Пользовательский поиск

Книга Капитан пиратского брига. Содержание - Глава 10

Кол-во голосов: 0

– Снова вы смеетесь, – укоризненно заметил Дорошенко. – Я что, уверяю вас в нашей моральной чистоте и нравственном сиянии? Все равно не поверите, я сам первый не поверю. Но юридически все в полном ажуре, вполне легальный и, как вы уже отметили, высокодоходный бизнес! Ведь чем мы хороши для наших, хм, абитуриентов? Тем, что принимаем без ограничения возраста, будь ты хоть негром преклонных годов; без высшего, специального, а иногда, скажу вам, как родному, по секрету и без среднего образования. Без вступительных экзаменов. Без выпускных, заметьте, тоже обходимся.

– Но ведь это фикция, вроде тысячи процентов годового дохода!

– Не без того. Но задумайтесь вот о чем: сколько-нибудь умный и порядочный человек к нам не пойдет. – При этих словах Остап Андреевич широко и обезоруживающе улыбнулся, вновь сверкнув своими унитазными зубами, явно вставленными не его выпускником. – Вот, допустим, специальность няня-гувернантка. Заметьте, что в объявлении о наборе мы пишем: "Опыт общения с детьми не обязателен", а на собеседовании задаем один-единственный вопрос: "Любите ли вы детей?" И хоть ты полуграмотная пенсионерка, хоть соплюха, которой самой нянька нужна… Да хоть бы Генка Епифанов. – Тут Дорошенко как-то странно поперхнулся словами, и Гуров понял, что в некотором запале он сказал чуть больше, чем хотел.

– А это кто такой знаменитый? – тут же поинтересовался Лев, привычно сделав внутреннюю пометочку.

– Да так, знакомый один. У него любимый евангельский герой – царь Ирод. Соответственно, любимая сцена – избиение младенцев, вот до чего детишек любит! Но за соответствующую плату мы и из него нянечку сделаем. – Дорошенко снова с ловкостью фокусника извлек откуда-то пару "Будвайзера" и по полированной поверхности стола толкнул одну из банок Льву. – Если на таких предварительных условиях поступающие к нам кандидатки в няньки искренне надеются на богатого клиента, который будет их кормить едой с рынка, а у клиентового чада окажется ангельский характер, то они кто? Правильно, дуры. Но таких меньшинство, основная же масса все не хуже нас с вами понимает, надеется только на халяву и впаривание будущему клиенту прокисшего силоса под видом ананасов в шампанском. Представьте, у многих получается! За свои деньги они получают красивую бумажечку, причем каждая из таких бумажечек гласит одно и то же…

– Позвольте, я закончу вашу мысль, – перебил ректора Лев, – охота проверить собственную сообразительность. Гласит она, что ваш выпускник, независимо от избранной специальности, обладает редкостной эрудицией, выдающимися способностями, блестящими талантами, а в данной области ему нет равных, так?

– Именно. Вы еще забыли о завершающем пассаже: все, вами перечисленное, "гарантируется на мировом уровне и мировыми же звездами". – Выдав эту фразу, Дорошенко улыбнулся совсем уж нагло и даже, как показалось Гурову, подмигнул ему.

Лев задумчиво отхлебнул пивка. Ему стало кристально ясно, что его собеседник – мастер психологической игры, мало в чем ему самому уступающий. Менее чем за полтора часа Дорошенко, начав разговор в стиле "далекий от треволнений духовный гуру", прекрасно притом понимая, что на эту ересь Гуров и не думает покупаться, закончил, по сути, прямым признанием в том, что он жулик, и вся его академия есть предприятие по выкачиванию денег из доверчивых дураков или будущих мошенников и шарлатанов. Положим, Америки он Льву не открыл, но зачем же так явно, нагло, акцентируя внимание на не самых благовидных сторонах своей деятельности? Зачем он подставлялся?

А вот зачем. Про Баранова он не обмолвился ни словечком, как бы пропустил этот гуровский вопрос мимо ушей. Смысл подставки: ну, потопчи меня, господин полковник, вылей на меня и мою академию бочку презрения и уймись, тем более сделать ты мне все едино ни хренушеньки не сможешь! Попутно "тонкий намек" на особые отношения с Зарятиным и шпилечка про возможное изменение рода гуровской деятельности… Причем в обоих случаях делается это с явной надеждой на его, Гурова, ответную отповедь, в идеале – срыв, грубость, "поставлю зарвавшегося хама на место!". Ах ты, куропаточка с "подбитым" крылышком, уводящая глупого пса, от гнездышка с птенцами, – почти нежно подумал Лев. – Значит, есть от чего отводить. Нет, молодец господин "ректор", право слово – молодец! Но под его дудку мы плясать не станем, обострим, но на другом фланге!"

– Мне вот рассказывали, Остап Андреевич, что первоначальный капитал господин Баранов сделал аккурат на тогда еще не "вашей" (вы ведь только третий год как ректор) академии. Не только на ней. – Гуров пристально посмотрел на собеседника. – Но в том числе. А теперь, значит, от щедрот отстегивает, не забывает alma mater?

После вчерашнего разговора с майором Курзяевым светлый барановский путь, особенно первые его этапы, представлялся Льву яснее. Удачно провернув несколько раз подряд челночные водочные поставки на север, Баранов сколотил некоторый капитал, затем подмазал не только криминал – Домового, но и пару чиновников вышесреднего звена, близких к тогдашним "отцам города". Где они сейчас, те "отцы"? Спросить, как и обычно заведено в богоспасаемом Отечестве, не с кого. В благодарность он был поставлен руководить одним из самых крупных славоярских рынков – "Южным", а затем, некоторое время спустя, сделался управляющим всеми рынками города. Тогда на торгово-закупочных кооперативах можно было сделать быстрые и большие деньги, правда, и риск прогореть был велик. Но Баранов не прогорел, к тому времени он окончательно и прочно повязался с верхушкой славоярского криминала и организовал под его надежной, гарантированной именем Прасолова "крышей" ТОО "Инициатива" – зародыш будущего холдинга и вот эту самую академию… "Инициатива" занялась скупкой собственности, причем по сверхнизким ценам, оказывая с помощью людей Домового и собственной формирующейся гвардии давление на владельцев выставляемых на продажу предприятий и конкурентов.

Такое положение дел устроило далеко не всех. Однако сначала, в ноябре 1999-го, почти три года назад в своем навороченном "Форде" были расшлепаны в кровавую кашу из пяти "трещоток" лидер "антоновской" группировки Сергей Дерябин с приемным сыном и двумя охранниками. Месяцем позже, в канун последнего года второго тысячелетия, получил новогодний подарочек с доставкой на дом из ротного пехотного гранатомета Ковбой, "не уважавший" Баранова лидер отмороженной молодежной группы северных промышленных окраин города. Еще шесть трупов, включая самого Ковбоя. А ведь говорили ему умные люди, что второй этаж все же низковат, окошечки-то круглосуточно за броневыми ставнями держать – замучаешься!

21
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru