Пользовательский поиск

Книга Колдовская любовь. Содержание - Глава 15

Кол-во голосов: 0

Убедившись, что никто его не видит, Гуров завел машину в один из дворов и пристроился в самом темном углу, где «Тойота» никому не бросалась в глаза. Собственно, заметить ее сейчас мог только человек, страдающий застарелой бессонницей, – вокруг не было ни души. Жильцы спали мирным сном в своих квартирах, не догадываясь, какие дела творятся под самым их носом.

Гуров выключил мотор и наконец осмотрелся. Кроме его пистолета и трофейных документов, на сиденьях автомобиля ничего не было. В «бардачке» Гуров тоже ничего не обнаружил, кроме опустошенной наполовину упаковки «Рондо». Зато в машине была рация – подмигивая крошечным вишневым огоньком, она что-то едва слышно бормотала монотонным мужским голосом.

Однако сначала Гуров решил познакомиться с бумагами. В руки его, оказывается, попали три документа – паспорт, удостоверение и водительские права. Все они были на имя некоего Стрижака Юрия Васильевича. С фотографий на Гурова смотрело молодое, немного заносчивое лицо того самого парня, с которым он совсем недавно так неласково обошелся. Похоже, все документы были настоящие.

Особенно внимательно Гуров изучил удостоверение личности. Оно его несколько озадачило. Согласно этому удостоверению Юрий Васильевич Стрижак, старший лейтенант инженерных войск, служил в должности командира некой экспедиционной группы в составе совершенно неизвестного Гурову Особого управления электронной и сверхточной связи при Министерстве оборонной промышленности.

Этот документ Гурова сильно удивил. По его мнению, Стрижак был похож на инженера не больше, чем он сам на дирижера. Да и существование управления с таким странным названием вызывало у Гурова определенные сомнения. Что-то тут было не так.

Гуров отложил документы и занялся рацией. Она была импортной – Гуров прежде таких не видел – и вещала на иной волне, чем обычные службы. Видимо, где-то далеко, в диспетчерском центре, уже давно пытались связаться с «Тойотой», потому что, когда Гуров немного прибавил громкость, явственно прозвучали слова: «Первый вызывает шестого-бис! Вызываю шестого-бис! Прием!» Наступала короткая пауза, а потом все начиналось сначала. Голос диспетчера казался унылым и безнадежным, как у человека, который потерял связь с кораблем, уходящим в космос.

Гуров решил ему помочь и включился.

– Шестой-бис на связи! – деловито сказал он. – Прием!

– Во! Наконец-то! – обрадовался диспетчер. – Где вы там? Сдохли, что ли? Тут до вас полковник Любимов... То есть виноват, шестой до вас...

Видимо, этот самый «шестой» находился за спиной у диспетчера и только что сделал ему хорошее замечание по поводу вольностей в эфире. На его месте Гуров, скорее всего, поступил бы так же, но сейчас он был благодарен одуревшему от бессонницы диспетчеру за его промашку – ведь она привела к тому, что Гуров располагал уже двумя фамилиями. Противник, до сих пор призрачный и непостижимый, стал наконец обретать плоть и имя, земное и конкретное. С таким противником и состязаться было не в пример веселее.

А далее Гуров услышал и голос незнакомого полковника – раздраженный и недобрый:

– Шестой-бис! Куда вы все там провалились? Опять все инструкции псу под хвост? Ох, и разберусь я с вами, говнюки! Докладывайте, что там у вас! Прием!

Гуров переключился на передачу и, стараясь изменить голос, произнес:

– Шестой! Я – шестой-бис. У нас все в порядке. То есть не совсем. Гурова мы упустили. В районе Сретенки. Ушел проходными дворами. Пытались найти – потому и на связь не выходили. Прием.

Рация едва не взорвалась от той порции мата, которую выпустил в эфир полковник Любимов.

– Дебилы, мать вашу! – орал он. – Я из вас душу выну! Презервативами торговать пойдете! Сказано было – связь держать постоянно!

Он бушевал не меньше минуты, а потом вдруг сказал абсолютно нормальным, озабоченным тоном:

– А второй, что с ним был, – тоже ушел?

– Тоже, – виновато произнес Гуров.

– Кто такой, не выяснили, значит, – задумчиво проговорил в ответ Любимов. – Ладно, бог с ним. Тогда сейчас сделайте вот что – быстро возвращайтесь в этот бордель и найдите девку. Она может знать, кто этот второй. Его надо найти обязательно!

Гуров дождался, когда полковник перешел на прием, и почтительно спросил:

– А если девка уже ушла? Что делать? Прием.

Любимов разозлился:

– Не понимаете, да? Адрес у вас в кармане. Действуйте! Конец связи!

Гуров понял, что больше ему ничего не перепадет, и отложил микрофон в сторону. Долго морочить полковника Любимова все равно не получится – это он понимал прекрасно. Совсем скоро Стрижак и его компания найдут способ связаться с диспетчером, и тогда все встанет на свои места. Полковник будет рвать и метать.

«Энергичный человек, – подумал Гуров. – Такому под горячую руку не попадайся. Представляю, что он будет творить, когда поймет, что давал задание самому Гурову! Всю сверхточную связь небось разнесет...»

Он улыбался, но на душе у него было совсем невесело. События развивались самым неприятным образом. Этим «связистам» был нужен Алекс, и они знали про Надежду. Вряд ли им удалось уже понять, какую ценность представляют для них эти люди, – пока они, скорее всего, действовали наугад, – но интуиция вела их в правильном направлении. Гуров должен был во что бы то ни стало помешать этим планам. Прежде всего ему нужно было разыскать Надежду. Он завел «Тойоту» и поехал обратно – на Цветной бульвар.

Глава 15

– Черт возьми, что вы себе позволяете? Думаете, если вы – герой-одиночка, то можете по-хамски обращаться с женщинами? Пустите немедленно, слышите!

Надежда была пьяна и необычно агрессивна. Гуров, который почему-то совсем упустил из виду такую возможность, сразу попал в крайне нелепое положение. Во-первых, ему не удалось убедить Надежду, что ей следует немедленно покинуть вечеринку. Она ничего не желала слушать, а когда Гуров ей надоел, просто послала подальше, используя при этом лексикон, которому позавидовал бы и полковник Любимов.

Мата в женских устах Гуров не переносил, и поведение Надежды взбесило его. Поняв, что в словесной дуэли ему не выиграть, он без церемоний сгреб девушку в охапку и понес к выходу. Тут-то и разыгралась безобразная сцена – Надежда кричала, дрыгала ногами и царапалась, как дикая кошка.

Несколько человек из тусовки – пара томных красавцев с золотыми цепочками на шее, суровый вышибала с перебитым носом и три-четыре подруги, бледные и решительные, как террористки, пытались насесть на Гурова, чтобы вызволить Надежду из его объятий. Скандал намечался страшный.

Но он, уже доведенный до крайности собственными неудачами и дурацким поведением непредсказуемой Надежды, внезапно успокоился и погасил скандал в зародыше с помощью нехитрой, но действенной формулы.

Заметив, что наиболее опасный соперник – вышибала – абсолютно трезв, Гуров остановился, повернулся к нему лицом и внятно произнес, глядя прямо в глаза:

– Еще шаг – и я буду стрелять! Я при исполнении. Все последствия на твоей совести.

Сказано это было таким тоном, что даже Надежда перестала биться в руках Гурова. Вышибала тоже понял, что Гуров не шутит, но на всякий случай сказал:

– Может, девушку-то лучше оставить? Вроде она ничего такого...

– Мне лучше знать! – отрезал Гуров. – А что насчет «ничего такого»... Советую заглянуть в ваш сортир – у вас тут «травку» курят, а мы ведь не в Амстердаме, уважаемый!

Довод насчет «травки» оказался убийственным. Вышибала умолк и начал оглядываться по сторонам, видимо, в попытке отыскать хозяина заведения. Но тот благоразумно не обнаруживал своего присутствия. Смазливые молодые люди с золотом на шее тоже скисли. Продолжали хорохориться и спорить только верные подруги, но тут сама Надежда неожиданно прекратила сопротивление и пожелала на свежий воздух. Должно быть, Гуров слишком сильно помял ее.

В неактивном состоянии Надежда оказалась удивительно тяжелой и неповоротливой. Гуров с некоторым трудом сумел доволочь ее до «Тойоты» и усадить на сиденье.

25
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru