Пользовательский поиск

Книга Колдовская любовь. Содержание - Глава 17

Кол-во голосов: 0

– Больше не будешь мешать, – уверенно заявил Любимов. – Или я тебя как муху...

– Жизнь покажет, – ответил Гуров. – А от своего я не отступлюсь, пока не пойму, кто твой хозяин и чего он с колдуном не поделил.

– Вот я и говорю, Гуров, что ты идиот, – мрачно заключил Любимов. – Даже злиться на тебя не хочется. Тебе про Фому, а ты все про Ерему... Не по зубам тебе мой хозяин, мент. Даже и не мечтай. Давай кончать этот бесполезный разговор. Верни документы – и свободен! А девку, которую ты прячешь, я, так и быть, сам разыщу. Никуда она не денется.

– Документы я тебе не верну, – сказал Гуров. – Пусть твое руководство знает, какие у него растяпы сотрудники. И девушку ты не получишь. Разве что захочешь поднять шум на весь свет. Но твоему хозяину это, наверное, не нужно?

– До моего хозяина тебе как до Луны, – ответил Любимов. – А Луна, говорят, далеко, и на ней абсолютно нечем дышать, Гуров. Не хочешь возвращать документы – пусть. Тебе же хуже. Я с тобой нервы больше тратить не стану. У меня есть чем заняться. А ты пока дыши – пока тебе кислород не перекрыли.

С этими словами он распахнул дверцу «Пежо» и вышел на проезжую часть. Не успел Гуров опомниться, как откуда-то вынырнула черная приземистая машина, марку которой Гуров даже не успел определить, подхватила полковника Любимова и тут же умчалась, визжа покрышками.

Гуров посмотрел ей вслед, покачал головой и не спеша перебрался на соседнее кресло. Он недоверчиво ощупал рулевое колесо, осторожно потрогал рычаги – словно боялся, что теперь, после того как машина побывала в чужих руках, она может в любую минуту рассыпаться на части.

Но ничего такого, конечно, не произошло, и Гуров стал думать, что удалось ему выгадать из этой встречи и удалось ли выгадать вообще. Полковник Любимов, как и ожидалось, нервничал, и у него была куча проблем, но делиться этими проблемами с посторонними он так и не пожелал. Все, что Гурову удалось выжать, – это запись на магнитной пленке.

Он достал из кармана диктофон, перемотал ленту к началу и включил воспроизведение. И тут же лицо его помрачнело. На пленке вместо интересной и весьма неоднозначной беседы двух полковников сохранился лишь какой-то противный пульсирующий звук, похожий на зудение бормашины. Неисправность диктофона исключалась категорически – перед встречей Гуров его тщательно проверил. Просто грубый и прямолинейный полковник Любимов оказался еще и весьма предусмотрительным. Предвидя планы противника, он заранее принял ответные меры. Скорее всего, он использовал какой-то портативный генератор, создающий помехи при записи.

– Вот так попали, на ровном месте, да мордой об асфальт! – разочарованно пробормотал Гуров.

Что бы он ни думал о профессионализме подозрительных «связистов», приходилось признать, что в области электроники он им проигрывал. Теперь он был на сто процентов уверен, что машину ему вернули так скоро только по одной причине – чтобы быть в курсе всех его передвижений. Наверняка «Пежо» был начинен электронной аппаратурой еще с того момента, как он попал в автомастерскую. Грубо говоря, пользоваться машиной, тщательно ее не проверив, было идиотизмом. Гуров опять оставался без колес.

Он вышел из машины и, удалившись на приличное расстояние, набрал номер телефона Крячко. В горячке последних дней Гурову как-то не удавалось выбрать время, чтобы позвонить другу. Поэтому сейчас он не был даже уверен, что Стас находится дома, звонил наудачу.

Но Гурову повезло. Крячко ответил на звонок. Правда, тон, которым он это сделал, не предвещал ничего хорошего – Гуров услышал голос усталого, отчаявшегося человека. Видимо, дела у Крячко были совсем плохи.

– Привет, Стас! – сказал Гуров. – Про самочувствие не спрашиваю, потому что догадываюсь. Сразу о деле. Тебе еще не надоело сачковать?

– Я же отстранен, – жалобно простонал Крячко. – А кроме того, у меня больничный. Самый настоящий. Я был на приеме у хирурга...

– Это все понятно, – перебил его Гуров. – Я же не требую от тебя объяснительной, я спрашиваю, не надоело ли тебе все это?

– Еще как надоело, Лева, – ответил Крячко. – Но что же делать? Обложили меня со всех сторон. И за Виталия сердце болит. Из-за меня ведь страдает парень...

– Оба вы от своей дурости страдаете, – сказал Гуров. – Но речь не об этом. Я тут по некоторым причинам без машины остался. А без машины я как без рук – вернее, без ног. Одолжи мне свой «Мерс» на время, ладно?

– Какой разговор? – оживляясь, откликнулся Крячко. – Так это... Может, тогда покатаемся вместе? А то я скоро от одиночества и мыслей совсем свихнусь, Лева!

– От мыслей это бывает, – серьезно сказал Гуров. – Ну что ж, я согласен. Только с условием – будешь сидеть на заднем сиденье. Вид-то, говорят, у тебя до сих пор аховый?

– Вид скучноватый, – подтвердил Крячко. – Стараюсь даже в зеркало не заглядывать без необходимости. Бриться перестал пока.

– Вот в прокуратуре-то обрадовались, наверное! – с иронией заметил Гуров. – Ну, ничего, если ты строго за спиной у меня будешь, я попробую все это выдержать. В общем, давай подъезжай к главку. Я у ворот тебя ждать буду. Сейчас только доложусь его превосходительству и сразу вернусь...

Закончив разговор, Гуров и в самом деле намеревался зайти к генералу, но ему самому тут же позвонили. Он поднес трубку к уху и услышал взволнованный голос Марии:

– Послушай, Гуров, ты будешь на меня ворчать, но что я могла поделать? Не драться же мне с ней, в самом деле! Как это в Библии сказано – «разве я сторож брату моему...» Что ты молчишь?! Ты меня слушаешь?

Гуров медленно перевел дыхание и спокойно ответил:

– Я не молчу. Я считаю до десяти. Есть такой способ для снятия стресса. Ведь, насколько я понял из твоего монолога, Надежда ушла, так?

– Убежала! – виновато ответила Мария. – Но клянусь тебе, я тут ни при чем. Просто она слишком рано проснулась. Я как раз собиралась уходить...

– Ладно, не бери близко к сердцу, – сказал Гуров. – Что выросло, то выросло. Ничего страшного не произошло...

– Гуров, я боюсь, что все-таки произошло! – с отчаянием сказала Мария. – Когда девушка вышла на улицу, ее встретил у подъезда какой-то мужчина... Двое мужчин! Они посадили ее в машину и увезли. По-моему, она их не знает. Что теперь делать?

Гуров еще раз мысленно сосчитал до десяти и ответил:

– Делай то, что я посоветовал еще утром, – если увидишь около себя незнакомых подозрительных мужчин или еще что-то неприятное – сразу связывайся со мной. И не бойся выглядеть смешной – Надежде сейчас совсем не до смеха.

Глава 17

– Может быть, мне с тобой пойти? – спросил с заднего сиденья Крячко.

Гуров молча мотнул головой. Присутствие избитого небритого Крячко могло только осложнить дело. Разговор и без того предстоял нелегкий.

«Мерседес» Стаса стоял перед входом в погребок на Цветном бульваре, где так весело начинался вчерашний вечер. У Гурова не было полной уверенности, что здесь ему помогут, но он просто не знал, куда ему еще обращаться. Знакомств в кругах, подобных вчерашнему, у него не имелось. Единственное исключение – Надежда Климова, но о ее местопребывании можно было только гадать.

Гуров предполагал, что полковнику Любимову Надежда понадобилась лишь затем, чтобы узнать, кто такой Алекс. После того как Алексу удалось уйти, он стал для Любимова самой заманчивой фигурой. Полковник наверняка подслушал вчерашний разговор в машине между Гуровым и Алексом и сделал соответствующие выводы. Правда, многого он узнать не мог, но догадываться мог о многом. Для чего-то ему позарез требовалась информация, которую искал Гуров. Поэтому Алекса он будет искать изо всех сил и, разумеется, найдет. Гурову нужно было очень постараться, чтобы опередить его.

По сравнению с ночным весельем обстановка погребка казалась сейчас невыносимо унылой и даже чинной. Собственно говоря, заведение было закрыто и занималось своими внутренними делами. Гурова пропустили, только когда он показал свое милицейское удостоверение. Пропустили, надо сказать, без энтузиазма.

29
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru