Пользовательский поиск

Книга Коррупция. Содержание - Глава 11

Кол-во голосов: 0

– Это ты брось, ты не знаешь сложностей внутриведомственных отношений. Мой генерал не может всенародно объявить, что потерял и разыскивает своего подполковника. Они даже мою машину в розыск по городу не объявили, я ведь катаюсь свободно.

– У всех сложности, – согласился Волин, внимательно посмотрев на собеседника. – Значит, стремитесь выйти на международную арену?

– Очень стремлюсь, – признался Гуров. – С тобой я сторгуюсь, пистолет и фотографии ты мне отдашь, а с прокуратурой мне не договориться. Да, – он подошел к Волину, взял за подбородок, осмотрел лицо, – ты меня извини, не привык я, когда за горло берут.

– Сочтемся, все еще впереди, – многозначительно ответил Референт. – Так где же ваш паспорт?

– Жена спрятала, – сказал Гуров, – придется с ней объясняться, она у меня ревнивая до неприличия.

– А паспорт зачем? – удивился Волин.

– Ну ты совсем, – Гуров развел руками. – Мужик без паспорта не мужик, а хахаль. Хватит об этом, давай о делах. Вы предложили мне представлять Корпорацию в Вене. И каковы мои полномочия?

– Выслушать предложения и согласиться подумать. Вас наверняка мучает вопрос, почему мы остановились на вашей кандидатуре? Просто наши возможные партнеры хотят иметь гарантии нашей солидности. Правда, они предупредили, что мы должны прислать сотрудника криминальной полиции, лучше бы чиновника таможенной службы, но это дело ближайшего будущего.

– Гарантия вашей коррумпированности, – Гуров кивнул. – А если я им не понравлюсь? У них свои источники информации, а подполковник Гуров в МУРе человек заметный и имеет крайне дурную для вас репутацию.

– Как раз ваша репутация – наш самый сильный козырь.

– Но сейчас с ней, мягко выражаясь, неважно. Если среди наших сотрудников у них есть осведомители…

– Я имею достаточно, – перебил Волин. – Ваше вчерашнее положение тоже нам на руку, доставайте ваш паспорт, и я оформляю вам документы.

– Простите, я хочу детально разобраться. – Гуров немного подумал. – А какая гарантия у ваших партнеров, что полицейский из Москвы не сдаст их Интерполу?

– Они нас знают, уверены, что мы о себе побеспокоимся, значит, подумаем и о них. Нам нужно провернуть лишь одну сделку, в дальнейшем судьба неизвестных нам людей никого не волнует. Вот Интерпол – другая спецслужба, вам решать. Мы заканчиваем свое дело, сообщаем вам, и вы начинаете свое. Если в результате Лев Иванович Гуров станет полковником и получит орден, я лично буду только рад.

– Звучит заманчиво, если бы так и начинали, не трогали моих девочек, не устраивали провокацию с убийством и фотографированием, мы бы сразу договорились. Психолог, ты должен соображать – кого можно хватать за горло, кого не следует.

– Да, с вашей семьей произошла накладка, согласен, – ответил Волин. – А генерал Потапов был обречен, и связать подполковника Гурова с убийством генерала – мысль здравая, я о сделанном не жалею. А ваше тщеславие мне импонирует, но в таком деле перестраховка требуется, как в лифте, десятикратная.

«Раз я играю человека беспринципного, следует вести себя последовательно», – решил Гуров, протянул хозяину руку и сказал:

– Договорились. Я привожу тебе паспорт, ты занимаешься оформлением. – Он замялся и нерешительно продолжил: – Не хотел говорить…

– Ну-ну, смелее, – улыбнулся Волин.

– Я работаю в розыске, у меня свои источники информации. – Гуров вновь замолчал. – Лебедев сильно напуган, собирается скрыться. Дело, конечно, твое, но я до времени держал бы его рядом, успокоил… в общем, я сказал, ты решай.

Волин проверил, плотно ли захлопнулась дверь, и подумал, что только мороки с Юрием Петровичем Лебедевым сейчас и не хватает.

Зазвонил телефон, Волин снял трубку.

– Добрый день, Руслан Алексеевич, – услышал он знакомый голос Лебедева.

Одна из основных заповедей, которой придерживался Гуров, – не считать противника глупее себя. Когда он пришел к выводу, что, вероятно, Референта используют «втемную» и действительной ситуации тот не знает, зачем на самом деле Гуров нужен Корпорации – не ведает, то сразу подумал, что не он один такой умный. «Волин тоже может задуматься над таким вопросом. Следует его в моей лояльности если не убедить, то хотя бы заронить надежду. И главное, необходимо, чтобы Волин пригрел Лебедева, поселил его у себя».

Закончив «переговоры на высшем уровне», Гуров ехал в машине, вспоминая их детали, и остался доволен: вроде все прошло гладко. Если Референт и задумал поломать планы своего Патрона, то сейчас от активных действий должен воздержаться, выждать.

Теперь надо решить, как поступить с Патроном. Вполне вероятно, что это начальник главка Константин Васильевич Роговой. Доказательств никаких, если все предположения изложить на бумаге, то поверить им может разве что Орлов и, возможно, Турилин. А разрабатывать народного депутата на основании веры и способности к интуиции милиционера никто не посмеет.

Конечно, Лебедева можно дожать, получить от него официальные показания. Но это лишь слова, записанные на бумаге, сегодня человек произнес одни слова, завтра другие, и беда тому, кто вел протокол допроса и дал ему ход. За примерами ходить не приходится.

Корпорация собирает наличные деньги, цель только одна – получение конвертируемой валюты. Кому понадобились наши рубли, знает лишь Патрон. Если валюта, значит, КГБ, а я своих-то ни в чем убедить не сумею и уж чужих лишь насмешу. Значит, Патрона пока отложить в запасник памяти и заниматься вопросами более земными и реальными. Моим единственным козырем является Юрий Петрович Лебедев, использовать его следует тонко, и Орлова предупредить, чтобы он финансиста ни в коем случае не трогал. А сейчас надо найти Дениса Сергачева, собрать проверенных ветеранов и создать собственную бригаду прикрытия.

Глава 11

Лебедев попросил разрешения нанести визит, но Волин уклонился и назначил встречу в ресторане. Два дня назад он уже решил Сергачева уволить и машину отобрать, но потом передумал. Пусть чемпион пока катается, магнитофон пишет, он уже окупил себя сторицей, может, еще послужит.

Элегантный, внешне беспечный, Волин вышел на улицу, после долгого затворничества решил немного размяться, подышать воздухом, на суетящихся людишек посмотреть. Он прошел уже порядочно, начал оглядываться в поисках такси либо частника, когда почувствовал легкий толчок в плечо, повернулся – заготовленные слова не вылетели, Волин их с трудом проглотил: рядом шел Эфенди.

Референт не верил экстрасенсам, сейчас же вдруг четко понял: биополе существует. Убийца источал такую мощную волну энергии, что хотелось выставить ладонь и если не защищаться, то хотя бы отгородиться от нее.

– Привет, – излишне громко сказал Волин, хотя это слово никогда не употреблял, и от растерянности задал совсем идиотский вопрос: – Ты разве в Москве?

Эфенди мог зло пошутить, но лишь пожал плечами, поправил очки в дорогой массивной оправе. На убийце был модный плащ, белоснежная рубашка с галстуком. Безошибочно угадывалось, что он недавно был в парикмахерской, да не в такой, где бывают обыкновенные люди. Парикмахер сделал ему идеальный пробор, удлинил баки и оставил тонкую ниточку усов. Волин вспомнил фотографию Леонида Ильича Силина, красовавшуюся на стенде «Их разыскивает милиция», усмехнулся и сказал:

– Молодец, выглядишь на миллион долларов.

– Столько и стою. – Эфенди взял Волина за локоть, подвел к автомату. – Звякни Патрону, у меня к нему разговор.

– Не могу, – ответил Волин, пытаясь придать голосу уверенность и твердость.

Эфенди не угрожал, лишь вынул носовой платок, снял очки, начал тщательно протирать стекла, кивнул и равнодушно сказал:

– Давай, давай. Не валяй дурака.

Волин понял, что сейчас его втолкнут в будку и зарежут, не завтра, не потом, а сию секунду. Он вошел в автомат, начал набирать номер и молил бога, чтобы Патрона не оказалось на месте. Хотя это была совершенно бессмысленная мольба, бог все прекрасно понимал, и Патрон ответил:

36
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru