Пользовательский поиск

Книга Лекарство от жизни. Содержание - Глава 10

Кол-во голосов: 0

Глава 10

Всю дорогу до конспиративной квартиры, куда Гуров решил отвезти Лену, Станислав тщетно пытался доказать ей бескорыстность своих поступков. Лена не желала принимать аргументы Крячко. Она была страшно зла на Станислава за его ложь и не хотела ничего слушать.

Гуров не следил за ходом разговора на заднем сиденье машины. Он думал о том, как найти Терентьева. Обыск не дал результатов, но Гуров все равно был уверен, что Виктор находится где-то поблизости.

Полковник прекрасно понимал, что Запашный не рискнет просто устранить Терентьева, зная, на кого тот работает. Доктор просто вывел его из игры и спрятал до той поры, пока положение не станет критическим.

Запашный не был богом. Он действовал хитро и нагло, но не делать ошибок не мог. Именно одна из них – когда произошли два сходных убийства с интервалом в один день – и позволила Гурову выйти на след Запашного как организатора преступлений.

В ситуации с Терентьевым доктору пришлось действовать слишком поспешно. Видимо, он перепугался, узнав, что в его клинике находится человек Гурова. Иначе Запашный ни за что не спрятал бы Терентьева. Обезвредить Виктора можно было и не так безграмотно.

Подвела доктора ненужная спешка. Но он не знал, что у Гурова нет доказательств его преступной деятельности. Или, наоборот, был совершенно уверен, что полковнику его не достать. Сегодняшний блеф Гурова мог все изменить. По крайней мере, полковник очень надеялся на это.

Раздумывая о том, какую ошибку мог сделать в спешке Запашный, что позволила бы найти Терентьева, Гуров вдруг понял, насколько все просто. От своей догадки Гуров рассмеялся, чем вызвал удивление попутчиков.

– Леночка, – спросил полковник, не поворачивая головы, – скажите, а кто из персонала оставался в клинике на ночь?

– Это можно считать началом допроса? – раздраженно поинтересовалась женщина.

– Вы, наверное, не слишком внимательно слушали Стаса, раз задаете такие вопросы, – улыбнулся Гуров, бросив взгляд в зеркало заднего вида. – Даже я, хотя и думал совершенно о другом, услышал объяснения Станислава о настоящем лице Запашного. Под маской доктора скрывается хладнокровный преступник. И мы увезли вас из клиники не для допроса. Вы, Леночка, слишком много знаете о том, когда каждый больной поступал в клинику и когда он из нее выписывался. Эта информация будет являться одним из подтверждений причастности Запашного к организации убийств. Поэтому находиться в клинике стало для вас опасно. Запашный в любой момент может решить, что такой свидетель угрожает его свободе и благополучию. А мы не можем допустить вашей гибели.

Вся эта тирада была произнесена таким простым и будничным тоном, что подействовала на Елену словно ушат холодной воды. Ни один из горячих доводов Станислава такого впечатления не произвел. Женщина задумалась: не могли же оба этих человека быть сумасшедшими?! К тому же у них и ордер прокурора на обыск был…

– Врете вы все, – с сомнением проговорила Лена. – Какой из Владимира Игоревича преступник, да еще и убийца? Он же добрейшей души человек!

– А преступник и не обязан непременно бегать по улицам с кинжалом в зубах. Чикатило вон тоже считался скромным учителем и добрейшей души человеком, пока его не арестовали, – жестко проговорил Гуров и добавил, уже мягче: – Лена, поймите, спрашиваю я вас не из праздного любопытства. У меня нет времени, чтобы доказывать вам вину Запашного. Да мне и не нужно, чтобы вы верили мне. Просто скажите, кто из персонала дежурил сегодня ночью? Пропал Виктор Терентьев. Если он жив еще, то от вас зависит его судьба. Если он мертв, то мы хоть сумеем отомстить за него, арестовав Запашного.

– Да жив ваш Виктор! – все еще не в силах справиться с раздражением, проговорила Елена. – Вчера его только перед тем, как домой идти, видела. Спит сейчас, наверное, где-нибудь у подружки под боком…

– Лена, хватит валять дурака! – Гуров едва сдержался, чтобы не накричать на эту женщину, которую приходится так долго уговаривать ответить на элементарный вопрос. – Просто скажите мне, кто вчера оставался в клинике.

Такая резкая перемена, происшедшая с Гуровым, напугала Лену. Гонору в ее голосе мгновенно поубавилось, и она торопливо назвала четыре фамилии тех, кто дежурил в клинике Запашного минувшей ночью. Это были две медсестры и два охранника.

– И что это тебе даст? – скептически отнесся Станислав к полученной информации. Он наклонился к плечу Гурова. – Ты думаешь, что кто-нибудь из этой четверки заговорит?

– А ты думаешь, что в клинике доктора работают одни соучастники его преступлений? – ответил вопросом на вопрос полковник и кивнул головой в сторону Лены.

– Нет, конечно! – сразу стушевался Крячко.

– Вот тогда и молчи, – Гуров остановил машину около стоянки, где перед визитом в клинику Крячко оставил свой «Мерседес». – Запашный не мог предвидеть всего. Терентьева он обезвреживал в спешке, иначе делал бы все по-другому. Четверо людей были вчера в больнице и должны были что-то видеть или слышать. Запашный им, конечно, соврал, стараясь объяснить происходящее. Вот твоей задачей на ближайшее время и будет найти этих людей и выяснить, что они вчера видели. Все. Выполняй! О Лене можешь не беспокоиться.

Гуров обернулся на заднее сиденье.

– Леночка, напишите Стасу адреса этих людей. Только постарайтесь, пожалуйста, не ошибиться.

Пока Лена вспоминала адреса тех служащих, что дежурили в эту ночь, Гуров и Крячко вышли из машины. Полковник собирался кратко рассказать Станиславу, что он задумал. Гуров считал, что Лене лучше этого не слышать. Он повел Станислава в сторону стоянки и все рассказал, пока они шли до ворот.

– Вот так, Стас, – закончил Гуров. – Попали, на ровном месте и мордой об асфальт. Запашный вновь опередил нас. Похоже, он уже обработал Виктора, и, если мы его не найдем, все может кончиться плохо. Тебе нужно успеть.

– Я одного не пойму, – в сердцах проговорил Крячко, ударив кулаком по своей ладони, – как этот чокнутый доктор умудряется заставить людей выполнять его приказы?!

– Если учитывать те методы, которыми он пользуется при лечении, – задумчиво сказал Гуров, словно размышляя вслух, – то вполне вероятно, что Запашный использует «Невралгон» для того, чтобы человек абсолютно расслабился и не сопротивлялся. Затем он должен погрузить пациента в транс и под гипнозом навязать ему свою волю.

55
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru