Пользовательский поиск

Книга Медвежий угол. Страница 52

Кол-во голосов: 0

Гуров не знал, что он ожидал в этот момент увидеть – зверя, разбойников или какую-нибудь лесную нечисть, но что-то вроде этого ему мерещилось, поэтому, когда они продрались сквозь заросли и валежник к тому месту, где находилась Мария, он был даже разочарован. Никого там не было, кроме Марии и обоих собак, живых и здоровых.

Однако Мария несомненно нуждалась в помощи – совершенно бледная и потерянная, она стояла на коленях у груды почерневших от сырости веток. Руки ее были трагически прижаты к груди, головной платок сбился набок, а на длинную юбку налипли грязь и сосновые иголки.

Гуров, чертыхнувшись, спрятал пистолет и хотел подбежать ближе, чтобы помочь Марии подняться, но оба пса тут же оборотили к нему перекошенные от ярости морды и с рычанием преградили путь. О них-то он совсем забыл.

Гуров отступил на шаг. Следовавшие за ним мужчины остановились. И вдруг Крячко тихо сказал, показывая в сторону Марии пальцем:

– Смотри-ка, Лева!.. А ведь это же собака!

Как ни странно, Мария услышала его. Не поворачивая головы, она с болью в голосе сказала:

– Это наш Пиночет. Павел Венедиктович его с собой брал, когда в последний раз уходил…

Это «в последний раз» прозвучало так зловеще, что у Марии перехватило горло. Она умолкла.

Присмотревшись, Гуров увидел, что Мария действительно стоит над останками крупной собаки, кое-как забросанными гнилыми мокрыми ветками. Тело собаки, с потускневшей, свалявшейся шерстью, казалось бесформенной мокрой грудой и уже с трех шагов было почти неразличимо, сливаясь в одно целое с лесным мусором. Видимо, обнаружили своего собрата овчарки – по запаху. И эта находка привела их в состояние агрессивного возбуждения. Они мелко дрожали и смотрели на людей с ненавистью, справедливо полагая, что виновников следует искать именно среди этого племени.

– Мария, уберите собак, – мягко попросил Гуров. – Нам нужно осмотреть тело.

– Чего уж теперь осматривать, – неприязненно сказала Мария, но все-таки поднялась с колен и отозвала собак.

Потом она отошла в сторону и присела на какой-то пень, равнодушно глядя себе под ноги. Верные псы застыли рядом, внимательно наблюдая за каждым движением незнакомых мужчин, но пока не двигаясь с места.

Гуров и Крячко присели возле собачьего трупа и отбросил в стороны прикрывавшие его ветки.

– Такое впечатление, что специально закрывали, – негромко сказал Крячко. – Только поленились до конца дело довести. Посчитали, что никто не найдет. Ну, а найдет, тоже ничего страшного – кому какое дело до собаки! Только собака-то непростая – настоящий лось! Наверняка из крупного калибра срубили.

– Не говори гоп! – перебил его Гуров. – Калибр уже определил!

Он озабоченно осмотрелся по сторонам, будто надеясь прямо сейчас увидеть виновника собачьей гибели.

– Жаль, дождь сильный был… – пробормотал он, качая головой. – Пораньше бы, эх!.. Ладно, ты, давай, ищи входное отверстие, раз ты такой умный, а я тут вокруг пошукаю…

Крячко покорно вздохнул и, выбрав в куче хвороста сук покрепче, принялся ворочать собачью тушу, а Гуров медленно пошел в сторону, внимательно глядя себе под ноги. Сомневаться не приходилось – с охотником Смигой случилась беда. Просто так такие собаки не дохнут. Наверняка ей кто-то в этом помог и, скорее всего, именно с помощью огнестрельного оружия – Крячко тут прав.

Но тогда следом возникал неизбежный вопрос – где сам Смига? Или его тело, что представлялось Гурову гораздо вероятнее. Рассчитывать, что его могли бросить так же просто, как овчарку, не приходилось. Но он не считал, что труп должен быть где-то далеко. Те, кто совершил это страшное дело, вряд ли решатся повторить тот же сценарий, что и в случае Подгайского. Нести покойника по этим буеракам, а потом переправлять в какое-то иное место было слишком тяжело и опасно. В принципе, лучшего места для захоронения, чем этот мертвый лес, и придумывать было нечего. Никто о нем всерьез и не думал, кроме тех, кто уже умер, и алкоголика Легкоступова, о котором, видимо, просто забыли. И уж тем более никому бы и в голову не пришло идти сюда на прогулку или охоту. Гуров был уверен, что тело Смиги должно быть где-то рядом.

Кто провернул это грязное дело и кто был заказчиком, оставалось не вполне ясным. Гуров полагал, что охотника выследили сразу – в то же самый день, когда он обнаружил мертвого Подгайского и, засомневавшись в чем-то, отправился снова в леса. Скорее всего, здесь не могло обойтись без милиции и без тех же цыган. Тело Подгайского поднимал из-под земли Савинов в присутствии Смиги, и он вполне мог сообразить, что охотник подозревает неладное. И Караим со Смолой – не исключено, что их подписали и на второе убийство. В этом плане появление в гостиничном номере цыганки Тамары и ее признание вполне могут оказаться просто ловким ходом. Решив пожертвовать «честным» именем Караима, которому к этому времени было уже все равно, она ненавязчиво подбросила оперативникам мысль насчет Черных болот, где на самом деле нет и не может быть никаких следов. Между цыганами и милицией, конечно, возникло напряжение в связи с убийством Караима, но корыстные интересы взяли верх. Допустить разоблачение убийц не могли ни те, ни другие – слишком большие деньги стояли за всем этим.

А это уже был косвенный ответ на вопрос о возможных заказчиках. Поднять руку на местного охотника было не слишком сложно, но заказать убийство известного ученого могли только очень могущественные люди. Мысль Гурова неизбежно поворачивала, если можно так выразиться, в сторону химического завода в Светлозорске. Однако завод был сейчас слишком далеким и туманным объектом. Гурову казалось, что наиболее реальный способ приблизиться к нему – найти непосредственных исполнителей. Он считал, что, попав в руки независимой от местных властей прокуратуры, преступники долго запираться не станут.

Гуров отошел уже метров на сто от того места, где остались его спутники. Неожиданно его внимание привлек то ли неглубокий овражек, то ли специально вырытый когда-то ров. Склоны его поросли молодыми скрюченными сосенками, а на дне скопилось немало всякого мусора – рыжих сосновых лап, гнилых сучьев, переломанных стволов и камней – на взгляд Гурова, даже чересчур много скопилось. У него сложилось впечатление, что кто-то очень здорово помог мусору перебраться в этот овраг.

52
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru