Пользовательский поиск

Книга Колдовская любовь. Содержание - Глава 10

Кол-во голосов: 0

– Здрасте! – саркастически сказала она. – А кто у нас герой-одиночка? Неужели я еще должна вас учить, как брать бандитов?

Гуров не нашелся, что ответить. Он уже и не помнил, попадал ли когда-нибудь в жизни в столь глупое положение. Эта девчонка как-то совершенно незаметно сумела втянуть его в игру, которая ей, видимо, казалась хотя и опасной, но чрезвычайно увлекательной. Она, разумеется, понятия не имела, как ловят бандитов, но считала, что делать это ничуть не сложнее, чем травить тараканов. И, кажется, была очень удивлена тем, что Гуров не разделяет ее энтузиазма.

– Но ты хотя бы понимаешь, что нас просто могут обоих убить? – спросил он.

Надежда подняла на него большие глаза и сказала:

– Постарайтесь сделать так, чтобы не убили. Иначе мне придется в вас разочароваться окончательно.

Голос ее звучал абсолютно серьезно, и она, похоже, не слишком-то была напугана. Чем-чем, а слабостью характера она не страдала. Гуров немного помолчал и сказал покорно:

– Ладно, постараюсь вас не разочаровать. Только давайте заранее договоримся, как мы с вами будем действовать. Предупреждаю, нам будет нелегко.

Глава 10

Прошло еще не менее часа, прежде чем люди, обыскивающие квартиру Василькова, поняли, что они в западне. Надежда, которая периодически выглядывала на лестничную клетку, чтобы не пропустить этого момента, вернулась к Гурову бледная и взбудораженная до предела.

– Они тыркаются! – лаконично сообщила она. – Сейчас начнется!

Гуров поспешно встал с мягкого дивана, на котором коротал время, и вышел. Выглянув на лестничную площадку, он внимательно прислушался.

За дверью квартиры Василькова происходила возня. Изнутри кто-то пытался открыть дверь, прилагая к этому недюжинную силу. Тонкий стальной трос, которым была обмотана массивная бронзовая ручка на двери, был натянут как струна. Порвать его можно было, пожалуй, только трактором. Ждать, что в квартире Василькова может оказаться трактор, не приходилось, и Гуров понял, что за эту позицию можно не беспокоиться. Ночные гости скоро должны начать искать иной выход.

Гуров вернулся к Надежде и предложил:

– Может быть, тебе пока пойти погулять? Здесь может быть очень опасно.

– Спасибо! – откликнулась девушка. – Я у себя дома. Между прочим, на московских улицах по ночам гулять тоже опасно – вы не знали? И вообще, давайте не отвлекаться! Иначе я могу перепутать, что мне делать.

Гуров предполагал, что взломщики могут воспользоваться двумя вариантами. Во-первых, их действительно может прельстить близость Надеждиного балкона, и они выберут этот путь, рассчитывая на свое превосходство в численности и силе.

Во-вторых, они могут попытаться спуститься вниз на тротуар. Возможно, у них есть с собой веревки или они подыщут что-нибудь в хозяйстве Василькова. В крайнем случае, свяжут несколько простыней.

Гуров был уверен, что именно этот вариант их устроит больше всего. Перебираться в соседнюю квартиру они вряд ли захотят, потому что внезапно сделавшаяся неприступной входная дверь непременно должна их насторожить. Вряд ли они настолько неопытны, чтобы не догадаться, что здесь что-то нечисто.

Исходя из своего предположения Гуров и собирался действовать. Он намеревался позволить двоим из троицы уйти, а затем задержать последнего. Как это произойдет, он пока не знал, но был уверен, что ситуация сама подскажет. В конце концов, у него не было другого выхода. Надежде отводилась роль вспомогательного отряда. Во-первых, она должна была при первой же возможности убрать с лестничной площадки трос. Во-вторых, если бы Гурову пришлось туго, она должна была любыми путями улизнуть из дома и поднять тревогу. Впрочем, Гуров собирался сделать все, чтобы этого не произошло.

Все получилось примерно так, как они с Надеждой и предполагали. Запертые в чужой квартире незнакомцы не стали утруждать себя выяснением причин загадочного поведения двери. Возможно, вся их жизнь состояла из неприятностей, и они к ним привыкли. А кроме того, их поджимало время. Дожидаться рассвета не входило в их планы.

Возня за дверью, прихваченной тросом, очень скоро прекратилась, и загадочная троица удалилась в глубину квартиры. Гуров все-таки предполагал, что пленникам понадобится некоторое время, чтобы наладить подручные средства, но те оказались малыми не промах. У них все было приготовлено заранее. Не производя особого шума, они выбрались на балкон, перекинули через перила нейлоновую веревку и начали поочередно спускаться.

Гуров наблюдал за процессом через полуоткрытую дверь. Он вынужден был признать, что свое непростое ремесло эти ребята знают в совершенстве. Они так ловко и быстро соскальзывали вниз по веревке, что возникало ощущение, будто смотришь цирковой номер.

Первым ушел вниз неприятный субъект с пятнами на лице. Он растворился в ночи бесшумно, как призрак. Вторым с неожиданным проворством проделал тот же трюк здоровяк в сером костюме. Они уже, как говорится, рассыпались в стороны по тротуару, когда к спуску приступил последний член группы – пижон с медными пуговицами.

Пижон во всем остается пижоном. Он всегда делает чуть больше лишних движений и чуть меньше думает о деле, чем оно того требует. И еще он всегда боится запачкать свою одежду.

Гуров понял, что наступил решающий момент. Он выскочил на балкон и тихо, но грозно сказал:

– Стоять! Не двигаться!

Пижон на секунду опешил. Он уже намеревался перекинуть ногу в белой штанине через перила, но так и застыл, как спортсмен, участвующий в акробатическом этюде. На его лице, обращенном к Гурову, появилось горькое и злое выражение, как у человека, которого несправедливо и крупно надули.

Гуров не стал ждать, пока пижон придет в себя, и перемахнул через перила. В одну секунду он уже был на соседнем балконе.

Внушительная фигура и решительность Гурова произвели на пижона большое впечатление. Он растерялся, запаниковал и упустил последнюю возможность сделать что-то разумное.

Сначала он потерял какие-то секунды, высматривая внизу своих сообщников, потом засуетился и попытался все-таки воспользоваться перекинутой через перила веревкой. Он окончательно перевалился за край балкона и попытался уцепиться рукой за спасительный трос. Но рука его схватила пустоту – Гуров успел перехватить и убрать веревку.

С коротким криком пижон повис над пропастью – в последний миг он все-таки сумел удержаться на левой руке, намертво впившись пальцами в перила.

Вряд ли бы его хватило надолго, но на подмогу ему пришел Гуров – довольно бесцеремонно он поймал пижона одной рукой за штанину, а другой – за воротник кремового пиджака и в таком положении зафиксировал, слегка наклонив головой вниз.

Пленник, выпучив глаза, несколько секунд с ужасом вглядывался в далекий мерцающий асфальт. Он молчал, но его дыхание становилось все чаще и громче, как у астматика.

– Только не вздумай умереть от разрыва сердца! – предупредил Гуров. – И не изображай из себя партизана на допросе. Не ручаюсь, что у меня хватит сил удерживать тебя бесконечно долго. Падение с такой высоты не всегда смертельно, но перелом позвоночника и горизонтальное положение до конца жизни гарантированы. Правда, тогда тебе не придется тратиться на пиджаки и итальянскую обувь...

Пижон словно очнулся.

– Послушай, брат! – придушенным голосом произнес он снизу. – Ты не горячись, ладно? Мы же можем договориться, верно?

– Мне тоже так кажется, – согласился Гуров. – Люди в твоем положении становятся на удивление сговорчивыми.

– Нет, я о другом, – с неожиданным самообладанием сказал пижон. – Ты прежде всего подумай, как будет неприятно, когда тебя арестуют за преднамеренное убийство! В тюрьме очень несладко, поверь мне! Поэтому не дури и помоги мне вылезть, а потом мы поговорим.

– Не стоит нервировать человека, у которого в руках тяжесть, – назидательно сказал Гуров. – У меня уже немеют пальцы. А у тебя совсем мало времени, чтобы ответить на мои вопросы.

16
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru