Пользовательский поиск

Книга Кремлевский туз. Содержание - Глава 20

Кол-во голосов: 0

– А в чем, собственно, проблема? У меня эта секретность вот где сидит! Класс «люкс»! Проторчали в этой консервной банке, суточные нищенские... А ради чего, спрашивается? Полковнику все равно не помогли. Да он и один бы справился... Нет, в следующий раз вы меня в круиз не заманите!

– Не скули! – добродушно сказал ему Баранов. – Из Неаполя домой самолетом рванем, спецрейсом, я уже с руководством договорился. – Он обернулся к хозяину каюты: – Так что извини, друг, мы только до Неаполя. Дальше на нас можешь не рассчитывать.

– А дальше и не надо, – ответил Крячко. – Штука вот какая. Есть серьезные подозрения, что тут ребята контрабанду затарили. Наши старые знакомые. Вернее, знакомый один, но у меня такое чувство, что я эту компанию всю жизнь знаю. Так вот, пока я еще с ними в хороших отношениях пребывал, мне их девочки между делом обмолвились, что они этим маршрутом третий раз плывут. Сначала я не придал этому большого значения, но потом, когда приспичило, вспомнил одну интересную деталь... – Он обвел всех загадочным взглядом и принялся вскрывать банку с пивом.

– Стас, не разбегайся – прыгай! – взмолился Гуров. – Ты же не сказку рассказываешь!

– Так вот, я и говорю, – невозмутимо продолжил Крячко, сделав большой глоток из банки. – Интересная деталь. Древний город Мессина на Сицилии. У «Гермеса» там стоянка. Пассажирам предлагается экскурсия в город.

– И что же тут интересного? – вырвалось у Баранова.

– А то, что девушки простодушно обмолвились, что Мессину они не видели. На берег в Мессине сходили мужчины, а подруг оставили сидеть на теплоходе.

– И что же из этого следует? – настороженно спросил Баранов.

– Может быть, и ничего, – пожал плечами Крячко. – Только во всех других портах они выходили все вместе.

Гуров сообразил первым.

– Ты думаешь, что в Мессине у них налаженный канал сбыта? – заинтересованно спросил он.

– Предполагаю, – скромно ответил Крячко. – Во всяком случае, эту мысль стоит проверить. Вот увидите, в Мессине они непременно сойдут на берег. Главное, не проворонить, когда они будут выносить товар. Но тут следует помнить, что товар, скорее всего, не у них, а у бравого помощника капитана по фамилии Серегин. Я выяснял, он у них тут отвечает за погрузку-разгрузку, так что насчет припрятать что-нибудь – ему все карты в руки, как говорится. Запросто могут нас вокруг пальца обвести. Поэтому я и хотел бы, чтобы твои ребята нас поддержали, – обратился он к Баранову.

Тот допил пиво и швырнул банку в коробку, стоящую на полу.

– Честно говоря, все это на авантюру смахивает, – сказал он. – На художественную самодеятельность. За такие дела можно звездочек лишиться. А если у вас имеются подозрения насчет контрабанды – доложите капитану. Самое разумное решение в данном случае, между прочим.

– Что-то сам ты не пошел к капитану выяснять, что за птицы плывут у него на борту! – вмешался Гуров. – Выказал заочно недоверие. А если капитан проговорится о контрабанде?

– Ну ты сравнил, Лев Иванович! – покачал головой Баранов. – Во-первых, за то дело я отвечал лично. И у меня приказ был. Во-вторых, капитан может нас запросто послать, и что ты тогда будешь делать? Он здесь хозяин, а у тебя, хочу напомнить, никаких полномочий на досмотр корабля и пассажиров и в помине не имеется. Даже удостоверения с собой нет.

– Зато у тебя есть, – сказал Гуров. – Неужели ты вот так спокойно можешь отпустить преступников? Ты же на Интерпол работаешь!

– У меня конкретный приказ, – упрямо произнес Баранов.

Наступило молчание. Не глядя друг на друга, все тянули пиво. Вдруг один из команды Баранова сказал:

– А может, поможем мужикам, Анатольич? Все равно ведь груши околачиваем. Хоть разомнемся маленько!

– Ага, а потом нас разомнут! – с угрозой сказал Баранов. – Между прочим, этой контрабанды никто и в глаза не видел. Одни разговоры. Сунемся в дерьмо по самые ноздри, а потом что? Нам еще по нашей основной разработке отдуваться, – он зловеще усмехнулся. – Еще объяснять, как получилось, что товарищ полковник едва не погиб при исполнении...

– За это я сам отвечу, – перебил его Гуров. – Да и вообще, не думаю, что будут какие-то претензии. В конце концов, фамилии тех, кто должен был выйти на контакт с киллером, названы, а ведь это главное.

– Это тебе так кажется, – зло сказал Баранов. – Может, для тебя это и главное, может, для господина Сапко главное, а у нас все только начинается. Вся долговременная бодяга. Рука отсохнет отписываться. А то ты не знаешь, как это бывает.

– Так я понял, что писать ты мастер, – с невинным видом сказал Гуров.

Баранов с упреком посмотрел на него, помолчал еще немного и вдруг сказал:

– Вообще-то мы могли бы вам помочь, если у вас что-то толковое нарисовалось... Чтобы в дураках потом не ходить.

– У нас комар носа не подточит! – обрадованно провозгласил Крячко. – Я все продумал!

– Ну, раз продумал, докладывай! – сурово сказал Баранов.

Крячко придвинулся поближе, напустил на себя чрезвычайно деловой вид и приступил к докладу:

– Значит, слушайте меня внимательно...

Глава 20

«Гермес» уже несколько часов стоял на рейде порта Мессины. Желающие прогуляться были отправлены на берег катерами, но большинство уже вернулось на корабль. Стояла необычайно жаркая погода – даже опустившаяся на Сицилию ночь была наполнена горячим дыханием южного ветра, несущего с собой запах нефти и рыбы.

До отхода судна оставалось еще много времени – сниматься с якоря оно должно было утром, – поэтому отсутствие некоторых пассажиров не вызвало ни у кого тревоги. Тревожился только Гуров, потому что среди не вернувшихся были Великанов, его толстый дружок и Стас Крячко.

Вообще-то все пока укладывалось в рамки плана, который накануне изложил Стас. Гуров вынужден был признать, что Крячко времени зря не терял и обложил Великанова довольно плотно. Во всяком случае, до сих пор они могли контролировать ситуацию с опережением и постоянно держали в поле зрения всю подозрительную компанию.

Прежде всего их интересовали оба толстых дружка, а они, как и предполагал Стас, изъявили желание едва ли не первыми сойти на берег легендарной Сицилии. Крячко демонстративно присоединился к той же группе пассажиров, чем вверг Великанова в самое мрачное расположение духа.

Он последовал за ними на берег, но не это было основной частью его плана. Великанов и его дружок отправились в Мессину налегке – это было очевидно. Скорее всего, они лишь должны были провести с кем-то предварительные переговоры и назначить место встречи. Четвертый помощник капитана Серегин оставался на борту и, кажется, даже не замечал, что за бортом у него Сицилия. Великановские девчонки заперлись у себя в каюте и, похоже, предались пьянству. Это могло быть уловкой, и один из ребят Баранова незаметно присматривал за ними.

Остальные прохаживались по кораблю, подмечая все, что могло бы иметь какое-то отношение к замыслам великановской группы. Однако сонный палящий день не преподнес никаких сюрпризов. Оставалось надеяться, что все произойдет ночью.

Собственно, Крячко это тоже предвидел. Он рассуждал примерно так – Великанов уверен, что Гуров из игры выбыл. Весь теплоход уже знал, что какой-то красавец полковник едва не погиб, вывалившись ночью за борт, а какая-то девушка его спасла. История романтическая и почти сказочная – будет о чем вспомнить. А Великанову она позволяет даже слегка расслабиться. У него, как он считает, осталась одна забота – Крячко. А его он попытается поводить за нос – отвлечь на себя. Будет до упора слоняться по портовым притонам, в то время как главные события будут разворачиваться, конечно же, на судне.

Вот только он не догадывается, что Гуров уже в форме, а про четверку Баранова не знает вообще. Между тем у людей Баранова имелось в наличии даже оружие – Гуров выяснил это в последний момент. Но всего этого не знал Великанов.

Гуров стоял возле борта в том месте, куда не падали лучи света, и задумчиво рассматривал близкий берег. Там горели огни и слышался шум каких-то механизмов. На фоне городского зарева вырисовывались гордые силуэты кораблей, стоящих у причала.

41
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru