Пользовательский поиск

Книга Воровская честь. Содержание - Глава XXIII

Кол-во голосов: 0

Глава XXIII

Бертил Петерссон, главный инженер «Свенхалте АЦ», вышел к воротам фабрики, чтобы приветствовать господ Риффата и Бернстрома, прибывших этим утром в Кальмар. Вчера он получил факс из Объединённых Наций с подтверждением времени их прилёта в Стокгольм, а сегодня, позвонив в справочную аэропорта, узнал, что их самолёт приземлился с опозданием всего лишь на несколько минут.

Когда они появились из машины, Петерссон вышел навстречу, пожал им руки и представился.

— Мы рады познакомиться с вами наконец, господин Петерссон, — сказал тот, что был пониже ростом, — и благодарны вам за то, что вы нашли время встретиться с нами в такой короткий срок.

— Честно говоря, господин Риффат, для нас явилось неожиданностью, когда ООН сняла ограничения на мадам Берту.

— Мадам Берту?

— Да, так мы на фабрике называем сейф. Уверяю вас, господа, что в ваше отсутствие она была хорошей девочкой. Многие приходили полюбоваться на неё, но никто не дотрагивался. — Петерссон засмеялся. — Но наверное, после такого долгого путешествия вы захотите взглянуть на неё своими глазами, господин Риффат.

Низкорослый брюнет кивнул, и они последовали за Петерссоном через двор.

— Вы очень быстро отреагировали на неожиданную перемену чувств ООН, господин Риффат.

— Да, наш лидер приказал доставить сейф в Багдад сразу же, как только будет снято эмбарго.

Петерссон засмеялся опять.

— Боюсь, что это может оказаться не так просто, — сказал он, когда они подходили к другому концу двора. — Мадам Берта не такая уж поворотливая, как вы сами сейчас увидите.

Они достигли старого, очевидно, заброшенного здания, и Петерссон вошёл в него через проем, где когда-то находилась дверь. Внутри было так темно, что двое иностранцев могли видеть лишь на расстоянии вытянутой руки. Петерссон включил единственную лампочку и вздохнул с чувством неразделённой любви:

— Господин Риффат, господин Бернстром, позвольте представить вас мадам Берте.

Двое мужчин посмотрели на массивную конструкцию, величественно стоявшую посреди старого склада.

— Прежде чем перейти к официальному представлению, позвольте привести основные параметры мадам Берты. Рост у неё три метра, ширина два метра и глубина два с половиной. Кожа у неё толще, чем у любого политика, а именно: пятнадцать сантиметров сплошной стали, и весит она свыше пяти тонн. Её создавали специалист-конструктор, три мастера и восемь инженеров. При этом срок от зачатия до появления Берты на свет составил восемнадцать месяцев. И ничего удивительного, — он перешёл на шёпот, — ведь она размером со слониху. Я говорю шёпотом, потому что она может слышать каждое моё слово, а мне не хочется обижать её.

Петерссон не заметил мелькнувшего удивления на лицах своих посетителей.

— Но, господа, вы видели только её наружность, а самое главное у неё глубоко под кожей. Прежде всего я должен сказать вам, что мадам Берта не допустит к себе никого, кто не представлен ей лично. Она, господа, очень разборчивая в связях дама, что бы там ни говорили о нас, шведах. Ей требуется знать о вас три вещи, прежде чем она подумает о том, чтобы раскрыть вам своё внутреннее содержание.

Хотя гости по-прежнему не понимали, о чем идёт речь, они не прерывали размеренного потока слов Петерссона.

— Итак, господа, для начала вы должны изучить грудь Берты. На ней вы найдёте три красные лампочки над тремя небольшими номеронабирателями. Зная шестизначный цифровой код для каждого из трех дисков, вы сможете изменить цвет одной из лампочек с красного на зелёный. Позвольте продемонстрировать. Первая цифра набирается вправо, вторая влево, третья вправо, четвёртая влево, пятая вправо, шестая влево. Первая цифра для первого диска 2, вторая 8, третья 0, четвёртая 4, пятая 3, шестая 7. 2-8-0-4-3-7.

— Дата рождения сайеди, — проговорил высокий блондин.

— Да, я догадался об этом, господин Бернстром, — добавил Петерссон. — Второй код, — сказал он, переводя своё внимание на средний диск, — представляет собой комбинацию 1-6-0-7-7-9. — Он повернул последнюю цифру влево.

— День, когда сайеди стал президентом.

— Это тоже не представило для нас большой загадки, господин Риффат. А вот третья комбинация, должен признаться, совершенно сбила нас с толка. Вы, конечно, догадаетесь, что наш клиент планировал на этот конкретный день. — Петерссон стал вертеть третий диск: 0-4-0-7-9-3.

Петерссон вопрошающе посмотрел на Бернстрома, но тот пожал плечами.

— Не имею представления, — солгал посетитель.

— Теперь вы обратили внимание, господа, что после того, как на всех трех дисках были набраны соответствующие коды, только одна из трех лампочек мадам Берты стала зеленой, а две другие упорно остаются красными. Но теперь, когда вы набрали три её кода, она подумает о более интимных отношениях. Обратите внимание на небольшой белый квадрат под номеронабирателями. Смотрите внимательно.

Петерссон сделал шаг вперёд, приложил к квадрату ладонь правой руки и подержал её несколько секунд, пока вторая лампочка не стала зеленой.

— Но даже зная отпечаток вашей ладони, она не откроет своего сердца, пока вы не поговорите с ней. Если вы присмотритесь повнимательней, господа, то увидите, что в белый квадрат вделана тонкая сетка, под которой находится голосовой активатор.

Оба посетителя подошли посмотреть.

— В настоящее время Берта запрограммирована на восприятие только моего голоса. Для неё неважно, что я скажу, поскольку, как только она узнает мой голос, третья лампочка станет зеленой. Но она не будет даже слушать меня, если первые две лампочки не горят зелёным светом.

Петерссон шагнул вперёд и встал так, что его губы оказались напротив проволочной сетки.

— Двое джентльменов приехали из Америки повидать тебя и хотят знать, что ты представляешь собой изнутри.

Прежде чем он закончил предложение, третья лампочка, мигнув, загорелась зелёным светом, и внутри послышалось громкое лязганье запоров.

— Теперь, господа, мы подошли к демонстрации того, чем особенно гордится моя компания. Дверь, которая весит больше тонны, тем не менее может быть открыта маленьким ребёнком. Наша компания разработала систему фосфорно-латунных подшипников, которые на десятилетие опережают своё время. Пожалуйста, господин Риффат, почему бы вам не попробовать самому?

Низкорослый ступил вперёд, схватился за ручку сейфа и потянул. Все три лампочки немедленно стали красными, и вновь послышалось громкое лязганье запоров.

Петерссон не удержался от довольного смешка:

— Видите, господин Риффат, если мадам Берта не знает вас лично, она защёлкивается и отсылает вас назад в район красных фонарей. — Он рассмеялся над собственной шуткой, которая, как подозревали его гости, звучала в его устах уже не первый раз. — Рука, которая открывает сейф, должна быть той же самой, что прошла тест на отпечаток ладони. Хорошая мера безопасности, думаю, вы согласитесь.

Оба гостя восторженно закивали, а Петерссон быстро покрутил диски, приложил ладонь к квадрату и поговорил с мадам Бертой. Одна за другой три красные лампочки послушно стали зелёными.

— Сейчас она готова позволить мне, и только мне, открыть её. Так что смотрите внимательно. Хотя, как я уже говорил, дверь весит больше тонны, она может быть открыта без особых уговоров.

Петерссон потянул тонну стали с усилием не больше того, что он приложил бы, открывая входную дверь своего дома. Распахнув дверь, он запрыгнул в сейф и стал расхаживать там, сначала расставив руки в стороны, чтобы показать, что не может достать стенок, стоя в центре, а затем подняв их над головой и показывая, что не достаёт до верха.

— Входите, пожалуйста, господа, — позвал он изнутри. Гости осторожно ступили внутрь.

— Втроём тут не тесно, — вновь рассмеялся Петерссон. — И вы не без удовольствия узнаете, что запереть мне себя внутри невозможно. — С этими словами он схватился за внутреннюю ручку и захлопнул громадную дверь.

52
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru