Пользовательский поиск

Книга Воровская честь. Содержание - Глава XIV

Кол-во голосов: 0

— Свет! — завизжал режиссёр, и Пенсильвания-авеню вспыхнула, как на Рождество. — Внимание все, начинаем снимать через шестьдесят секунд.

Лимузины и мотоциклы взревели двигателями, начали своё движение статисты, в то время как полиция продолжала отворачивать транспорт от места съёмки. Режиссёр откинулся на стуле, чтобы проверить освещение и посмотреть, работает ли седьмой софит.

— Тридцать секунд. — Джонни посмотрел на шофёра первой машины и сказал в мегафон: — Не забывай, что не надо гнать. Моя рельсовая тележка может давать только десять миль в час задним ходом. И, ходоки, — режиссёр посмотрел по сторонам, — постарайтесь ходить так, чтобы было похоже, что вы ходите, а не пробуетесь на роль Гамлета.

Режиссёр обратился к толпе:

— Смотрите не подведите меня там, за барьерами. Хлопайте, кричите, машите и не забывайте, что через двадцать минут все повторится сначала, так что, если можете, не расходитесь.

— Пятнадцать секунд, — сказал режиссёр, вновь поворачиваясь лицом к первой машине в колонне. — Желаю удачи всем.

Тони с надеждой посмотрел на Скациаторе. Теперь они уже отставали на восемь минут, что в случае с нынешним президентом, как он должен был признать, лишь прибавляло им достоверности.

— Десять секунд. Мотор. Девять, восемь, семь, шесть, пять, четыре, три, две, одна — начали!

* * *

Женщина, толкавшая по коридору бельевую корзину, проигнорировала табличку «Не беспокоить» и вошла в номер 1137.

Довольно толстый мужчина, мокрый от пота, сидел на краю кровати. Он набирал какие-то цифры на телефоне, когда обернулся и увидел её.

— Пошла вон, ты, тупая сука, — сказал он и отвернулся, чтобы повторить набор.

В три неслышных шага она оказалась возле него. Он обернулся во второй раз, когда она нагнулась, взяла двумя руками телефонный шнур и обвила им его шею. Он протестующе поднял руку, но она резко рванула провод в разные стороны, и его обмякшее тело упало на ковёр. В трубке раздалось: «Спасибо, что воспользовались телефоном компании „АТ энд Т“.

Она подумала, что не следовало использовать телефонный шнур. Крайне непрофессионально, но её ещё никто не называл тупой сукой.

Она положила трубку на место, нагнулась и, ловко взвалив специального помощника президента на плечи, сбросила его в бельевую корзину. Никто бы не поверил, что столь хрупкая женщина может поднять такую тяжесть. На самом деле единственное применение, которое она находила своему диплому физического факультета, заключалось в использовании принципов точки опоры, центра вращения и рычагов в избранной ею профессии.

Она открыла дверь и выглянула в коридор. В это время вряд ли могло быть много людей. Она прокатила корзину по коридору до грузового лифта, повернулась лицом к стене и стала терпеливо ждать. Когда лифт прибыл, она нажала кнопку гаража.

Оказавшись на первом нижнем уровне, она выкатила корзину из лифта и подрулила с ней к багажнику чёрной «хонды-аккорд», второй по популярности машине в Америке.

Под прикрытием колонны она быстро перегрузила тело специального помощника в багажник, вернула корзину в лифт, сняла с себя чёрную мешковатую униформу, бросила её в бельевую корзину, взяла свою хозяйственную сумку с длинными верёвочными ручками и отправила лифт на двадцать пятый этаж.

Прежде чем сесть в машину, женщина одёрнула своё платье в стиле Лауры Эшли и, положив сумку под переднее сиденье, выехала из гаража на Ф-стрит, где её вскоре остановил дорожный полицейский.

Она опустила стекло.

— Следуйте указателю объезда, — сказал он, даже не взглянув на неё.

Она посмотрела на переднюю панель. Часы показывали 10.07.

Глава XIV

Одновременно с ведущей полицейской машиной, медленно отошедшей от обочины, покатилась по рельсам тележка режиссёра, двигаясь задом и выдерживая такую же скорость. В толпе за барьерами стали кричать и махать руками. Если бы они снимали настоящий фильм, то уже через двадцать минут режиссёру пришлось бы крикнуть «Стоп!», поскольку этот дурень координатор продолжал стоять посреди дороги руки в боки, забыв о том, что не он снимается в главной роли.

Сосредоточенно смотревший вперёд Кавалли не заметил офицера. Он позвонил Анди, который все ещё должен был сидеть на скамейке на 7-й улице и читать «Вашингтон пост».

— У меня ничего не происходит, босс. Некоторое оживление у служебного входа, но никто на улице не проявляет к этому никакого интереса. А как у вас? Вы опаздываете.

— Да, я знаю, но мы будем возле тебя примерно через шестьдесят секунд, — сказал Кавалли, видя, как режиссёр, доехав до конца своей личной железной дороги, поднял вверх большой палец, показывая, что машины теперь могут разогнаться до двадцати пяти миль в час. Джонни Скациаторе спрыгнул с тележки и медленно пошёл назад по Пенсильвания-авеню, чтобы приготовиться ко второму дублю.

Кавалли выключил телефон и сделал глубокий вдох, когда кортеж миновал 9-ю улицу и впереди открылся памятник Франклину Делано Рузвельту, установленный в глубине лужайки перед центральным входом в архив. Первая машина свернула вправо на 7-ю улицу. До служебного входа оставалось каких-то полквартала. Ехавшие впереди мотоциклисты увеличили скорость и, оказавшись напротив Анди, стоявшего на мостовой, повернули направо и поехали по рампе.

Остальная часть кортежа вытянулась в колонну прямо напротив служебного входа, а третий лимузин, проехав по рампе, остановился на разгрузочной площадке.

Первыми на улицу высыпали восемь членов антитеррористической группы, которые быстро образовали вокруг третьей машины кольцо, обращённое во внешнюю сторону.

После того, как восьмёрка огляделась по сторонам, Кавалли выскочил из машины, подбежал к ним и открыл заднюю дверцу президентского лимузина, выпуская Ллойда Адамса.

Колдер Маршалл, ожидавший на площадке, вышел вперёд, чтобы приветствовать президента.

— Рад видеть вас, господин Маршалл, — сказал актёр, протягивая руку. — Я давно ждал этого случая.

— И мы тоже, господин президент. Позвольте мне от имени моих сотрудников приветствовать вас в Национальном архиве. Пожалуйста, следуйте за мной.

Ллойд Адамс и его свита послушно последовали за Маршаллом в спартанского вида грузовой лифт. Пока один из агентов секретной службы держал палец на кнопке «открыто», Кавалли распорядился, чтобы кортеж возвращался в свою исходную точку. Шесть мотоциклов и двенадцать автомобилей двинулись назад к режиссёру готовиться ко второму дублю.

Чтобы ввести актёра в здание и отправить кортеж, понадобилось меньше двух минут, но Кавалли с тревогой отметил, что на противоположной стороне, у здания Федеральной комиссии по торговле, уже собралась небольшая толпа зевак, видимо, заподозривших в происходящем что-то важное. Ему оставалось только надеяться, что Анди справится с этой проблемой.

Кавалли быстро скользнул в лифт, втиснувшись за спиной у Адамса. Маршалл начал короткий экскурс в историю о том, как Декларация независимости оказалась в Национальном архиве:

— Многие знают, что Декларация была разработана Джоном Адамсом и Томасом Джефферсоном и утверждена конгрессом 4 июля 1776 года. Однако не многим известно, что в этот же день, пятьдесят лет спустя после её официального подписания, 4 июля 1826 года, умерли второй и третий президенты. — Двери лифта открылись на первом этаже, Маршалл вышел в мраморный коридор и повёл их в свой кабинет. — Декларация прошла долгий и тернистый путь, господин президент, прежде чем оказалась в безопасности этого здания.

Когда они дошли до пятой двери слева, Маршалл завёл президента и его свиту в свой кабинет, где их ждал кофе. Двое агентов секретной службы вошли внутрь, а шестеро других остались в коридоре.

Ллойд Адамс пил кофе, в то время как Маршалл продолжал свой урок истории, не притрагиваясь к собственной чашке:

— После церемонии подписания 2 августа 1776 года Декларация была помещена на хранение в Филадельфии, но из-за угрозы захвата англичанами её перевезли в закрытом фургоне в Балтимор.

33
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru