Пользовательский поиск

Книга Матерый мент. Содержание - Глава 12

Кол-во голосов: 0

Феоктистов еще раз нырнул в недра сейфа, достал новенькую сотовую трубку PHILIPS и прикинул к ней «штучку». Чуть великовата, но не беда! Это он тем же ножиком подправит, даром, что ли, физтех заканчивал? Там не только головой, но и руками работать обучали. Знать бы, для чего понадобится, усмехнулся Феоктистов. Трубу новую жаль немного, еще ведь и «Макарова» незамазанного с концами отдать придется, хорошо, он мужик запасливый. Но для милого дружка – хоть сережку из ушка! И штука баксов ушла, но по-другому этот придурок и заподозрить мог чего. Геннадий Федорович весело расхохотался – дорого обходится карамышевский птенчик! При жизни сплошные затраты, и в ящик задешево не уложишь. Ну, хоть по пути на тот свет полезное дело сделает!

Он сам вчера удивился, поняв, что главное чувство его после беседы с Гуровым – досада на покойного Мещерякова. Ничего нельзя этим неумехам поручить! И сказал же ведь ему при инструктаже: не жадничай, немедля выброси «ствол»! Когда мобильник вручал, повторил еще: «Сначала избавься от пистолета, потом позвони мне и доложи о результате акции». Хоть бы из машины вылез перед отзвоном, дебил. Но серьезно Феоктистова это не обеспокоило. Он отвечает за своих сотрудников, пока они на работе. На досуге пусть хоть пол-Москвы перестреляют! Никаких реальных выходов на него у этого мента с претензией на элегантность нет и быть не может: Мещерякова сейчас в другом месте допрашивают. Специалисты с копытами. А Игоря он на всякий случай впрямь в отпуск отправит, недели на две. Совершенно непонятен, правда, был назойливый интерес Гурова к информации по кадрам, но пусть его! Самое важное хранится в закрытых файлах, и никаким ментам туда не добраться. Не ментам – тоже.

Но вот сегодняшний кавалерийский наскок Гурова на Олега его обеспокоил. Все прекрасно укладывалось бы в схему: тупая милицейская скотина грозно мычит и роет рогом землю по причине полной неспособности сделать что-то поумнее, если бы не два момента. То, что ему было известно о полковнике Гурове, совершенно не вязалось с его поведением. Значит, играет, пудрит мозги. Зачем? И главное, с какого бока здесь Алаторцев? Почему это вдруг Гуров его портретом у Олега перед носом размахивал? Да еще фамилию называл... А этого инфантильного неврастеника Олега он вышвырнет. С кем работать, прости господи?! Барахло, а не люди.

Феоктистов еще не знал, что его доморощенный киллер вдвойне спортачил: Ветлугин умер не мгновенно. Алаторцев ему пока этого не сообщил. Иначе Геннадий Федорович беспокоился бы куда сильнее...

Но и без того хватало. Особенно, когда ближе к вечеру он узнал о пожаре в ИРК. Как и Лев Гуров, Геннадий Феоктистов в совпадения не верил. Что-то в налаженном механизме засбоило. И сейчас он решал вопрос: стоит ли немедленно связаться с Алаторцевым? Или нет?

Глава 12

Утром Гуров и Крячко сидели друг напротив друга в своем, знакомом до пятнышек на линолеуме, кабинете и ждали звонка. Станислав только что закончил монтировать параллельный аппарат, слушать предполагалось на пару. Телефон ожил ровно в девять. Крячко дождался пятикратного зуммера и снял трубку:

– Полковник Крячко у телефона. Говорите.

– Добрый день, Станислав Васильевич, – голос в трубке был лишен всяких индивидуальных особенностей, казалось, говорит автоответчик точного времени. – Вы получили наш подарок, не так ли? Кстати, попросите Льва Ивановича снять трубку параллельного телефона. Разговор касается и его. Побеседуем втроем. И еще: не тратьте времени и сил на засечку нашего номера. Вам это не удастся. Есть, знаете ли, способы... Кроме того, это попросту излишне.

Крячко кивком указал Гурову на параллельную трубку и спросил:

– Кто вы? Чего вы хотите?

– Первый вопрос преждевременен. Хотим встретиться с одним из вас. По вашему выбору, – последовала небольшая пауза. – Но на наших условиях и территории.

Гуров жестом остановил Станислава и вступил в этот странноватый разговор:

– Это полковник Гуров. Поздравляю, вы очень догадливы. Чего мы можем ожидать от предлагаемой встречи? О каких условиях идет речь?

– Мы хотим поделиться с вами информацией. И некоторыми своими соображениями.

– Стоп. Прежде всего – ваша информация имеет отношение к смерти академика Ветлугина?

– Опосредованное. Для нас далеко не главное. Но вы не дослушали. Условия простые: вы вдвоем садитесь на десятичасовую тульскую электричку на Курском вокзале. В третий от головы вагон. В пути к вам подойдут наши, – недолгая пауза, – представители. Они знают вас в лицо. После этого кто-то из вас останется с ними, а второй проследует дальше. К нему тоже подойдут. Но позже. С ним поговорят. Недолго, вряд ли больше часа. Когда он покинет место встречи, – опять пауза, – без нежелательных эксцессов, наши представители предоставят его другу возможность отправиться куда угодно.

Гуров и Крячко переглянулись. Станислав со сдержанным раздражением проговорил в свою трубку:

– И для чего эти романтические сложности? Что, в детстве «Рокамболя» начитались? В заложников поиграть захотелось?

– Господа офицеры, у вас есть начальство, не так ли? И его приказы обсуждать не принято. У нас тоже есть понятия «приказа» и «дисциплины». Скажем начистоту – мы представители двух враждующих сторон, хотя прямых военных действий сейчас не ведем. Мы не знаем, станете ли вы докладывать своему начальству о нашем предложении. Склонен думать, что не станете. Но... Мы не знаем, что могут приказать вам в противном случае. Однако мы помним, что за вами стоит государство, и не настолько глупы, чтобы недооценивать его силы и возможности. Мы просто подстраховываемся.

– В каком виде мы получим информацию? Документы, свидетельские показания, фотографии, файлы – что? Чего вы хотите взамен? – Сыщик с нетерпением ждал ответа.

– Взамен – ничего. Мы не на базаре. Только ваши действия, логично вытекающие из этой информации. Никаких документов, вообще – ничего материального. Лишь откровенный разговор с умным человеком, занимающим высокое положение, обеспокоенным некоторыми событиями и желающим положить им конец.

– Нашими руками? – В голосе Крячко опять прорвалось раздражение. – За кого вы нас принимаете?

– За умных и грамотных профессионалов. Не ошибаемся, надеюсь? – в тоне их невидимого собеседника впервые прозвучали человеческие интонации. Ирония...

Глядя на Станислава, Гуров приложил палец к губам и отрицательно покачал головой. Именно последние фразы неизвестного окончательно убедили его. Им не предлагали информационного «наливного яблочка» на позолоченном блюдечке. Подобное однозначно указывало бы на ловушку. Это не было похоже на приманку в мышеловке, скорее на правду. И диковатое условие с добровольным заложничеством тоже говорило о серьезности намерений оппонентов. Лев Иванович даже ощутил что-то вроде приятного толчка гордости за родную контору. Надо же, считают, что нас со Станиславом чуть ли не из космоса пасут и до их логова по нашим свежим следам добраться могут... Уважают, гадюки подколодные!

Он вопросительно взглянул на Станислава, поймал его кивок – какой же молодец, без слов все понимает – и твердо сказал:

– Согласны, – после чего, не дожидаясь ответа, положил трубку.

– Хоть бы для вида посоветовался, – улыбнулся Крячко. – Лады, мой железный конь заправлен под завязку, а на Курском платная стоянка хорошая. Поехали, время поджимает. Кто в логово, а кто в заложники? Монетку кидать будем или как?

– Должны же у начальства привилегии быть, – теперь улыбался уже Лев. – Так что в логово – я. И не надо споров.

– Оружие, конечно, не берем, Пете ни звука не говорим... А кто-то ругал меня вчера: «без подстраховки» и все прочее, – передразнил Гурова Станислав. – Вот изготовят из нас два симпатичных трупа... Может такое случиться, как считаешь?

– Это вряд ли. Смысла нет заморочки накручивать, уконтропупить нас и без «Рокамболя» можно.

– Вот и мне так мерещится, – согласился Крячко. – Эк они нас боятся, ей-богу, даже приятно, а?

39
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru