Пользовательский поиск

Книга Медвежий угол. Страница 42

Кол-во голосов: 0

Гуров подумал и махнул рукой. Шагин, в сущности, был прав – в таком виде идти было некуда. Потом Гурова довольно долго осматривали в отделении, накладывали швы, перевязывали и делали рентген. Наконец повеселевший травматолог объявил Гурову, что он родился в рубашке и счастливо отделался – оказалось, что он таки обнаружил на теле Гурова ножевое ранение. В горячке драки Гуров и не заметил, когда и кто успел его пырнуть. Лезвие распороло кожу на левом боку и воткнулось в ребро, проделав в нем трещину, но это было все.

– Вот сантиметром выше, – жизнерадостно объявил травматолог, – и вы бы уже не спорили, идти вам в отделение или нет. Вас бы туда отвезли. Или сразу в морг. В церковь сходите – в таких случаях свечку ставить положено.

– Я атеист, – сказал Гуров.

Поскольку ничего слишком серьезного врачи у него не обнаружили, Гуров решительно настоял на том, чтобы ему немедленно была предоставлена свобода, и поспешил назад – в кабинет Шагина. Он был весь в бинтах и наклейках и чувствовал себя полным идиотом.

Оказалось, что в кабинете его уже полчаса терпеливо дожидается сержант Калякин. Он смущенно сидел на краешке дивана и рассматривал свои ботинки – похоже, громадного и самоуверенного Шагина он слегка побаивался. При появлении Гурова он с облегчением поднялся и протянул ему листок бумаги.

– Вот, товарищ полковник, – все, как вы просили, – сказал он. – Тут биография этого уркагана и его родственные связи. Его же в розыск не один раз подавали… Я могу идти? Или, может, еще что нужно?

– Спасибо, сержант, – сказал Гуров. – Можешь быть свободен. Кстати, а что твое начальство поделывает? Или Заварзин еще не появился?

– Только что подъехал, – равнодушно ответил Калякин. – Чего-то сразу заперся с Анисимовичем в кабинете. Не знаю, сейчас, может, освободился… А он вам нужен?

– Да нет, пожалуй, – покачал головой Гуров. – Пока без него обойдусь. А что, сержант – у вас в Накате не принято на вызова ездить? Цыгане чуть вашего сотрудника в собственном доме не грохнули, а у вас никто даже пальцем не пошевелил. Как это понимать?

– А бог его знает, – вздохнул Калякин. – Честно, не знаю, чего они сегодня… Могли бы хотя бы мне по рации сообщить. Хорошо, я как раз мимо проезжал. Конечно, один в поле не воин, но все-таки в чувство их маленько привел… Милицию они все-таки чуть-чуть опасаются, цыгане… А вы вот в гражданке были – это для них как красный цвет для быка. Да, нехорошо получилось! Обычно у нас такого не бывает – правда…

«Ну, положим!..» – хотел сказать Гуров, который имел совершенно противоположное мнение о том, что бывает и чего не бывает в Накате, но в этот момент затрещал телефон, и с телефонной станции сообщили, что на проводе Москва. Гуров поспешно схватил трубку, а сержант Калякин на цыпочках вышел из кабинета – в обществе главного врача и столичного полковника он чувствовал себя неловко, хотя, в принципе, ни в чем не был перед ними виноват.

– Здравия желаю! – обрадовано прокричал в трубку Гуров, услышав голос генерала – он не слишком надеялся, что удастся застать Орлова на месте.

– Это Гуров, что ли? – сердито прокричал в ответ генерал. – Ты чего такой довольный? Озадачил, понимаешь, и радуется! Насчет того, что просил, придется пока отложить. Министр считает, что следователя отсюда направлять нет оснований… Ну и что – убийство? Там должен следователь из Светлозорска подъехать – решайте на месте. Ты вообще-то откуда звонишь?

– Из больницы, – проворчал Гуров и раздраженно добавил: – Как это нет оснований? Убили свидетеля, убил милиционер – я же объяснял в прошлый раз…

– Объяснял-объяснял, – скороговоркой отозвался Орлов. – Мне сейчас с тобой дискутировать некогда – у меня важное совещание. Ты сделай вот что – скоренько подготовь отчет поподробнее и отправь его сюда по факсу…

– По какому, к черту, факсу! – сердито сказал Гуров. – Где я тут факс найду? Если тебе некогда, то срочно записывай – я диктую. На этого человека надо немедленно объявить розыск – он может быть причастен к смерти Подгайского. Пишешь?

– Секретаря нашел! – пробурчал генерал. – Так ты что – на сто процентов уверен, что это убийство?

– Убежден в этом, – коротко сказал Гуров. – Доказательств нет.

– Ладно, диктуй! – мрачно распорядился генерал.

Гуров заглянул в листок, который принес Калякин.

– Колобаев Антон Дмитриевич по кличке Смола, тысяча девятьсот шестьдесят восьмого года рождения… – прочел он. – Четырежды судимый…

Когда он закончил, генерал сказал:

– Ладно, сейчас же отдам распоряжение, чтобы этим делом занялись. Но ты и сам шевелись поживее. Местные кадры подключай…

– Местные кадры… – начал Гуров, но тут же махнул рукой. – Ладно, это не телефонный разговор. Пойду факс искать. А ты, Петр, как только по Смоле что-то будет, распорядись, чтобы меня в известность поставили, ладно? Связывайся не через милицию, а через главного врача больницы. Вот его телефон…

Выслушав Гурова, Орлов засопел и не без ехидства сказал:

– Прописался, что ли, там? Поближе к бесплатному харчу?.. Ладно, будь здоров!

Закончив разговор, Гуров с сомнением посмотрел на застиранные рукава своей пижамы. Шагин хохотнул и предложил:

– А то оставайся! Полежать денек-другой тебе сейчас не помешает. Да и целее будешь… Знаешь, что я тут подумал? Вся эта история, по-моему, неспроста. Савинова специально отпустили – в расчете на то, что его цыгане сгоряча прихлопнут и он уже никому и ничего не расскажет. А заодно надеялись, что и приезжему оперу достанется – ведь ты же в любом случае должен был с Савиновым встретиться, верно? А если бы так вышло, то вообще красота – и виноватых, главное, нет. С цыган какой спрос? Наверное, ты и сам сейчас никого из них опознать не сможешь?

– Ты так меня без куска хлеба оставишь, – мрачновато пошутил Гуров. – Шерлок Холмс нашелся! Предполагать можно что угодно – жалко суд не все учитывает! Лучше верни мне имущество – лежать некогда, у меня там Крячко не кормленный…

Когда Гуров в отлично высушенном, но безнадежно испорченном костюме вернулся в гостиницу, его ожидал еще один сюрприз. Крячко в номере не было. Заодно исчез запасной костюм Гурова, в который он как раз рассчитывал облачиться. Не слишком презентабельный пиджачок Стаса висел в шкафу, а мятые брюки выглядывали из-под кровати. Но самое поразительное – документы Крячко и его табельное оружие тоже остались в номере! Причем пистолет самым бесхитростным образом лежал у Крячко под подушкой – слава богу, разряженный.

42

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru