Пользовательский поиск

Книга Колдовская любовь. Содержание - Глава 16

Кол-во голосов: 0

– Спроси что-нибудь полегче, – со вздохом сказала Мария.

– Вот и я не знаю, – покачал головой Гуров. – И мне это очень не нравится. Знание – сила.

– Ты вообще спать сегодня собираешься? – спросила Мария. – Я, слава богу, могу себе позволить валяться завтра до десяти. Теперь, когда ты дома, я успокоилась и иду спать. Если будешь есть – ужин в холодильнике. Советую отключить телефон.

– Боюсь, что спать мне сегодня не придется, – ответил Гуров. – И телефон пусть останется как есть. Я буду ждать звонка.

– Наша служба и опасна и трудна... – вздохнула Мария. – Только какой дурак выдумал, что она еще и не видна? Служит Гуров, а страдают все... Ладно, спокойной ночи!

Едва она удалилась, зазвонил телефон. Гуров сумрачно посмотрел на аппарат, немного помедлил и снял трубку.

– Слушаю, Гуров! – сказал он.

В ухо ему словно ударило эхо снежного обвала, а потом уже знакомый взвинченный голос проскрежетал:

– Гуров, тебе когда-нибудь говорили, что ты идиот?

– Только что сказали, – не моргнув глазом, ответил Гуров. – А в чем, собственно, дело, полковник Любимов? Знаете поговорку: «Юпитер, ты сердишься – значит, ты не прав»?

Его собеседник как будто на мгновение опешил, но очень быстро пришел в себя.

– Не строй из себя умника! – прорычал он. – Посмотрим, что ты дальше запоешь, мент! Ты что себе позволяешь, понимаешь?!

– А что – я кому-то на ногу наступил? – невинным тоном спросил Гуров.

– Не строй из себя придурка! – неистовствовал Любимов. – Где машина? Где документы моего сотрудника? Где девка? За все ответишь!

– Все-таки позволю себе еще раз напомнить про Юпитера, – спокойно сказал Гуров. – Ты, Любимов, оттого сейчас дергаешься, что допустил ощутимый промах в работе и тебе хочется поскорее его замазать, чтобы самому не отвечать перед начальством. Вот ты и пытаешься нагнать на меня страху. Только меня так просто не напугаешь. Даже сверхточной связью. Я согласен на переговоры, но только в том случае, если они будут вестись по моим правилам, понятно?

– О чем ты говоришь? – уничтожающе произнес Любимов. – Какие переговоры? Ты вообще понимаешь, в каком ты дерьме оказался?

Он продолжал хорохориться, но в его голосе уже не было прежней уверенности. Гурову был прекрасно известен такой тип людей – они привыкли все брать нахрапом, и остановить их можно было, только проявив не меньшую волю. Иного обращения они не понимали. Поэтому Гуров спокойно продолжал гнуть свою линию.

– Мы оба оказались в дерьме, полковник, – заметил он. – Поэтому я и предлагаю переговоры. Чтобы выработать какое-то компромиссное решение. Ведь нам обоим нужно выбраться из этой ситуации с наименьшими потерями, согласен? Если не согласен, то я оставляю за собой право распорядиться полученной информацией по собственному усмотрению...

– Так, значит? – зловеще протянул полковник Любимов и с большой неохотой затем сказал: – Ладно, уговорил! Говори, какие у тебя условия! Посмотрю, что могу для тебя сделать...

– Ты это делаешь прежде всего для себя, – хладнокровно заметил Гуров. – А мои условия просты. Мы просто встретимся вдвоем и поговорим без свидетелей.

– Ладно, согласен. Когда и где? – нетерпеливо спросил Любимов.

Гуров не торопился – ему не хотелось упустить впопыхах что-нибудь важное.

– По вашей милости я остался без колес, – сказал он. – «Пежо» у вас?

– Можно сказать и так, – хмыкнул Любимов. – Но за свою тачку можешь не беспокоиться. Нам она на хрен не нужна, по правде сказать. Если хочешь, я могу пригнать тебе ее лично. Устраивает?

– Вполне, – сказал Гуров. – Лучше и не придумаешь. Тогда подъезжай завтра прямо к главку. Там и поговорим. К десяти утра.

– Это несерьезно, – заметил Любимов. – Переговоры должны вестись на нейтральной территории.

– Моя машина и будет этой территорией, – ответил Гуров. – На любой другой ты непременно расставишь по всем углам своих «связистов». А они у тебя драчуны, Любимов. Уверен, что так нам обоим будет спокойнее.

– Ну, может быть, – сказал Любимов. – Черт с тобой! Сделаю по твоему капризу. Только не воображай, что тебе повезло, Гуров. Я от тебя не отступлюсь. Ты будешь вспоминать меня до самой смерти.

– Я повешу твой портрет над кроватью, – проникновенно сказал Гуров.

– Если она у тебя будет – кровать, – гнусным голосом заметил Любимов.

Глава 16

Рано утром Гуров попрощался с Марией и попросил ее быть осторожнее.

– Не знаю, во что я ввязался, – сказал он. – Но ничего хорошего ждать не приходится. Этим людям нельзя доверять. Они способны на все. Они вполне могут и до тебя добраться. Поэтому, если заметишь что-нибудь подозрительное, сразу свяжись со мной, ладно?

– Это называется – утренний заряд бодрости, – иронически заметила Мария. – Ну что же, учту. А с этой твоей что делать?

Гуров поморщился. Надежда продолжала оставаться самым слабым местом в его схеме. У него была слабая надежда, что после вчерашнего она проспит хотя бы до полудня, поэтому он сказал:

– Пока не буди ее. Для меня важно, чтобы она как можно дольше не показывала нигде своего носа.

– Я не могу ее здесь весь день сторожить, – возразила Мария. – Может быть, приковать ее наручниками к батарее?

– Это не наш метод, – меланхолично сказал Гуров. – Хотя у меня самого было такое искушение. Но она будет кричать. Нет, это определенно не подходит. Будем надеяться, что до ее пробуждения ситуация как-то разрешится.

– Господи, что происходит? – с чувством сказала Мария. – У меня такое впечатление, будто ты ищешь вчерашний день. Человек, потерявший собственную тень. У тебя вон даже лицо осунулось.

– Лицо расправится, – пообещал Гуров. – Не обращай внимания. И вчерашний день найдется, но, конечно, не сразу... Как-нибудь я тебе все объясню, но сейчас мне нужно бежать. Я созвонился с Петром – мы должны встретиться, прежде чем отправимся в главк. У меня в запасе всего пятнадцать минут...

До генеральского дома Гуров добрался, как и рассчитывал, полностью уложившись в четверть часа. Орлов лично встретил его в дверях, уже облаченный в мундир, чисто выбритый и благоухающий одеколоном. Они молча пожали друг другу руки, и генерал, не задавая вопросов, сразу увел Гурова к себе в кабинет.

Он даже не предложил ему чашку кофе, и это свидетельствовало о том, что Орлов очень сейчас далек от душевного равновесия. Внешне это, впрочем, почти никак не проявлялось – лишь его недоверчивый цепкий взгляд выдавал крайнее нетерпение. Тем не менее генерал терпеливо ждал, пока Гуров заговорит первым. Но тот начал с вопроса:

– Послушай, Петр, ты когда-нибудь слышал про Управление электронной и сверхточной связи при Министерстве оборонной промышленности? Может быть, тебе что-то говорит такое имя – полковник Любимов?

Генерал, насупив густые брови, внимательно выслушал вопрос, подошел к дверям кабинета и, проверив, достаточно ли плотно они закрыты, обернулся к Гурову. Но вместо ответа он сварливо сказал:

– Ты уверен, что ничего не напутал?

Гуров достал из кармана удостоверение Стрижака и протянул его генералу. Тот дотошно просмотрел документ, перелистывая страницу за страницей, а потом с видом глубокого отвращения бросил на письменный стол.

– Где взял? – спросил он требовательным тоном.

Гуров рассказал о том, что произошло с ним этой ночью, опустив некоторые подробности, которые касались Надежды и Алекса.

– Сегодня утром я встречаюсь с Любимовым около главка, – сообщил он. – Думаю, он придет. Есть кое-какие соображения – надеюсь, что мне удастся зафиксировать наш с ним разговор. Могут всплыть очень любопытные подробности.

– Могут, – скептически сказал Орлов. – Может такое всплыть... Зря я все-таки тебя, Лева, в Нижний Тагил не отправил! Теперь-то уже поздно. Теперь или пан, или пропал. Изо всех сил мы теперь должны лапками сучить, чтобы на плаву остаться. Может, чего и получится! – вздохнул он.

27
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru