сами понимаете, когда грабят состоятельных людей, у власти это вызывает особенно болезненные эмоции. Ограбление Белинкова было последней каплей. Все-таки всероссийская известность! Да что там – его и за границей хорошо знают…

– С такой известностью хорошо бы квартиру на сигнализацию ставить, – ввернул Крячко.

Генерал строго взглянул на него из-под кустистых бровей.

– Хорошо еще преступность свести хотя бы до уровня восемьдесят четвертого года, – ядовито сказал он. – Меня никто не будет спрашивать про сигнализацию. Меня про другое спросят – чем, мол, там у вас ваши бездельники занимаются, почему бандитов не ловят… И потом, ты со своим языком, Стас, не всегда в кон попадаешь. При чем тут сигнализация, когда Белинкова в его присутствии грабили? Думать надо, когда говоришь!

– Виноват, господин генерал! – смущенно сказал Крячко. – Действительно, не подумавши брякнул. Больше не повторится.

– Ладно! – махнул рукой Орлов. – Горбатого, как говорится, могила исправит. В общем, вы меня поняли. Давай, Лева, что там у тебя?

– Присутствовал я сегодня при допросе четверых, – деловито сообщил Гуров. – Некоего Мошковского, охранника Кирилла Старцева и двух стриптизерш, которые знали убитую особенно близко. Мошковский у хозяина «Камиллы» что-то вроде художественного руководителя. Ходит в малиновом пиджаке, шлепает девушек по заду и ругается матом. По сути дела, ничего не сказал – больше выкручивался и туманил мозги. Его волнует не столько само убийство, сколько перспектива закрытия клуба, которая, надо сказать, вырисовывается довольно четко. Похоже, там такая масса финансовых и прочих нарушений, что разгребать придется еще долго. Например, помимо стриптиза, в клубе практиковалась скрытая проституция, причем иногда они брали на работу несовершеннолетних девушек.

27
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru