Пользовательский поиск

Книга Воровская честь. Содержание - Глава VII

Кол-во голосов: 0

— Наверху, — сказал он. Она молча прошла мимо и стала подниматься по лестнице.

Наверху она прошла прямо в спальню и увидела молодую девушку, сидевшую на кровати с книгой в руках. Салли оторвала взгляд от книги и улыбнулась при виде хрупкой женщины в надежде, что та принесла ей ещё один роман.

Женщина сунула руку в сумку и застенчиво улыбнулась, прежде чем достать книжку и отдать её девушке.

— Спасибо, — сказала Салли, взяла книжку, глянула на обложку и быстро перевернула её, чтобы прочесть аннотацию.

Пока Салли была занята чтением, женщина отстегнула от сумки длинную плетёную верёвку, служившую в качестве ручки.

Салли раскрыла книгу на первой главе. Она уже решила, что будет читать её очень медленно. Кто знает, когда ей принесут следующую.

Движение было таким быстрым, что она даже не почувствовала, как верёвка обвила ей шею. Голова Салли дёрнулась назад, шейные позвонки не выдержали, и подбородок безжизненно упал на грудь.

Кровь тоненькой струйкой потекла изо рта, по подбородку и на обложку с названием «Время любить и время…».

Шофёр лимузина был удивлён тем, что дорожный полицейский приказывает ему остановиться перед самым выездом на скоростную магистраль. Он не сомневался в том, что ехал в пределах дозволенной скорости движения. Затем он заметил машину «скорой помощи» в зеркале заднего вида и подумал, что от него, возможно, просто хотят, чтобы он пропустил её. Он вновь перевёл взгляд вперёд и увидел, что коп на мотоцикле настойчиво требует от него прижаться к обочине и остановиться.

Шофёр немедленно подчинился и остановил машину, не понимая, что происходит. Подъехала машина «скорой помощи» и остановилась сзади него. Коп слез с мотоцикла, подошёл к его лимузину и постучал в стекло. Шофёр нажал кнопку на подлокотнике, и стекло бесшумно опустилось.

— Что-нибудь случилось, офицер?

— Да, сэр, мы получили срочное распоряжение, — сказал полицейский, не поднимая защитного стекла на шлеме. — Ваш пациент должен быть немедленно возвращён в клинику университета Огайо. Появились непредвиденные осложнения. Вам предписано пересадить его в машину «скорой помощи», которую я должен буду сопроводить в город.

Удивлённый шофёр согласно кивал в ответ на каждую сказанную фразу.

— Мне тоже возвращаться в клинику? — спросил он под конец.

— Нет, сэр, вы должны продолжать движение в Цинциннати и прибыть в свой гараж.

В зеркале заднего вида шофёр наблюдал, как два санитара ведут коренастого мужчину к машине «скорой помощи». Сирена мотоцикла заставила его вновь переключить своё внимание на полицейского, который теперь направлял «скорую помощь» вверх по развязке, чтобы она могла пересечь мост над магистралью и начать своё обратное движение в город.

Вся процедура пересадки заняла меньше пяти минут, оставив шофёра в некоторой растерянности. Затем он сделал то, что, как ему казалось, должен был сделать ещё в тот момент, когда только увидел полицейского, а именно: позвонил в свою контору в Цинциннати.

— Мы только что собирались позвонить вам, — сказала диспетчер. — Им больше не нужна машина, так что можете возвращаться прямо сейчас.

— Это меня устраивает, — сказал шофёр. — Лишь бы клиент оплатил счёт.

— Они заплатили наличными ещё в четверг, — сообщила диспетчер.

Шофёр положил трубку на место и повёл лимузин в Цинциннати. Но в голове у него продолжал вертеться вопрос: «Почему полицейский стоял так близко к дверце, что я не мог выйти, и почему он не поднял свой защитный щиток?» Наконец он отбросил эти мысли, решив, раз компания не осталась внакладе, это его не касается.

Он выехал на скоростную автомагистраль и уже не видел, что машина «скорой помощи», проигнорировав дорожный знак, указывающий в сторону центра города, влилась в поток, двигавшийся в противоположном направлении. Человек за её рулём тоже был на связи со своей штаб-квартирой.

— Все прошло по плану, босс, — ответил он на первый вопрос.

— Хорошо, — сказал Кавалли. — А шофёр?

— Возвращается в Цинциннати, пребывая в полном неведении.

— Хорошо, — повторил Кавалли. — А как пациент?

— Отлично, насколько я могу судить, — сказал человек за рулём, заглядывая в зеркало заднего вида.

— А полицейское сопровождение?

— Марио поехал в объезд, чтобы переодеться в форму «Федерал экспресс». Он должен нагнать нас в течение часа.

— Через какое расстояние следующая пересадка?

Водитель посмотрел на спидометр:

— Миль через девяносто, сразу как только пересечём границу штата.

— А затем?

— До Большого Яблока[13] будет ещё четыре пересадки. Каждый раз свежие водители и другие машины. Пациент будет у вас завтра к полуночи, хотя ему может понадобиться заскочить пару раз в туалет по пути.

— Никаких туалетов, — сказал Кавалли. — Сводите его в кусты у дороги — и хватит с него.

Глава VII

Новым жилищем Долларового Билла стал подвал дома в Джорджтауне, некогда служивший художественной мастерской. В помещении, где он работал, имелось хорошее безбликовое освещение, а температура по его просьбе поддерживалась на уровне девятнадцати градусов при постоянной влажности.

Билл предпринял несколько «пробных заходов», как он называл их, но не мог приступить к чистовой работе до тех пор, пока не располагал всеми необходимыми материалами.

— Речь может идти только о совершенстве, — постоянно напоминал он Анжело. Он не хотел, чтобы его имя было связано с чем-то таким, что впоследствии могло быть заклеймено как фальшивка. В конце концов, у него была репутация, о которой следовало подумать.

В течение многих дней они безуспешно пытались найти подходящие перья для ручки. Билл отвергал их все, пока ему не показали фотографию тех, что хранились в небольшом виргинском музее. Он одобрительно кивнул, и они были в его руках уже на следующий день.

Хранитель музея сообщила репортёру из «Ричмонд таймс диспач», что была поражена этой кражей. Перья не имели никакой исторической важности и не представляли особой ценности. В следующей витрине находились гораздо более ценные и уникальные экспонаты.

— Смотря для кого, — сказал Долларовый Билл, когда ему показали вырезку из газеты.

С чернилами было полегче, поскольку Биллу довольно быстро удалось найти нужный оттенок чёрного цвета. А как придать им древний вид на бумаге, регулируя вязкость с помощью температуры и испарения, — этому его учить было не надо. Опробовав несколько банок с чернилами, он убедился, что чернил у него было более чем достаточно для выполнения работы.

В то время как другие занимались поиском нужных ему материалов, Долларовый Билл прочёл несколько книг из Библиотеки конгресса и ежедневно проводил по нескольку минут в Национальном архиве, пока не обнаружил ту самую ошибку, которую мог позволить себе сделать.

Труднее всего пришлось с пергаментом, поскольку Билл, пытаясь объяснить Анжело про углеродные методы установления возраста материала, не хотел даже слышать о таком, которому было меньше двухсот лет.

Образцы доставлялись самолётами из Парижа, Амстердама, Вены, Монреаля и Афин, но фальшивомонетчик отверг их все до одного. И только когда из Бремена прибыл пакет с куском пергамента, датированным 1781 годом, на лице Билла появилась улыбка, обычно возникавшая лишь при виде «Гиннесса».

Он трогал, гладил и ласкал пергамент, затем перегибал, скручивал и выравнивал объект своего внимания до тех пор, пока не убедился, что тот готов принять крещение чернилами. После этого заготовил десять листов совершенно одинакового размера, зная, что только один из них будет использован.

Билл разглядывал листы несколько часов. Два были отброшены сразу же, ещё четыре оказались в корзине к исходу дня. Взяв один из оставшихся листов, мастер стал трудиться над первой копией, увидев которую в первый раз, Анжело решил, что она идеальная.

вернуться

13

Так на жаргоне называют город Нью-Йорк.

14
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru