Пользовательский поиск

Книга Колдовская любовь. Содержание - Глава 19

Кол-во голосов: 0

Он остановил машину и выключил мотор. Гуров посмотрел вокруг. Они находились на тихой уютной улочке, которая чем-то напомнила Гурову уголок старого западноевропейского города. Справа тянулась выложенная из грубого камня стена, увитая плющом. За стеной были видны зеленые верхушки деревьев и крыша здания, крытая черепицей.

– Закрытая частная клиника для душевнобольных, – объявил Терехин. – Доктор Рахманов здесь главный. Ну что, пошли к нему на прием?

Глава 19

– Все мы немного душевнобольные, – сказал Гуров, когда пришел в себя. – Но зачем же сразу к доктору? Попадешь в больницу – потом не выберешься.

Подозрения в отношении Терехина зашевелились в нем с новой силой. Он даже предположил, не решили ли убрать его со сцены вот таким экзотическим способом – сочинив симпатичную сказку и заманив в психушку. «Немного фантастический вариант, – подумал Гуров, – но, в конце концов, почему бы и нет? Дешево и сердито. Потом, конечно, выпустят, но, как говорится, после драки кулаками не машут... Будь внимательнее, Гуров!»

Терехин, кажется, догадался, о чем думает Гуров. Он скорбно покачал головой, но никаких вопросов задавать Гурову не стал. Глядя куда-то в сторону, он негромко сказал:

– Знаете, что я думаю? Мне кажется, я знаю, за что застрелили Блока. У него было много клиентов среди людей известных, даже среди политиков. Они слишком многое ему доверяли. Грубо говоря, то, чем занимался наш Блок, было некоей смесью психоанализа, шаманства и гадания на кофейной гуще. Как ни странно, на людей это действовало. Блоку верили почти все без исключения. К нему шли за советом, ждали от него прогнозов, без его благословения не начинали серьезных дел... Он овладевал душами. Естественно, рано или поздно у него могло возникнуть искушение использовать имеющуюся в его распоряжении информацию, чтобы подзаработать. Понимаете, куда я клоню?

– Я это понял раньше вас, – сухо ответил Гуров. – И что же дальше?

– Дальше был шантаж, – сказал Терехин. – Тот, кого шантажировали, опомнился и принял ответные меры. Проделано все было профессионально. Отследили по спискам клиентов несколько подходящих кандидатур – среди них оказался и Крячко – и стали ждать удобного момента. Самым первым подвернулся ваш друг. Без помощи Жуковой здесь вряд ли обошлось. Она предпочла продать своего благодетеля – то ли за деньги, то ли из страха... Но боюсь, что в живых нам ее вряд ли удастся застать. Те, кто мог быть в курсе событий, – Смагин, Васильков, Жукова – опасны. По крайней мере, одного уже убрали. Следов никаких, между прочим. Грузовик, который врезался в «Мерседес» Блока, был похищен со стоянки около придорожной гостиницы недалеко от Москвы всего за полчаса до аварии... Видите, я с вами вполне откровенен. Сейчас у нас есть шанс узнать, кто за всем этим стоит. Если с Васильковым все в порядке, конечно...

Гуров смерил его долгим напряженным взглядом и наконец проговорил без выражения:

– Ладно! Что выросло, то выросло. Будем считать, что я вам поверил. Но учтите, если вы что-то затеяли – какую-то комбинацию, вы станете моим личным врагом, Терехин. Со всеми вытекающими последствиями.

– Вы меня окончательно запугали, – с невеселой улыбкой сказал Терехин. – Вы меня пугаете, я – вас. Как пионеры в лагере после отбоя... Помните – кто страшнее историю расскажет?

Они вышли из машины и направились к высокой железной калитке в каменном заборе. Она была наглухо заперта. Но здесь же имелась кнопка электрического звонка и переговорное устройство. Терехин нажал на кнопку и подмигнул Гурову:

– Закрытый объект!

Из переговорного устройства вдруг послышался приятный женский голос, который вежливо поинтересовался, кто и с какой целью пытается проникнуть на «объект». Терехин откашлялся и будничным голосом сообщил:

– Пациент Терехин. Мне назначено.

– Подождите минуточку, – ласково попросил женский голос. – Я сейчас проверю.

Наступила тишина. Терехин обернулся к Гурову и шепотом пояснил:

– Заранее подстраховался. Меня предупредили, что запросто сюда не попадешь. Пришлось подключить кое-каких знакомых.

– Да вы и сами знакомый еще тот, – хладнокровно заметил Гуров. – Генеральная прокуратура!

Терехин развел руками.

– Все познается в сравнении. Доктор Рахманов – это легендарная личность. Ваш покорный слуга – совсем не тот уровень, на котором он привык действовать. Попробуйте сами, если не верите.

– Мне-то что, – сказал Гуров. – Вот только меня смущает – если дело обстоит таким образом, на что же вы тогда рассчитываете? Если даже Васильков находится сейчас здесь, кто вас к нему допустит?

Терехин собирался ответить, но в этот самый момент калитка с мелодичным звоном отворилась, и за ней показался светловолосый молодой человек, корректный и внимательный, как доктор. На самом деле он, конечно, работал здесь всего лишь охранником – на это указывала отутюженная черная униформа, ладно сидевшая на его мускулистой фигуре.

Оглядев Гурова с Терехиным, молодой человек посчитал их заслуживающими доверия и предложил заходить. Гуров последовал за ним с тяжелым сердцем. Его все еще не покидало ощущение, будто он сам влез в не слишком искусно подготовленную ловушку. Можно было сколько угодно хорохориться, объявлять Терехина врагом, можно было даже размахивать пистолетом и потрясать удостоверением – если эта ловушка не плод его воображения, то ничего ему уже не поможет. Партию можно будет считать окончательно проигранной.

Может быть, у него еще оставался шанс – еще, пожалуй, можно было вернуться, спастись бегством, но Гуров продолжал покорно идти за Терехиным в неизвестность. Почему он так поступал, Гуров и сам не мог объяснить. Наверное, что-то в тоне и поведении Терехина подсказывало Гурову, что следователь не врет и сегодняшняя встреча отнюдь не разыгранный наспех спектакль. Тем не менее цена ошибки была слишком высока, и Гурову все еще было не по себе.

Охранник привел их в холл главного здания и передал в руки симпатичной особе женского пола с лучезарной обезоруживающей улыбкой во все тридцать два зуба. На женщине, которая в этом заведении выполняла, видимо, роль регистратора, красовался ослепительно белый халатик, прекрасно обрисовывающий стройную фигуру. По мнению Гурова, женщине было лет под сорок, но она так старательно следила за собой, что казалась как минимум на десять лет моложе.

Оглядев обоих посетителей, женщина произнесла:

– Добро пожаловать в клинику доктора Рахманова! Позвольте узнать, кто из вас господин Терехин?

Терехин поклонился и поспешил объясниться.

– Это мой брат, – сказал он, указывая на Гурова. – Если мне придется здесь задержаться, брат должен знать все подробности.

Женщина сочувственно покивала и доверительно сказала:

– Прошу извинить, но вам придется некоторое время обождать. Доктор Рахманов сейчас занят, но он скоро освободится. Если бы вас это устроило, я могла бы направить вас к другому специалисту, но, поскольку вы записаны на прием к главному, я подумала...

– Вы правильно подумали, – не очень любезно перебил ее Терехин. – Мы подождем.

– Может быть, тогда принести вам что-нибудь? Кофе, прохладительное?

– Спасибо, ничего не надо, – поспешно сказал Терехин. – Если это возможно, оставьте нас наедине с братом. Нам нужно кое-что обсудить.

– Разумеется, – улыбнулась женщина. – Но, может быть, тогда вы хотя бы присядете?

– И правда, давай-ка сядем, брат, – иронически покосившись на Терехина, сказал Гуров. – В ногах, как известно, правды нет...

Они уселись на низкий удобный диван, обтянутый мягкой светлой кожей. Пустой холл был наполнен рассеянным золотистым светом, сочившимся через слегка тонированные стекла высоких окон. Здесь было тихо и спокойно.

– Порой приходится пожалеть, что ты не душевнобольной, – заметил Гуров, одобрительно оглядывая уютное помещение. – С удовольствием полежал бы здесь недельку-другую. Чувствуете, какая здесь мирная атмосфера и как легко становится на душе? А ведь, казалось, такое в принципе невозможно...

35
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru