Пользовательский поиск

Книга Медвежий угол. Страница 18

Кол-во голосов: 0

– Да, мы об этом наслышаны, – сказал Гуров. – Так как же с вашими поисками? Говорите, поблизости вы с Подгайским все обшарили и ничего не нашли? Что же вы собирались делать дальше?

– Константин Сергеевич очень тщательно изучил геологические карты района – высоты, почвы, залегания подземных вод… Он предполагал вести поиски немного южнее. Он пришел к такому выводу, сопоставив картографические данные с рассказами одного нашего жителя – охотника Смиги Павла Венедиктовича. Вы слышали о нем? О, это тоже замечательная личность! Угрюмый, но острый и самостоятельный ум. И при это никакого образования. Однако природу знает как свои пять пальцев. Так вот он утверждал, что к северу от Наката лес совсем другой – и растительность отличается и зверья побольше. Выходя на охоту, он никогда не отправится к югу – бесполезно. Да вы, наверное, и сами обратили внимание, как безжизненно выглядят леса поблизости… Короче говоря, обсудив все со Смигой, Подгайский наметил себе сектор на юге, где он собирался вести дальнейшие поиски. Мне известно, что он пытался склонить Смигу к участию в этом мероприятии, но тот заартачился…

– Как понимать – заартачился? – спросил Гуров.

– Смига очень своеобразный человек, – пояснил Фомичев. – Непростой характер. Переубедить его в чем-то невозможно. Если уж он кого-то невзлюбит, то реабилитироваться такому человеку не удастся никогда. А если он что-то решил, перечить уже бесполезно. Так и на этот раз вышло. Подгайский предлагал Смиге вместе отправиться на поиски. Это было где-то числа двадцатого августа… А тот ни в какую! Видишь ли, у него намечена охота, и он уходит на три дня – за лисой, что ли – не помню. Как Подгайский его ни уговаривал – бесполезно. Смига вбил себе в голову, что идет на охоту, и все. И ушел. Подгайский решил больше его не дожидаться. Звал меня… – тут Фомичев развел руками. – Увы, как раз в этот день жене опять стало хуже. Ни о каком походе и речи быть не могло. Подгайский ушел один. А на следующий день его труп нашел возвратившийся из лесов Смига.

– Вам это не показалось странным? – спросил Гуров. – То, что именно Смига его нашел? Какое-то невероятное совпадение, вы не находите?

– Мне другое кажется странным, – понизив голос, сказал Фомичев. – Константин Сергеевич ведь на юг собирался, далеко – километров за сорок, а нашли его совсем рядом в северном направлении. Как это могло случиться? Не мог же он юг с севером спутать!

– Да уж, пожалуй, не мог, – согласился Гуров. – И все-таки, вас не насторожило, что именно Смига нашел тело Подгайского?

– Нет, не насторожило, – слегка озадаченно проговорил Фомичев. – Вы клоните к тому, что Смига мог быть причастен к смерти Подгайского? А с какой стати? Смига никакого отношения к химической промышленности не имеет, никогда ни в каком криминале замешан не был – браконьерство не в счет, на него здесь никто не обращает внимания – с Подгайским он был в прекрасных отношениях… Не вижу, какую выгоду он мог извлечь для себя из смерти Константина Сергеевича… А то, что именно он нашел тело, меня ничуть не удивляет. Смига в лесу как у себя дома – видимо, заметил что-то неладное, заинтересовался… Впрочем, всех подробностей я не знаю. Может, вам лучше с ним самим поговорить?

– Наверное, я так и сделаю, – сказал Гуров. – Когда Павел Венедиктович в очередной раз вернется из леса. Вы ведь в курсе, что в тот же день, когда было обнаружено тело, Смига опять ушел в тайгу?

На лице учителя отразилось неподдельное удивление.

– Не слышал об этом, – признался он. – Хотя, надо сказать, Смига ведет такой замкнутый образ жизни… Так вы хотите сказать, он ушел и до сих пор не вернулся?

– Именно так.

– Странно, – пожал плечами Фомичев. – Хотя… Я же говорю – Смига человек своеобразный. Никто не знает, что у него на уме.

Наступило короткое молчание. Фомичев, не отрываясь, своим серьезным взглядом смотрел на Гурова, словно ждал от него распоряжений. Гуров повернулся в сторону Крячко.

– Ну, видишь, слова Андрея Григорьевича подтверждают твою информацию на сто процентов, – сказал он. – Однозначно надо тебе ехать в Светлозорск.

– Считай, уже еду, – вздохнул Крячко. – А ты что будешь делать? Машину где возьмешь?

– А вам нужна машина? – услужливо спросил Фомичев. – А то у меня есть. «Москвичонок» старенький, правда, но еще вполне бегает – если по ровной дороге…

– В самом деле? – заинтересовался Гуров. – Гм, а что, если… Вы не согласились бы мне завтра помочь, Андрей Григорьевич? Есть у меня намерение осмотреть штольню, в которую упал Подгайский. Глубина там большая – нужен помощник, чтобы, в случае чего, принял какие-то меры.

– Я с превеликим удовольствием! – искренне заявил Фомичев. – Можете мной располагать.

– Тогда подъезжайте завтра к гостинице к шести утpa, – сказал Гуров. – И веревку захватите подлиннее и покрепче. Найдется у вас?

– С этим проблем не будет, – деловито сказал учитель. – Я еще и карту местности захвачу – у меня есть отличные карты! Вся округа как на ладони.

Гуров одобрительно кивнул и, немного подумав, сказал доверительно:

– И, знаете, что еще, Андрей Григорьевич? Пожалуй, не говорите никому, что мы с вами затеяли, ладно? Есть у меня такое ощущение, что будет лучше, если это останется в тайне.

18
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru