Пользовательский поиск

Книга Кремлевский туз. Содержание - Глава 9

Кол-во голосов: 0

Остальные пассажиры тоже потянулись в ресторан. Возле бассейна почти никого не осталось. На Великанова уже никто не обращал внимания. Он уныло плавал от одной лесенки к другой, похожий на самоубийцу-неудачника, и с непонятной тоской посматривал на группку лежащих на краю бассейна загорелых девчонок, которые, судя по их фигурам, вообще еще ни разу в жизни не завтракали и не собирались этого делать и впредь.

Крячко понял, что для разговора удачнее момента не придумаешь, и тут же нырнул в бассейн. Он подплыл к висящему на поручне лестницы Великанову и услышал его умоляющий шепот:

– Слышь, мужик, выручи, а? Я в таком залете... Я, понимаешь, трусы потерял – теперь как вылезать, не знаю. В этот халат все видно. Неудобно все-таки – бабы кругом. Может, сгоняешь ко мне в каюту?

И в этот момент он узнал Крячко. Выпустил из рук поручень и пошел на дно. Стас успел ухватить его за рукав халата и извлек на поверхность.

– Привет, Великанов! – весело сказал он.

– П-п-привет! – пробормотал тот, пуская пузыри и глядя на Крячко со священным ужасом. – Т-то ес-сь, з-з-дравств... – Появление в бассейне оперуполномоченного ввергло его в шок.

– Говорят, у тебя, Великанов, дела в гору пошли? – как ни в чем не бывало осведомился Крячко. – Рулетку завел, говорят – денег куры не клюют... А трусов не имеешь!

– Так я ж говорю, слетели! – плачущим голосом объяснил Великанов. – Резинка слабая оказалась...

– То-то, резинка! – назидательно заметил Крячко. – Бог шельму метит! Чего же ты от меня хочешь?

– Так, это... Может, дойдете до каюты, товарищ полковник? – захныкал Великанов. – Тысячу баксов даю, честное слово!

– Ага, купить меня хочешь! – обрадовался Крячко. – Так и запишем.

– Да я не в том смысле! – испугался Великанов. – Просто по-мужски... выручите, а?

– Так бы и говорил! – строго произнес Крячко. – А то баксы! Ты вообще-то чего на «Гермесе» делаешь, Великанов?

Бизнесмен почему-то после этого вопроса сник.

– Так я, это... отдыхаю, типа... – льстиво улыбаясь, пробормотал он.

– Перетрудился, значит! – констатировал Крячко. – Понятно. Ну и как отдыхается?

– Сами видите, – печально вздохнул Великанов. – А вы тут всем отделом, что ли? По профсоюзной линии? Я тут Гурова видал, Льва Ивановича.

Крячко наклонился к самому уху толстяка и внушительно сказал:

– Хочешь, чтобы я тебе белье принес? Тогда слушай меня внимательно! Никакого Гурова ты тут в глаза не видел! С пьяных глаз тебе привиделось, понял? И только попробуй со мной спорить – я тебе, Великанов, такую веселую жизнь устрою – ты меня до гроба запомнишь!

Великанов смотрел на него округлившимися глазами и едва дышал. Его круглое лицо наливалось бледностью.

– Я про тебя много чего знаю! – вдохновленный успешным началом, продолжал Крячко. – Стоит тебе пикнуть, и ты, считай, пропал!..

Великанов держался на поверхности воды, но все равно изо рта его вырвалось какое-то жалкое бульканье. С огромным трудом он сумел вымолвить:

– Товарищ полковник!.. Да я же... Да как же... Да я как могила!.. Ничего не видел, ничего не слышал – мамой клянусь!

– Смотри у меня! – грозно сказал Крячко. – Ты у меня на мушке! – И, посчитав свою миссию выполненной, добавил благодушно: – Ну, говори номер каюты – выручу тебя, что же делать!

– Не надо! – вдруг быстро сказал Великанов и с прытью, какой Крячко от него никак не мог ожидать, взлетел по лесенке на край бассейна. – Я уж сам! Не беспокойтесь, товарищ полковник! Все путем! А насчет прочего – Великанов могила, не сомневайтесь!

– Э, постой! – сказал озадаченный Крячко.

Но Великанов уже мчался прочь, махнув рукой на дефекты своего туалета, на юных прелестниц, греющихся под солнцем, на свои босые ноги и совершенно дикий вид – он только придерживал на бегу непослушные полы мокрого халата, чтобы не выглядеть совсем уж экзотически, и все прибавлял ходу. Потом он спустился по трапу и пропал из поля зрения. Крячко почесал затылок и произнес под нос классическую фразу:

– Е-мое, что же это я сделал-то?

В некоторой растерянности он сделал несколько кругов по пустому бассейну, пытаясь разглядеть, что покоится на его дне, но почему-то ничего не увидел и вылез наверх. Хотелось есть, и Крячко, растершись полотенцем, принялся одеваться. Одна мысль не давала ему сейчас покоя – чего так испугался Великанов? Было просто необходимо как можно скорее обсудить этот вопрос с Гуровым.

Глава 9

В это утро, кажется, все без исключения пассажиры высыпали на палубу и теперь с жадным нетерпением вглядывались в голубую дымку, окутавшую долгожданные берега. «Гермес» входил в пролив Босфор.

Гуров стоял у борта и тоже любовался панорамой, открывавшейся взору. Не так уж долго продолжалось его морское путешествие, но вид суши почему-то несказанно обрадовал Гурова, хотя в голове его при этом непрестанно вертелась одна и та же строчка из старой песни: «Не нужен нам берег турецкий...»

«Видимо, я неисправимо сухопутный человек, – подумал он. – Да и большинство собравшихся тут, наверное, из той же породы. Каких-то три дня прошло, а всем уже хочется ощутить под ногами не зыбкую палубу, а твердь земли – пускай даже турецкой. Конечно, дело не только в этом. Прельщает возможность полюбопытствовать на чужие края, пощелкать друг друга на фоне минаретов, купить какой-нибудь экзотический сувенир... Мне, наверное, тоже стоило бы этим заняться, только есть дела и поважнее. Не исключено, что „компания“ сделает высадку в Стамбуле, и было бы неплохо щелкнуть кого-нибудь из них на фоне минарета. Наверняка Баранов найдет возможность связаться отсюда со своим руководством... Надо же наконец узнать, с кем нам приходится делить эту скорлупку».

Баранов не проявлял пока особой активности. Гурову даже показалось, что подполковник заметно остыл к собственной затее. На теплоходе за эти три дня ровным счетом ничего необычного не произошло, и Баранов, кажется, уверился, что так будет продолжаться и дальше. Гуров после совещания с Крячко все-таки разыскал его и передал ту скудную информацию, которую ему удалось раздобыть в классе «люкс». Баранов, который, как оказалось, действительно плыл с тремя помощниками в тесной и душной каюте третьего класса, только презрительно усмехнулся в ответ. И посоветовал не проявлять инициативы, а ждать. При этом он сослался на какую-то древнюю китайскую мудрость. Однако Гурову показалось, что мудрость тут ни при чем, а просто Баранову все уже надоело и он не очень-то верит в успех предприятия.

Гуров и сам испытывал сомнения. Все-таки следовало ожидать, что за ним с самого начала кто-то наблюдает, и скандал в баре мог сильно повредить делу. Правда, с тех пор в присутствии Гурова никто не вспоминал о недоразумении, никто не обращал на него особенного внимания, а Великанов и его приятель вообще старались держаться подальше и поменьше высовывать нос из своих кают.

Кстати, на этот счет у Крячко было свое мнение. Он сразу заявил, что, сам того не ведая, вспугнул зверя и наверняка с Великановым что-то не в порядке.

– Конечно, я рассчитывал его напугать, – объяснил он Гурову. – Но не до такой же степени, чтобы он бегал от меня без трусов! Точно тебе говорю, у нашего Великанова совесть нечиста!

Гуров попытался образумить друга.

– Остынь! – посоветовал он. – Мы не за Великановым сюда направились. Подумаешь, у Велика совесть нечиста! Открыл Америку! Ты ведь на это и рассчитывал, когда собирался заставить его прикусить язык. Была бы она у него чиста, он бы со спокойной душой послал тебя подальше... Черт с ним, с Великановым! Не бери к сердцу – у нас проблемы поважнее имеются.

В конце концов Крячко согласился с доводами друга, но по хитрому огоньку в его глазах Гуров понял, что он ни за что не откажется от своей идеи – выведать всю подноготную Великанова. В конце концов, Стас тоже был сыщик до мозга костей, и на тихом теплоходе ему уже делалось скучно.

17
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru