Пользовательский поиск

Книга Лекарство от жизни. Содержание - Глава 8

Кол-во голосов: 0

Андрей углубился в рассуждения о слабом характере людей, о вреде водки и об особых качествах Запашного. Причем делал это так увлеченно, что не заметил, как Терентьев утратил интерес к разговору.

Виктор последние два дня только и думал о том, как Запашный заставляет совершать убийства, а потом сводить счеты с собственной жизнью. В том, что доктор виновен в этом, Терентьев не сомневался – если Гуров сказал, что такое может быть, значит, так оно и есть! Он считал мнение полковника конечной инстанцией. Абсолютно непогрешимой и поэтому единственной.

Теперь Виктор решил, что нашел ей обоснование. Когда Андрей сказал о «своем лекарстве», Терентьев сопоставил его слова с тем, что увидел в клинике, и пришел к тривиальному выводу – это лекарство должно быть сильнодействующим наркотиком. Накачав этим наркотиком больного, Запашный лишал того воли и заставлял делать то, «что доктор прописал».

Терентьев выскочил из палаты, даже не обратив внимания на то, что Андрей еще не закончил говорить. Он был в таком восторге от своей догадливости, что решил отложить выполнение поручения Крячко.

Виктор подумал, что теперь искать связь между Запашным и Гавриловым нет смысла. Надо отыскать наркотики у Запашного и прижать после этого доктора так, чтобы тот уже не смог отпереться. Запашный будет вынужден признать свои преступления, чтобы ему сбавили срок на суде.

Оставалось только определить, где Запашный хранит свое особо секретное «лекарство». Кабинет доктора для таких целей явно не подходил. Любой здравомыслящий человек поймет, что если случится провал и наркотик найдут в кабинете, то отказаться от него доктор не сможет.

Терентьев понял, что хранить наркотики нужно в таком месте, куда ходит множество человек. Тогда, если их найдут, Запашный сможет приписать их хранение кому угодно. Тем более что и объяснение наличию наркотиков вполне естественное: в клинике лечат наркоманов, а кто-то из персонала решил подзаработать и продавал наркотики больным. Поэтому и лечение не всегда успешное.

Вот тут в своих рассуждениях Виктор зашел в тупик. Он не мог представить себе такого места. Ординаторская не подходила. Хотя бы потому, что там всегда кто-то был, и достать наркотики незаметно Запашному не удалось бы ни за что.

По той же причине отпадала и процедурная. Склад медикаментов не подходил из-за того, что первая же ревизия обнаружила бы там наркотик. Да на складе, кроме сестры-хозяйки, и не бывает никого. Остальные помещения клиники подходили и того меньше.

Другим вариантом хранения могло бы быть помещение, в котором вообще мало кто бывает. Например, подвал. Если там что-то и найдут, то привязать находку к конкретному человеку будет сложно. Наркотики конфискуют. Потом заведут уголовное дело, но оно постепенно замнется «за недостатком улик».

Уже почти уверенный, что это так и есть, надо только проследить, как Запашный забирает наркотики из подвала, Виктор вдруг понял, что и в этой версии есть слабое место.

Дело в том, что дверь в подвал постоянно заперта. У кого находился от нее ключ, Терентьев не знал. Но это означало, что доступ в подвальные помещения ограничен, и попасть туда могут лишь два-три человека, а значит, и истинного владельца наркотиков установить было проще. Запашный не стал бы рисковать.

Впрочем, придя к столь неутешительным выводам. Виктор не расстроился. Он решил, что будет следить за доктором до тех пор, пока тот не приведет его к своему хранилищу.

Терентьев не оставил своих предположений и тогда, когда вспомнил, что в таких клиниках применение некоторых наркотиков разрешено. Они служат для облегчения страданий наркоманам во время так называемых ломок.

Виктор решил, что те препараты, которыми пользуется Запашный, не входят в число разрешенных. Иначе доктор не смог бы добиваться такого эффекта при подготовке киллеров. То, что у него хранится, должно быть каким-то супернаркотиком, подавляющим волю человека.

Раздумывая над этим, Виктор бродил по пустынным коридорам клиники. Сейчас было время послеобеденного отдыха: пожалуй, единственный пробел в жестком распорядке дня, когда каждый мог заниматься тем, что придет ему в голову. Однако больные после обеда в большинстве своем предпочитали спать.

Все палаты, расположенные на втором этаже, выходили окнами на задний двор клиники. Несвижский переулок можно было рассмотреть только из комнат для отдыха да просторного холла, что был расположен в середине второго этажа.

Холл был заставлен множеством растении в кадках и горшках, что создавало иллюзию этакого ботанического сада под крышей. Кое-где среди растений были в беспорядке расставлены мягкие кушетки и кресла, а на одной из стен висели огромные часы.

Терентьев не стал садиться и подошел к окну. Он оперся о подоконник и отсутствующим взглядом посмотрел на фонтан, где недавно сидел Крячко. Виктор уже и не вспоминал о полковнике. Все его мысли были заняты доктором Запашным и его наркотиком.

Терентьев простоял так довольно долго. Он никак не мог придумать, как осуществить задуманное, и это злило его. Он уже собрался в палату, чтобы уговорить Андрея поиграть в бильярд, дабы отвлечься, как увидел, что в ворота клиники входит посетитель.

Отсюда, со второго этажа, Терентьеву показалось, что это вновь вернулся Станислав – настолько они были похожи. Но, присмотревшись внимательней, Виктор понял, что ошибся.

Человек, что шел по двору клиники, в отличие от Крячко был одет в строгий костюм. Да и двигался он не так. Про таких людей злые языки говорят: ходит, как в штаны наложил. Посетитель почувствовал на себе взгляд Терентьева и посмотрел наверх, заслонившись ладонью от солнца.

Виктор старательно отвел взгляд в сторону, стараясь скрыть возбуждение. Ему не нужно было доставать фотографию. Память на лица у Терентьева всегда была превосходная, и он в одну секунду узнал этого человека – в клинику приехал Гаврилов. В одно мгновение Виктор вспомнил все инструкции Крячко и порадовался, что не придется теперь расспрашивать о Гаврилове больных и персонал.

Едва Гаврилов вошел, как Терентьев отпрянул от окна и поспешил к лестнице. Виктор торопился спуститься на первый этаж, чтобы застать Гаврилова еще в холле. В том, что бизнесмен приехал на встречу с Запашным, Терентьев не сомневался. Он торопливо спускался по ступенькам, стараясь успеть услышать хотя бы начало разговора посетителя и доктора.

40
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru