Пользовательский поиск

Книга Деньги или закон. Страница 19

Кол-во голосов: 0

В общем, обед прошел превосходно. Прощаясь, Сергей поцеловал дамам руки, хозяин хлопнул парня по плечу, сказал:

– Серега, тебя ждут в доме в любое время суток, – и добавил: – Заходи на службу, обсудим вопрос трудоустройства.

«Устроит он меня, слов нет, как мне и не снилось, но дочку свою заставит взять, а квартира плюс работа, считай, петля Нестерова. Чтобы квартиру не тронул, придется изображать, а работать я лучше грузчиком пойду». Так рассуждал Сергей, покидая гостеприимный дом.

Через неделю Сергей позвонил, через две снова был зван на обед, во время которого вся семья повела себя значительно активнее. Дочка дура дурой, однако пару раз ухватила гостя за коленку, хозяин напрямую предложил должность в исполкоме, откуда, мол, легче стартовать к деньгам. Причем он так напрямую и выразился: «к деньгам». Хозяйка была еще лаконичнее, столкнувшись с Сергеем в районе туалета, безразлично сказала:

– Завтра в три загляну к тебе.

«Ну, кажется, я отбегался, семейка боевая, они меня живьем не выпустят», – подумал Сергей.

На следующий день мадам явилась к Сергею ровно в три, он не успел опомниться, как оказался без штанов. И мадам, так он ее называл на протяжении всего знакомства, занялась его обучением. Она была в восторге от его фигуры и физической подготовки, но больше всего ей нравилось, что мальчик выглядит абсолютно невинным, словно новорожденное дитя.

Встречались они ежедневно, только днем, и занимались любовью до изнеможения, так олимпийские чемпионы готовятся к своим главным стартам.

Однако жизнь несколько сложнее, чем обучение искусству любви. Вскоре Сергею стало не на что жить. Он кое-что продал из дома, денег хватило ненадолго, а ему хотелось иметь хотя бы пару штанов, пиджак, куртку, которые бы не врезались в складки отяжелевшего тела. Сергея знали на Тверской и в ближайших переулках, он здесь родился. Он обратился к одному приятелю детства, затем ко второму, а через неделю он участвовал в малом нелегальном бизнесе. Одному передать, у другого взять, третьему заплатить. А так как парень он был абсолютно честный, силенку имел и дрался ловко и жестоко, довольно быстро у него среди мелких коммерсантов появился авторитет.

Видимо, это не осталось незамеченным местным участковым. Немолодой капитан, известный среди шпаны под именем дядя Вася, как-то остановил Сергея.

– Не работаешь, Серега, – дядя Вася не знал, что такое прелюдия. – Это плохо. Фарцуешь помаленьку, что еще хуже. Я в нашей конторе давно служу, не видел человека, который бы вовремя остановился. Только тюрьма, других остановок не случается.

Он, покуривая, выслушал бормотания Сергея, рассказ о его грандиозных планах, наконец сказал:

– Говно все это, – плюнул под ноги, растер ношеным сапогом. – Не хочешь сидеть в тюрьме, приходи завтра к замначу по уголовному розыску, с утречка, пока подполковника день не закрутил. Приходи, от разговора тебя не убудет. А то я на тебя все так же по старинке, как на пацана, смотрю, а ты вон какой лоб вымахал. Третьего дня у Елисеевского коробку с «Мальборо» принял? А та коробка на трешник вполне тянет.

Сергей несколько минут стоял и смотрел на удалявшегося дядю Васю. Дело в том, что когда он принял на продажу десять блоков «Мальборо», у Сергея при себе и доллары были. И если бы его в тот день взяли, разговор бы пошел уже не о «трешнике», хотя и «трешник» никому не нужен.

У Сергея имелось достаточно недостатков, но чувство опасности он ощущал, и от протянутой руки не отказывался.

На следующий день в девять утра он постучал в дверь начальника уголовного розыска, услышав приглашение, вошел и доложился, как сержант должен докладывать подполковнику.

– Здравствуй, Бестаев, присядь, я пока одну кляузу отпишу, – подполковник был немолод, лысоват, остатки волос поседели.

Закончив писать, он с минуту молчал, подняв взгляд на Сергея, спросил:

– Я слышал, Бестаев, ты в острог собрался?

– Наговаривают, товарищ подполковник, – как можно бодрее ответил Сергей.

– Ну, коли наговаривают, значит, сядешь не сегодня, а послезавтра, – флегматично заметил подполковник. – Аппетит хороший?

– Так точно, не жалуюсь!

– Лопаешь по нескольку раз в день?

– Так я не медведь, что налопается, а всю зиму лежит и лапу сосет, – усмехнулся Сергей.

– В тюрьме тоже баланду три раза дают, – улыбнулся подполковник. – На какие шиши ты живешь, вижу, после армии приоделся?

– Кручусь, как все, товарищ подполковник, – Сергей слегка вспотел, разговор становился опасным.

– Как я знаю, ты еще черту не переступил, иначе бы и разговора не было, но у самого края топчешься, – подполковник держал в зубах незажженную папиросу, видно, пытался бросить курить. – Ты, Сережа, мне по всем статьям подходишь. Здесь родился, район и ребят знаешь. Секретным помощником хочу пригласить тебя, работа, прямо скажу, тяжелая, но со временем получишь полное прощение, а там и совсем человеком станешь! Ты не трус и не дурак. В общем, давай, блатной мир тебя знает, примет, оно и выгодно нам обоим.

– Как обухом, товарищ подполковник, – признался Сергей.

– Каждый человек определиться обязан, к своему берегу пристать, не плыть, как дерьмо, по течению.

– Подумать следует, товарищ подполковник.

– Пока раздумывать будешь, за колючкой окажешься, тогда прощай, Москва, улица Горького, квартира. Договорились? Я ведь напоминаю: ты, Серега, сегодня еще без наручников.

Последнее слово произвело большое впечатление…

Через три дня Сергей Бестаев был уже «на связи» у одного из оперов.

А личная жизнь продолжалась, в постели с мадам он получал высшее образование, она была от своего «ученика» в восторге. Но, как известно, все кончается. Однажды вечером позвонила секретарша председателя райисполкома и ледяным голосом пригласила Сергея на утро к хозяину.

В этот раз хозяин не вышел из-за стола, не предложил садиться, речь его была сухой и короткой:

– Что у меня жена блядь, я и без тебя, сопляк, знаю, – сказал хозяин, даже не поморщился. – Так она блядь для людей повыше тебя рангом, а для таких, как ты, она супруга председателя. Я тебе, мразь, такую семейку подселю, что ты на дальний Север к оленям пехом отправишься и о квартирке своей забудешь!

Но Сергей не дрогнул, ответил спокойно:

– Зачем так круто? Я вам сегодня не мальчик с улицы, больше сказать не имею права. Скандал никому не нужен. Я виноват, но вы прекрасно знаете, вина не только моя. Я жениться собираюсь, невеста на шестом месяце, так что у вас осложнения могут получиться, – соврал Сергей, полагая, что председатель проверять сказанное не станет, а скандал ему действительно не нужен. Мадам хозяин точным словом определил, значит, данная история не первая.

Шатко стоял Сергей, но нутром чуял, разговор повернул верно. Начал бы канючить, прощения просить, погиб бы, как муха в стакане горячего чая.

– Нарушения, допущенные мною, строго осуждаю, обещаю, рецидивов не будет, – твердо произнес он.

Хозяин неожиданно улыбнулся, пробормотал:

– Уже слов нахватался. Ладно, иди, поганец, все-таки мы с батей твоим не один год на ковре кувыркались.

Сергей поклонился, распрощался и вышел, секретарша глянула строго, он ущипнул ее за щеку, сказал:

– А для тебя еще не все потеряно, девочка.

Девица пыталась возмутиться, прошептала:

– Нахал…

– Ладно, ладно, любишь это дело? Ножки циркулем и глазки в потолок? – Сергей подмигнул.

Секретарша покраснела, казалось, сейчас вспыхнет крашеный перманент.

– Брось, телефон знаешь, звони, – и новоиспеченный Казанова вышел в коридор.

Сергей прекрасно понимал слова председателя о бате. Дружба – лишь шелуха, дающая ему возможность достойно отступить. Главное, он, Сергей Бестаев, из ямы выскочил, жалко, мадам потеряна, но без потерь в таких делах не бывает.

Работал он на совесть, с его помощью розыск раскрыл несколько крупных краж. Однажды Сергей даже спас из Москвы-реки девчонку – та по дури едва не утонула. В общем – стал человеком известным. И когда начальник районного управления предложил идти в школу милиции – дабы стать кадровым офицером МВД, – согласился охотно. Работа в уголовном розыске на многое открыла глаза…

19

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru