Пользовательский поиск

Книга Капитан пиратского брига. Содержание - Глава 15

Кол-во голосов: 0

Глава 15

Погода была странная: всю ночь шел снег, но какой-то мокрый и противно-теплый. К утру снег сделал на час передышку, затем снова повалил без остановок. А вот сейчас превратился в мелкую ледяную морось. Поднялся резкий порывистый ветер. В такую погоду хорошо сидеть в привычном, уютном кресле, одной рукой поглаживая мурлычущую на коленях кошку, а в другой сжимая кружку с горячим сладким крепким чаем, сдобренным парой столовых ложек рижского, и вспоминать что-то старинное, утраченное, полузабытое. Спать тоже хорошо, прекрасные сны приходят к нам в такую погоду! Но ласковая кошка обязательна, пусть себе мурлычет рядом…

Впрочем, сойдет и собака, а она в наличии имелась. Пальма примостилась большой рыжей башкой на тапочку Гурова и пребывала наверху блаженства от общества своего нового любимца, только толстый хвост ритмично постукивал по полу. Лев тоже ощущал радость жизни и гармонию природы. Спасибо Бутягину: он с раннего утра протопил крошечную баньку, притулившуюся к забору в углу его двора, и все же уговорил отнекивающегося Льва попариться. И вот теперь, чистый до скрипящей кожи, прогретый ласковым банным теплом снаружи и стопкой замечательной хозяйской настойки изнутри, полковник Гуров расслабился наконец как следует.

Лев по опыту знал: в такие блаженные минуты надо постараться позабыть о текущих делах, о преступниках, свидетелях, уликах, подозреваемых и потерпевших – словом, обо всем, что составляло специфику его нелегкой профессии. Думать о чем-нибудь постороннем, а подсознание пусть себе под сурдинку перерабатывает накопленную информацию.

Он встал из-за кухонного стола, с хрустом потянулся, радостно ощущая, что, несмотря на возраст, тело по-прежнему послушно, и совсем было решил вздремнуть часок, пока Бутягин не вернется с базарчика, как со двора раздался автомобильный гудок.

Сначала Гуров не поверил своим ушам и даже подумал, что это опять барановский Вовик с приглашением от своего хозяина на five o'clock или что-то вроде того, но сигнал – хриплый и какой-то нахальный – повторился.

Знал Лев Иванович этот звук, заставляющий вспомнить мартовские котовые побоища, но вот здесь его услышать… Только шедевр баварского автомобилестроения, престарелый крячковский "Мерседес" был способен на такие соловьиные трели. Лев, даже не набросив куртки, побежал открывать ворота, умоляя небеса, чтобы это не оказалось слуховой галлюцинацией.

Лишь через десять минут, когда он подливал довольно похмыкивающему Станиславу горячего чая в огромную фаянсовую кружку, до Гурова окончательно дошло – его одиночество кончилось.

– Ну и что ты так удивляешься, – насмешливо поглядывая на него, разъяснял секрет своего появления "друг и соратник". – Готов поклясться, положа руку хоть на Уголовный кодекс, хоть на двухтомник "Криминалистики", что события пошли вразнос, в Москве мне больше ничего не светит. Что машина? Мне вот сердце говорит – понадобится она нам. Я в свою железяку верю, вспомни, как она нас выручала!

– Что значит вразнос? Что по Марджиани?

– По Марджиани… Плохо по Марджиани. Впрочем, как сказать. Убийца лежит в медчасти СИЗО, признательные показания от него получены, дело можно закрывать и передавать в суд. Только вот светит этому парнишке не зона, а спецпсихушка в Кащенко. Я свое дело сделал, но проку нам с того – хрен.

– Это как? – спросил ничего не понимающий Гуров.

– А так. Взял я его еще в четверг. С перестрелкой и прочими приключениями. Нет, перестрелка не с ним, а с теми, кто его ликвиднуть пытался. У парня две пули в плевральной полости, но дуракам и психам везет – жить он будет и даже разговаривать. Подстрелили его на товарном дворе Ярославского вокзала. Сначала опознав по фотографии, они его посменно караулили. Когда? Когда он собирался домой. Угадай, куда. Правильно, в Славояр возвращаться.

Драматическую историю о перестрелке на товарном дворе Ярославского вокзала Станислав изложил кратко, без особых подробностей.

– У него еще и касательное пулевое в бедро, но получил он его не в четверг, а раньше. В субботу! Доходит теперь?

Гуров собирался что-то возразить, но Станислав поднял руку, попросив не перебивать его:

– Слушай громче! Выясняется, что в руки ему оружие вложили, – Станислав раздраженно дернул головой, – "посланники сил добра", мать их песью, чтобы он совершил праведный суд.

– А не косит под психа? Откуда вообще выяснилось, что это он Марджиани ухлопал?

– Оттуда. Первое, что он еще под ножом медикам-спасителям выдал, так это – что он сейчас в раю, а попал он в это замечательное место за спасение человечества, и подробно изложил всю картинку убийства. Нет, ты скажи: как он с разорванной мышцей – кость, правда, не задета, но все равно, – истекая кровью, скрылся с места преступления и отсиживался где-то аж до четверга?! Он не говорит. Но скажет, когда медики его из… Из непонятно чего выведут. Почему именно в четверг из норы выбрался? Я думаю, он эти дни был не в себе совсем, поэтому и держался! Обычные люди так не могут! А в четверг его, видать, хоть ненадолго, но отпустило, решил податься домой. Получил две пули, тут ему чердак сызнова заклинило.

– Так что, псих? Или…

– Знаешь, Лев, я сначала тоже думал – косит. Нет. Все интереснее. Наркоз его не брал, "маслины" вживую выковыривали, поэтому там же в Склифе сделали экспрессуху на всякую дрянь, тем более нес же он жуткую эту ахинею. Правда, с перерывами. То вроде нормальный, а то…

– И?

– Нашли какую-то долгоиграющую пакость: пиро… не помню дальше. Наши уже в СИЗО повторили и подтвердили.

– Пирогексеналового ряда, – задумчиво произнес Гуров. – Совсем интересно становится. Ты у ребятишек из отдела по борьбе с наркотой не догадался спросить, как это может действовать?

– Обижаешь, начальник! Первым делом, как узнал об этом безобразии. И с пареньком, мною, кстати, спасенным, по горячим следам прямо в палате пообщался. Всяко меня преступники крыли, думал, ничему уже не удивлюсь, но… – Крячко аж головой в изумлении покачал, – чтоб Князем Света величали… Похлеще генеральского звания!

48
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru