Пользовательский поиск

Книга Козырные валеты. Содержание - Глава 5

Кол-во голосов: 0

На второй-третий день оперативники заскучали, лицо Станислава стало злым, слова короткими. Он сам вел непосредственное наблюдение за Еленой, выяснил, что у нее есть два стойких поклонника и подруга. Наблюдая за последней, Станислав заметил у девушки изящное портмоне, с которым она во время танцев не расстается. Станислав посоветовался с Гришей Котовым и предложил ему пригласить девушку на танец и попытаться оставить ее портмоне на столике. Номер не прошел изначально, девица танцевать не пошла.

Утром об этом доложили Гурову.

– И много, и ничего, – философски изрек командир. – Что наркотик находится у девчонки, придумано неплохо. А они часто ходят в туалет? А служба обращает на нее внимание?

– Не разберешь там, Лева. Ничего не разберешь, – зло ответил Станислав.

– Я тебе много раз говорил, следует не смотреть, а понимать. Что пьют?

– Шампанское. Кто-то пьет виски, – Станислав смешался.

– Какого черта вы там пять дней делаете?

– Лев Иванович, мы там учимся вежливости, – ответил Станислав.

– Ну извини!

– Свои люди, – ответил Станислав.

– Вечером я иду с вами, – вымолвил Гуров и поперхнулся.

– Спасибо, хотя не барское это дело.

Сидевшие за ничейным столом Котов и Нестеренко разом заявили:

– Напрасно.

– Почему? – возмутился Гуров.

– В зале четыре сотрудника ФСБ, вас могут опознать, – ответил Котов.

– Лев Иванович должен появиться, когда у нас хоть что-то будет в наличии, – добавил Нестеренко. – А иметь четыре пары глаз или пять – это не предлог, а несдержанность.

– Молодежь балуется какой-то слабенькой ерундой, но тяжелый наркотик там должен быть, – решительно сказал Станислав. – Нам необходим человек, поставляющий героин. И этот человек в Москве, и клубы уже подтравлены, и мы поставщика должны найти.

– Тебе не мешают, действуй, – огрызнулся Гуров.

– Ты не кидайся на нас, посмотрись в зеркало. Только ты, Лева! Только ты! И никуда ты не пойдешь, потребуется, запрем в кабинете.

Зазвонил телефон, Станислав демонстративно отвернулся, Гуров снял трубку.

– Лев Иванович? – произнес взволнованный женский голос. – Говорит вдова полковника Веткина.

– Здравствуйте, – Гуров забыл имя-отчество вдовы убитого. – Что-нибудь случилось?

– Помните, вы мне говорили, что к бумагам Якова никого не подпускать, а если что, звонить вам.

– Да-да, все верно, – Гурову было чертовски неудобно, что он забыл имя-отчество вдовы. – А были какие-то попытки?

– Сегодня позвонил заместитель покойного мужа, они жили как кот с собакой, и таким елейным голосом убеждает меня, мол, в рабочем столе полковника Веткина остался служебный блокнот начальника, а он к завтрашнему дню нужен генералу. Уж так я этого подкаблучника не любила и сейчас, чую, врет, окаянный. И никаких служебных бумаг муж дома сроду не держал. Я к нему в стол не лазила, так знаю. Ну, я этому петушку и говорю, мол, сейчас из дома уезжаю, вернусь только к вечеру.

– Все правильно, Рита Ивановна, – Гуров вспомнил неожиданно имя Веткиной, так как всегда удивлялся, что полковник звал жену Туля, сокращая ласковое Ритуля.

Гуров осмотрел свое «подразделение», спросил:

– Кто проводил обыск в квартире покойного?

– Было поручено мне, что-то срочное подвернулось, и я перепоручил Сатину из третьего отдела МУРа, – ответил Нестеренко.

Гуров не ответил, вновь позвонил на квартиру Веткина, сказал:

– Рита Ивановна, я к вам выезжаю, дверь открывать только мне. Вы меня в лицо знаете?

– Конечно, Лев Иванович, мы же с вами танцевали на новогоднем балу.

– Да-да, извините. Значит, я еду.

Вышли вчетвером, немного помолчали, наконец Станислав сказал:

– Уперлись в этого Сотина, глаза застит.

«Мерседес» Крячко загнали во двор, на четвертый этаж поднялись бегом.

– Никто не знает, как выглядит заместитель Веткина?

– Подполковник, всегда в форме, сильно полноватый, толстый, можно сказать, розовощекий, непременно улыбается, – ответил Котов.

– Ладно, сначала войдем. – Гуров нажал на кнопку звонка, и, хотя ни о каких условных сигналах не договаривались, сыщик дал один длинный звонок и три коротких и встал напротив «глазка».

Дверь открыли быстро, хозяйка ласково улыбнулась.

– Здравствуйте, Лев Иванович, заходите, господа-товарищи.

– Обувь снять. Станислав, найти щетку или тряпку и в туалете ботинки тщательно протереть.

– Рита, – переходя на «ты», сказал Гуров, – мы с тобой идем на кухню чай пить, а молодые люди тут обождут. Забыл. На листке плотной бумаги напиши записку: «Буду от 6 до 7 вечера. Туля». Я верно запомнил?

Молодая женщина молча кивнула, пошла в другую комнату. Гуров остановился на пороге и, сжав зубы, повторял: «Не проглядеть и не напортачить… Не проглядеть и не напортачить…»

Оглядев игрушки, Гуров спросил:

– Сколько парнишке?

– Восемь. – Нижняя губа Риты дрогнула.

– Когда из школы?

– О! – Рита всплеснула руками. – У него баскетбол этот, раньше девяти не ждите.

– Рита, теперь спокойно, дословно повторите слова человека, который звонил.

– Здравствуйте, можно попросить Риту Ивановну? Значит, он не знает, что взрослых, кроме меня, в квартире нет. А этот змей, зам Якова, порой шутил со мной. А тут он сказал, что назначен новым замом погибшего, фамилия его Клубнев.

– Отлично рассказываете, Рита, продолжайте, – подбодрил женщину Гуров.

– Я получил тяжелое задание, требуется заглянуть к вам, у Якова Сергеевича остались в столе некоторые секретные документы. Мне приказано их забрать, обработать и завтра утром доложить генералу.

Рита сцепила пальцы, хрустнула ими:

– И тут я поняла, что он врет. Сначала мелькнула мысль, а почему присылают незнакомого человека, когда у Яши в отделе было много друзей и они меня прекрасно знали? Затем я вспомнила ваше предупреждение и не стала звонить генералу и проверять. И только после подумала, какие секретные документы, когда у нас ни один ящик не запирается? Да и Яша сто раз говорил, что документ из кабинета домой может взять только…

– Предатель, – помог женщине Гуров.

Рита покраснела и кивнула.

– Я рассказываю долго. Неожиданно поняла – все ложь, в мозгу словно электричка пролетела. И сердце заболело, я даже на диван села.

Гуров нежно обнял Риту за плечи, поцеловал, сказал:

– Гриша, валокордин. К окнам никому не подходить, о телефоне не говорю.

Глава 5

– Документ есть документ. Офицер его ни в сундук, ни в ванную, ни в сортир не спрячет, – говорил Гуров. – Я разберу стол, вы снимите с полок книги. Сложить все на стол, просмотреть каждую и поставить обратно.

Но проделывать и эту небольшую работу не пришлось. Через несколько минут Гуров позвал товарищей к нижнему ящику стола и выложил лист, на котором были отпечатаны четыре группы цифр, явная шифровка.

– Шифровальщикам такое минут на пять, – убежденно заявил Станислав.

– Учитесь. – Гуров рассматривал страничку под боковым светом: вдруг накладка произошла, чей-нибудь пальчик остался. – Явно шифровка, наличие ее на квартире в письменном столе такая накладка, приснится – не поверишь.

– Здесь не ищут, потому что основной жертвой считают полковника Сотина, – сказал Котов.

– А не подозрительно ли? Может, нас на Сотина толкают?

– По работе ни один из них ничего секретного не имел, – вмешался Гуров. – Я получил официальную бумагу. И все здесь не так, все иначе. Если секретного ничего нет, откуда прибыли профессиональные киллеры?

– Ладно, командир, ты думай, как из квартиры вылезать? – Нестеренко стоял, спиной прижавшись к проему между окон, косил на улицу. – Вон бабка с сумкой зелени расположилась, здесь за день и пучок не продашь.

– Значит, сразу после телефонного звонка они выставили наблюдение, чтобы быть уверенными, что в квартире никого не застанут. О парнишке выяснили, мать на работе. – Станислав вздохнул. – Правда, ушла она поздненько.

17
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru