Пользовательский поиск

Книга Колдовская любовь. Содержание - Глава 21

Кол-во голосов: 0

– Да жесткие инструкции, Лев Иванович! – сказал Палыч. – Око за око, как говорится... Но на крайность ведь мы с вами не пойдем, верно? Собрались, чтобы договариваться, а сами... Давайте сначала! Лично вы какой видите выход из тупика?

– Значит, так! – решительно сказал Гуров. – Вы помогаете мне вызволить девчонку из рук Любимова. И не делайте вид, что впервые слышите о таком человеке! Затем прекращаете все безобразия, связанные с поиском компромата, и расходитесь по домам – это касается и ваших молодцев, и людей Любимова. Оставшиеся вопросы я решаю лично с вашими хозяевами. Если вы на мои условия не согласны, я поступаю следующим образом: копирую все материалы Блока и отправляю по разным адресам – копию в прокуратуру, копию в газету, копию на телевидение и так далее. Назавтра весь мир будет знать ваши тайны...

– Я все понял, Лев Иванович, – смиренно произнес Палыч. – А не боитесь? На копии нужно время, оборудование... Сами же про Любимова упомянули. Не буду скрывать – этот человек мне известен. Он, кстати, договариваться не любит.

– Это его проблемы, – ответил Гуров. – Я уже объяснил: тот, кто попытается мне помешать, рискует получить пулю и, соответственно, общественный резонанс. Не знаю, обрадуются ли господин Версталин и его друг Бромберг, когда их имена окажутся втянутыми в два публичных скандала сразу?

– Не обрадуются, – уверенно заявил Палыч. – За это могу ручаться. Что ж, а если я выполню ваши первоначальные требования и помогу вызволить девчонку, вы обещаете не пускать пока в ход документы? Пусть с этим действительно разбираются хозяева!

– Если поможете, я подожду, – лаконично сказал Гуров.

– Вот и отлично, – кивнул Палыч. – Можно сказать, консенсус мы нашли. Теперь переходим к конкретным действиям. Мне сейчас придется связаться с Любимовым. По некоторым причинам при вас я этого сделать не могу. Давайте созвонимся примерно через полчасика. Я уже буду иметь какую-то информацию и доведу ее до вашего сведения. А дальше решим, что делать.

– Только не играйте с огнем! – пригрозил Гуров. – Не пытайтесь меня обмануть – пожалеете!

– Ну что вы! – с упреком сказал Палыч. – Я же, извините, Лев Иванович, не урка какой! Я – бывший офицер. Я вам слово даю! Любимов, тот может заартачиться, но я уж как-нибудь попробую его уломать. В общем, ждите звонка и не делайте резких движений, Лев Иванович! Будем беречь друг друга... – Он ухмыльнулся во весь рот и добавил: – До поры до времени...

Глава 21

В риэлтерской конторе на Новом Арбате, где, по информации Гурова, должен был подвизаться господин Кисловский, на упоминание о нем отреагировали довольно прохладно. Молодой человек с внешностью рекламного счастливчика на минуту оторвался от компьютера и, наморщив лоб, тоскливо поглядел на Гурова:

– Кисловский? Да, он здесь работал одно время. Теперь не работает. И, простите, я абсолютно не в теме, где он может быть сейчас. Мне он, простите, до лампочки.

– Зато мне не до лампочки, – мрачно сказал Гуров, бесцеремонно выдергивая из розетки шнур компьютера. – И не надо морочить мою седую голову – быстро соображай, где можно найти Кисловского?

Прошло уже не меньше часа, как Гуров расстался с Палычем, а от того еще не было ни слуху ни духу. До сих пор не позвонил Терехин. Отсутствие звонка от жены можно было счесть за благо, но в создавшейся ситуации и это настораживало Гурова. Телефон его молчал как убитый. Ощущение приближающейся бури, вселенской катастрофы делалось в его душе все отчетливее. Нервы Гурова были напряжены до предела, а тут еще этот самовлюбленный манерный пижон с компьютером! Гуров был очень зол.

– Вы же мне... – упавшим голосом пробормотал «пижон», глядя на потухший монитор. – Можно ведь по-человечески...

Под тяжелым взором Гурова он вывернулся винтом на стуле и плачущим голосом крикнул в раскрытую дверь соседней комнаты:

– Лариса, ты не помнишь, где сейчас офис Кисловского? Тут один человек спрашивает...

– Помню, конечно! – спокойно отозвалась невидимая Лариса. – Тут и помнить нечего. Он у него совсем рядом – на Поварской улице. Там у него еще вывеска с символом квадратного метра – сразу можно найти... Если кто знает, как выглядит квадратный метр, конечно...

Гуров пропустил риэлтерское остроумие мимо ушей – в последние часы у него стало совсем плохо с чувством юмора – и отправился по указанному адресу. Символ жилплощади он нашел без труда, но в маленьком офисе, практически состоящем из единственной комнаты, он никого не обнаружил, кроме сонной секретарши, которая со скучной физиономией играла на компьютере в «тетрис». На вопрос, где Кисловский, она лениво ответила, что Кисловского в ближайшие дни не будет.

– Заболел человек, – со снисходительным презрением объяснила секретарша. – Лето на улице, а у него грипп пополам с геморроем... Так что, если он вам нужен...

– Значит, он сейчас дома? – спросил Гуров. – Но его телефон молчит – в чем дело?

Девушка пожала плечами.

– Наверное, отключил, – сказала она. – У него это бывает. Отключится дня на два – так ты тут хоть на уши вставай! Такой человек – что поделаешь!

– А вы можете уточнить его домашний адрес? – сказал Гуров. – Я не уверен, что у меня последние данные.

– Насчет адреса не получится, – весело ответила секретарша. – Он мне категорически запретил...

Гуров полез в карман и ладонью припечатал к столу раскрытое удостоверение. Затем он, глядя в глаза девушке, внушительно произнес:

– Старший оперуполномоченный по особо важным делам полковник Гуров! Не люблю пугать женщин, но сейчас как раз тот редкий момент, когда приходится отступать от правил. Чтобы вы знали, я расследую дело об убийстве и мне нужно задать вашему шефу – или кто он вам – несколько серьезных вопросов. Если не хотите неприятностей, продиктуйте мне адрес, пожалуйста!

Девушка широко раскрытыми неподвижными глазами смотрела на лежащий перед ней документ. В зрачках у нее плескался священный ужас, точно строчки в этом документе были написаны кровью. Однако, несмотря на это, она показала себя далеко не робкой овечкой.

– Знаете, – сказала она, изо всех сил стараясь придать голосу твердость, – адреса я вам все равно дать не могу. Но я могу дать вам номер еще одного телефона. Григорий Валентинович обычно никому его не дает, и вы сможете прямо сейчас поговорить с ним. Пусть сам решает, как поступить, а я не могу, простите...

Гуров был озадачен. Такого оборота дела он не ожидал. Можно было не сомневаться, что эта девчонка при первой же возможности свяжется со своим хозяином и предупредит, что его ищет милиция. Тот, несомненно, насторожится...

«Он обязательно насторожится, если влез во все это, – подумал Гуров. – И что он сделает тогда? Я бы на его месте посоветовался с заинтересованными лицами... А что, если...»

Он сделал секретарше знак подождать и позвонил Крячко. Объяснив, где находится, он попросил его немедленно подъехать. И уже потом воспользовался телефонным номером Кисловского, который ему продиктовала секретарша.

Звонок оказался для Кисловского крайне неприятным сюрпризом. Его смутило уже то, что голос, звучавший в трубке, был абсолютно незнакомым, а когда Кисловский понял, что разговаривает с оперативником, ему стало совсем не по себе. Но он еще надеялся, что столкнулся с каким-то недоразумением.

– Полковник Гуров? – переспросил он, явно пытаясь оттянуть время и собраться с мыслями. – А чему, простите, обязан? Кажется, у меня нет никаких конфликтов с правоохранительными органами... И потом, я, видите ли, сейчас болен – может быть, отложим разговор на другое время?

– Весьма сожалею, но другого времени у меня нет, – туманно объяснил Гуров. – Да и разговор у меня к вам короткий. Вы только ответьте мне на один вопрос – вы знакомы с Натальей Жуковой?

Он отчетливо услышал, как на другом конце провода Кисловский издал горлом какой-то странный звук, словно внезапно и бесповоротно захлебнулся, а потом наступила тишина. Правда, продолжалась она недолго – Кисловский попытался взять себя в руки.

40
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru