Пользовательский поиск

Книга Козырные валеты. Страница 13

Кол-во голосов: 0

Министр посмотрел на одного из стоявших у окна генералов, напористо спросил:

– Значит, ничего подозрительного не видели?

– Почему? – Тон у Гурова стал простецкий, дурашливый, как у Станислава. – В казино всегда много интересного, только в игре я не понимаю. Деньги мои вам известны. – Он понизил голос: – Но девчонки имеются – засмотришься.

– Идите, выполняйте задание, полковник, и поменьше на проституток заглядывайтесь.

Когда Гуров вышел, министр повысил голос:

– Вот кто конкретно сказал, что Гуров убийц видел, помощь ждал, затем взял и уехал? Болтаете много, спать людям не даете. Все свободны, Орлов, останьтесь.

Когда они остались вдвоем, министр после долгой паузы невнятно произнес:

– Никому верить нельзя. Каждый ждет, когда я в яму свалюсь либо в капкан попаду.

– А мне зачем говорите?

– А ты не ждешь. Считай, одной ногой на пенсии, и рассчитывать тебе при любом раскладе не на что. Да, своему любимчику передай, я ни одному его слову не поверил. Просто он сегодня в струю попал, мне его ответ оказался выгоден.

– Гуров, когда необходимо, всегда в цель попадает. Вы, господин министр, запомните, полковник относится к людям по-разному, но никогда и никого не продает, – ответил Орлов и повторил: – Никогда и никого.

– Неужели такие люди еще остались? – Министр сдавил голову ладонями, тихо застонал.

– Мало, но у меня такие люди есть. Разрешите идти?

– Свободен. Но ты его все-таки предупреди, если вмажется, никто его отмывать не станет.

– Он знает. – Орлов щелкнул каблуками и вышел, а министр открыл дверцу трюмо, налил себе стакан коньяка, выпил, закусил виноградинкой и произнес:

– Много власти взял, теперь не повернешь, поздно.

Когда Орлов вернулся в свой кабинет, то в приемной вместо дежурного офицера находился Станислав, а за столом генерала курил Гуров.

– Форточку открой, наглый ты, Лева, как танк. – Генерал подтолкнул Гурова к окну, сел в свое кресло, позвонил в центральную контору Интерпола. Когда соединилось, протянул трубку Гурову: – Объясни, что нам нужен Еланчук.

Сыщик говорил по-немецки плохо, но через несколько минут ему ответили по-русски:

– Здравствуйте, я вас слушаю.

– Здравствуйте, простите за поздний звонок. Если возможно, соедините меня с Еланчуком.

– Почему русские всегда нарушают инструкции? – раздраженно спросил немец. – В Москве существует наше отделение, имеется шифр, делайте официальный запрос.

– А почему, когда вам понадобилось разыскать в крохотной России киллера, совершившего убийство семьи в Мюнхене, вы звонили мне на квартиру, а не в свое бюро?

– Полковник Гуров? – в трубке послышалась немецкая речь, мягкая ругань, даже отдаленно не похожая на многообразный сочный русский мат. Затем вновь заговорили по-русски: – Ждите пару минут.

– Жду. – Гуров положил трубку на стол, взглянул на Орлова. – И что мне говорить?

– Тебя учить – только портить. – Орлов задумчиво посмотрел на полупустую бутылку коньяка, вздохнул, убрал в шкаф.

В лежавшей на столе трубке раздались голоса. Гуров поднес ее к уху, сказал:

– Еланчук? Здесь Гуров.

– У нас в такое время спят, – ответил Еланчук. – Ты уже мое имя забыл, а названивать не забываешь.

– Двое русских, пользуются пистолетами. Судя по всему, экстра-класс. Тридцать лет, может, больше. Рост 170 и 175. Спортивные, нормальные, видимых примет не имеют. Наверняка берут аванс, с нашей диаспорой отношений не поддерживают. Думаю, у вас проживают давно и легально. К вам попали через Афган. Короткие связи, работают мало, берут дорого.

– Много хочешь, а ничего не имеешь, – зло ответил Еланчук.

– Когда я имею, то ни у кого ничего не прошу. Если похожие люди известны и в данный момент на вашей земле отсутствуют, вышли фотографии.

– По нашим данным, лет пять назад засветились два русских киллера. Приметы схожи с теми, что назвал ты, но ни фотографий, ни отпечатков мы не имеем. В профессиональной среде порой звучит кличка Козырные валеты. Последние данные: киллеры убыли в Россию. Лева, нужен официальный запрос.

– Будет тебе запрос. Будет. Мне срочно нужны более точные приметы, связи в России.

– Попробую.

– Ты не пробуй, а сделай. Привет.

– Я же сказал, что ты наглый, как танк. – Орлов отобрал у Гурова телефонную трубку, положил ее на место.

Игра в казино только разворачивалась. Регина с тремя мужчинами сидела за низкими столиками у бара, болтали ни о чем. Гости, уверенные парни лет тридцати, скупо сообщили, что прибыли в столицу по делам торговым, да, видно, зря. Партнеры, с которыми вроде все было оговорено, пошли в отказ, а они люди мирные, выбивать неустойку не собираются.

Регина, уверенная, что все это вранье, не слушала, посматривала в зал, надеясь вновь увидеть высокого голубоглазого мужчину, о котором подруга рассказывала чудеса. Примерно год назад «снял» девушку на выходе, приехал к ней домой, выставил на стол две бутылки «Смирновской», запер дверь на ключ, сел в кресло и проспал в нем до утра. При этом гость практически не разговаривал, на разобранную постель и вышедшую из душа обнаженную девушку не взглянул.

Регина с этим мужиком однажды танцевала, прощаясь, он поцеловал ее в щечку.

Еще подруга рассказывала, стоило ей подойти к окну или двери, мужик открывал глаза, они были бездумные, словно у игрушечной куклы.

В общем, подруга очень заинтересовала Регину неизвестным. И смотрел он на нее постоянно, но то был взгляд мужчины, который хочет, но стесняется подойти. Подобные встречаются, не знают, с какой стороны к женщине подъехать, и больше всего их пугает слово «проститутка».

Регина относилась к мужчинам с достаточным презрением. Она была фригидна и удовольствия от близости не получала, терпела и изображала страсть, мужики верили, и женщина считала их дураками. Исключение составлял Виталий: в постели нежен, чувствуется, он действительно пытается доставить ей удовольствие. Она точно знала, что Волох убийца, и не могла понять, как человек может существовать в двух лицах. Он и притягивал, и отталкивал, и заинтриговывал, казалось, он несет в себе тайну.

Сегодня она разочаровалась в своем «герое». Он явно боялся своих напарников: до сегодняшнего вечера Регина не видела, чтобы Виталий кому-либо кланялся.

– Ну, где же твой приятель? – Иван презрительно скривился. – Ты обещал, он придет обязательно.

– Должен быть, – нерешительно ответил Виталий.

Кирилл неопределенно хмыкнул:

– Да уж, надо бы взглянуть, – и зевнул. – Спать хочу, мы переночуем у девчонки. – Сказано это было в таком тоне, словно Регина здесь не присутствовала.

– Ко мне нельзя, – решительно сказала Регина.

Парни даже не взглянули на нее, словно и не видели.

– Я же тебя никогда ни о чем не просил, – сказал Виталий. – Ребята переночуют у тебя.

Они вышли в осенний вечер, сели в «БМВ» и через несколько минут оказались у дома Регины. Рядом с ее подъездом дрались, точнее, толкали друг друга двое пьяных. Нестеренко и Котов изображали пьяную возню достаточно натурально.

– Парни, отойдите в сторонку и бейтесь, – миролюбиво сказал Виталий, хотел отстранить Нестеренко, но опер не поддался и воинственно заявил:

– Уйди, тебя не звали!

– Не Москва – бандитское поселение, – Иван схватил Котова за плечо. – Дай пройти, и мордуйтесь хоть до утра.

Котов, с виду хрупкий, так засадил Ивану в живот, что киллер опустился на колени, его начало тошнить.

Милиции в нужный момент никогда не бывает, но в этот раз «Москвич» – «канарейка» мгновенно оказался рядом.

Два молодых сержанта, видимо, засиделись, вышли, развели дерущихся в стороны попарно. Причем они явно благоволили к Котову и Нестеренко.

– Отцы, вы бы хоть через день дрались. Придешь, тебе твоя Валюха накостыляет по-серьезному, – сказал один сержант.

Другой строго спросил у киллеров:

– Документики, граждане.

13

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru