Пользовательский поиск

Книга Деньги или закон. Страница 9

Кол-во голосов: 0

– Случай! Несчастный случай! Кирпич со стройки на голову упал!

Ярцев понял, что малый рассказал правду и действительно Гурову просто повезло.

– А тебе кто мешал смотрящего у входа в больницу выстраивать? Сотовым телефоном его снабдить? Гуров бы еще только парковался, а твои парни уже из палаты успели бы уйти. Что он в воскресенье вечером в больницу пришел – верно, случай. А что он один троих без единого выстрела взял, тебе урок. Живи. Я начальству свои соображения докладывать не собираюсь. Они умные, богатые, но если ты наследишь и мне не доложишь, пеняй на себя. Я генеральному сказал, дело дохлое, следует держаться в стороне. Он ответил, бизнес есть бизнес. Вот я, старый пень, и погляжу, какой у него с Гуровым бизнес получится.

– Семен Петрович, а вы никак боитесь его? – спросил Узлов.

– Дурак ничего не боится, потому и дурак, – ответил Ярцев. – Ты действуй, как считаешь нужным, но не засвечивайся.

– А вы вроде рады, что я прокололся?

– Я тебе уже сказал. Иди, поглядим, как долго начальство тебя субсидировать будет.

Узлов ушел, думая, прав старый сыщик, не стоило в дело ввязываться. А что делать? Не пойдешь, не скажешь, мол, «чур-чура, обознатушки, перепрятушки».

Узлов знал законы уголовников, они не любили терять своих людей. Одно дело, если в стычке с ментами или ОМОНом человек «хватал» пулю, другое – когда взяли трех парней на тихое дело, а они пропали. Да и Цапля был авторитет не того масштаба, чтобы не ответить за людей перед старшим. А главным в группировке был вор в законе по кличке Куба. Свое воровское имя он получил за смуглый цвет лица, кудрявые черные волосы и толстые губы. Он не любил застолье, гулянки в ресторанах не потому, что чтил воровской закон, фальшиво призывавший вора к скромной бессемейной жизни. Куба имел пять ходок, из них трижды его сдавали свои. И он твердо усвоил: все гулянки, «свои» кабаки – лишь мышеловки, которые на учете у опытных ментов. А Куба знал, что среди ментов есть люди умные, опасные, и светиться не хотел, потому жил уединенно, захаживал к платным девкам, которых пользовал задарма. Он знал, шестой ходки ему не выдержать, хотя самому лишь полтинник, но больше половины жизни он провел за колючкой. Он узнал, что Цапля взял троих толковых парней и они исчезли. А куда может деваться вор, известно.

Куба пригласил Цаплю в скромную кафешку на тарелку супа, водку он пил редко, чаще в одиночку, запершись у себя дома. Цапля явился в момент и, опережая вопрос, сказал:

– Я вины с себя не снимаю, но люди были упреждены и заплачено им было вперед.

Куба согласно кивнул, продолжал обедать, ел он аккуратно, походил на скромного работягу, знающего цену куску хлеба.

– Расскажи, – сказал он, поднял на молодого тяжелый взгляд.

Цапля к вопросу подготовился, рассказал правду, умолчал, что дело имел с бывшим ментом. Соврал, мол, заказчик был залетный, но так как зеленые дал вперед, то он, Цапля, особо не беспокоился.

Куба понимал, малый чего-то утаивает, но то было в порядке вещей, никто сразу не исповедуется. Наверняка Цапля ребят «обжал», так каждый разделил бы не равными долями. Раз уплачено вперед, значит, сработано не уголовкой, у ментов денег нет, известно. Да Цапля не та птица, которую бы жирно прикармливали, чтобы в силки затащить. Насчет «залетного» парень наверняка брешет, но Куба с новым человеком встречаться не хотел. Люди ищут какого-то электронщика, дело чистое, коли хорошо платят, можно помочь.

Куба думал над стаканом чая, когда неожиданно вспомнил, как по ранней весне разговелся со старым корешом и под ельником, три дня из дома не выходил, водку занесли впрок. Подельник тогда рассказывал, как сутки жил у смешного головастика. Тот в молодости гением был, за бугор человека возили, и работал он с компьютерами. Водка сгубила. Сейчас не старый, однако печень уже не держит. И сделал он для какого-то миллионера работу, получил – можно год пить, ничего не делать. Пили, спали, снова пили, хозяин открыл холодильник, похвастался – водки как в магазине. И назвал кореш того миллионера как-то смешно… бык не бык, не телок, чего-то с копытами.

Цапля увидел, что Куба дремлет, отошел в буфет, выпил стакан водки, только присел к столу, старый вор спрашивает, мол, в больницу вы полезли, как больного кличут?

– Тур, – сразу ответил Цапля. – Фамилия у него Туров.

Куба встряхнулся, велел рюмку водки принести. Он вспомнил, что кореш называл своего благодетеля именно так – Тур и объяснил, что это бык древности. И еще Куба вспомнил, содельник рассказывал, что себя он называл по-иностранному – хакер. Как Куба запомнил, неизвестно, но точно – хакер.

Официантка принесла сто граммов, Куба выпил, зажевал хлебной корочкой, спросил:

– Ежели я нужного человека без всяких сложных дел укажу, сколько можно с твоего «залетного» слупить?

– Не скажу, – Цапля чуть не ляпнул, что вечером узнает. – Надо узнать, в Москве он или нет. Может, надобность отпала.

– Узнай, только учти, у тебя одна цена, у меня – другая. Потом, если твой дружок «чистодел», сам мараться не захочет, то ему указать на человека будет мало. Он захочет, чтобы ты того человека к нему привез. Тут совсем другие бабки, так как нужны люди и тачка. Да и статья имеется в кодексе – похищение! Срок определен, значит, риск. Думаю, такая работа штук пятьдесят стоит. Потянет твой «залетный»?

– Спасибо, что участие принял, премного благодарен. За встречу и разговор, изволь, получи, – Цапля положил под тарелку сто долларов. – Разузнаю, сообщу, позвонить разрешишь?

– Нет, я через два дня тебя сам найду, – ответил Куба и подумал, что вечером сопляк с заказчиком встретится, нечего время тянуть. – Давай завтра в это время здесь и повидаемся. Может, у тебя чего проклюнется?

– Завтра вряд ли, но подгрести не сложно.

– Забито, я отваливаю, ты обожди чуток, выходи, глянь вокруг. А то сейчас ментов в городе больше, чем людей. – Куба, изображая немощного, поднялся, зашмурыгал к дверям.

– Артист, – сказала официантка, получая деньги. – Сам пляшет шибче молодого, – она взглянула на задумавшегося Цаплю. – Может, тебе сто пятьдесят принести?

Он молча кивнул, прикидывая, нужный разговор сложился или он, Цапля, лезет в козырную масть, где ему голову оторвут? Конечно, лучшее дело – свести Юрку Узлова с Кубой, получить свои комиссионные и отойти в сторону. Но Узел – бывший мент. Кубе необходимо сказать, нет, такое не годится. С ментами работают, но то люди другие, он сам без согласия Кубы и в больницу по указке мента лезть права не имел.

Вечером Цапля названивал Узлову, но того все не было дома. Неожиданно кто-то прорвался по телефону и к нему. Вежливый мужской голос сказал:

– Спуститесь, «Мерседес-300» ждет вас у подъезда.

Цапля только собрался спросить, кто говорит, да зачем и почему, но на другом конце трубку повесили.

Мужчина, сидевший в «Мерседесе», поздоровался, имени своего не назвал, руки не подал, буркнул водителю нечленораздельное, и машина мягко покатилась.

Цапля сначала испугался, затем понял, что если бы с ним решили разделаться, то прислали бы не «Мерседес» с солидным мужиком, а пришли бы два амбала и… финиш. Парень поерзал на роскошном сиденье, взглянул в затемненное окно, хотел определить, куда везут, затем беспечно откинулся на мягкую упругую спинку, начал думать, чего он Кубе сказал лишнего, а что следовало сказать, да он промолчал.

В самом центре, в районе Тверской, машина остановилась. Мужчина, сидевший на переднем сиденье, открыл свою дверцу. Цапля шустро выскочил на асфальт. Они вошли в небольшой холл гостиницы, хотя никакой вывески Цапля не видел. Спутник взял у дежурной ключи, номер был на втором этаже. Открыв дверь, мужчина снял плащ, тихо выругался, затем мягким интеллигентным голосом сказал:

– Проходи и не обращай внимания на мое плохое настроение. Жизнь штука сволочная, и хотя усвоил данный постулат давно, однако, когда бьют по лбу, все равно больно.

На столике стояли разнокалиберные бутылки и ваза с фруктами. Хозяин налил в бокал коньяка, кивнул, выпил, откусил яблоко.

9

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru