Пользовательский поиск

Книга Срок приговоренных. Содержание - Эпизод двадцать седьмой

Кол-во голосов: 0

– У моих сотрудников нет служебных паспортов. И дипломатов среди нас тоже нет.

– У меня есть служебный паспорт, – сказал Литвинов.

– Вот оно что?.. – нахмурился Демидов. – Героем хочешь стать? Американских боевиков насмотрелся. Решил брать преступников в воздухе. А потом прыгнешь без парашюта и в последний момент успеешь что-нибудь придумать? Кончай фантазировать, Литвинов. Я тебя завтра вообще в аэропорт не пущу. Тоже мне Джеймс Бонд нашелся.

– При чем тут Джеймс Бонд? Я ведь серьезно. Там не дилетанты, Демидов. Раз они решили завтра вывезти деньги, значит, рассчитают все таким образом, чтобы никакая проверка не могла им помешать. Ну пойми ты наконец.

– Я все понимаю, – проворчал Демидов. – Только тебя пускать не хочу. А паспортов у нас нет. И в УВИР обращаться не хочу. Иначе, сам понимаешь, придется объяснять им, зачем нам ночью в воскресенье нужен паспорт. Хотя нет, они ведь выдают обычные паспорта. С ними в Венгрию не пустят.

– Нужно обратиться в МИД, – объяснил Литвинов. – Прямо сейчас. Пусть выпишут на утро один служебный паспорт. Хотя бы один. И взять два билета через Цюрих до Будапешта.

– Постараюсь. Придется опять к руководству идти. В МУРе уже поговаривают, что я становлюсь любимчиком генерала. Сегодня три раза у него был. Ладно, поеду в четвертый. Только ты без глупостей. Утром я сам за тобой заеду. В шесть утра. Паспорт у тебя с собой?

– Конечно. Только возьми билет прямо в аэропорту. Очень может быть, что меня ищут по всему городу.

– На тебя информацию не давали, – сообщил Демидов. – Я проверял.

– Тем лучше. В общем, до завтра.

– До завтра. Ты за Резо следи. Он какой-то чудной стал.

– Ты бы тоже стал. Он человека убил. Я весь день за ним слежу. Он ходит по комнатам и молится. Кстати, он ведь часто вылетает за границу. У него может быть служебный паспорт.

– Только этого не хватало! – разозлился Демидов. – Ты посмотри, в каком он состоянии.

– Погоди. – Литвинов бросился в комнату. Через несколько секунд вернулся вместе с Резо. – У него тоже служебный! – сообщил он. – Заказывай два билета, Демидов. Кого хочешь снимай с рейса, но два билета закажи.

– Не пущу, – заупрямился Демидов.

– Не нужно, – сказал Резо. – Не нужно нас задерживать. И за меня вы не волнуйтесь. Я и так на этом свете за троих живу.

– Я найду сотрудников МУРа со служебными паспортами, – сказал Демидов. – Вы, видимо, сговорились.

– Но это же на крайний случай, – возразил Литвинов. – Только если ваша проверка ничего не даст.

– Ладно, посмотрим, – ворчал Демидов, выходя из квартиры.

Когда Литвинов и Гочиашвили остались одни, Резо протянул подполковнику руку.

– Спасибо, – сказал он, – вы в меня поверили.

Эпизод двадцать седьмой

В шесть утра, в понедельник, Демидов заехал за ними. За последние двое суток он осунулся, почернел, глаза запали. Подполковник понимал степень риска предстоящей операции. Сегодня должно было решиться все.

К Чупикову приехала жена, и все трое деликатно покинули квартиру, не входя в комнату, где лежал раненый, чтобы не мешать общению супругов. Демидов сел на водительское место. Рядом присел один из его офицеров. Резо и Литвинов устроились на заднем сиденье.

– Только без самодеятельности, – обернувшись, строго напомнил подполковник. – Это наша операция. Вы должны оставаться в кабинете начальника милиции, пока я вас не позову. Согласны? Если нет – возвращаемся обратно.

– Согласны, – сказал Литвинов за обоих.

Автомобиль, прибавляя скорость, несся в «Шереметьево-2». Всю ночь Демидов расставлял своих людей, объясняя каждому его позицию. Он был уверен, что деньги будут найдены. «Если их погрузят в самолет, то мы их найдем наверняка», – твердил про себя Демидов. Однако он учитывал опасения Литвинова. Понимал, что тот может оказаться прав. И хотя степень невероятности тут была один к тысяче, он тем не менее в пятом часу утра все же заказал два билета по маршруту Москва – Цюрих – Будапешт в надежде, что они не понадобятся. Однако оказалось, что в салон эконом-класса билетов нет. Еще через минуту выяснилось, что нет билетов и в салон бизнес-класса. Ему пришлось заказывать билеты первого класса. Узнав стоимость двух билетов в один конец, Демидов пожал плечами. Таких денег у его сотрудников все равно не было. Кто заплатит за два билета около трех тысяч долларов? Это нереально, и Демидов решил забыть об этих билетах, твердо решив, что они не понадобятся.

В семь часов утра они прибыли в аэропорт за час до регистрации. Демидов провел своих спутников в кабинет начальника милиции аэропорта. Пока о предстоящей операции ничего не знали ни сотрудники ФСБ, ни сотрудники таможни. В половине восьмого утра о ней доложили руководству аэропорта. В восемь утра в аэропорту началась регистрация на рейс двести шестьдесят пятый до Цюриха.

Каждую минуту Демидов получал информацию от своих людей, рассредоточенных по всему комплексу аэропорта. Особое внимание уделялось багажу пассажиров. В восемь тридцать началось прохождение таможенного контроля. Именно в этот момент руководство таможенной службы аэропорта было предупреждено о возможной контрабанде большой суммы в валюте. Каждый чемодан, каждую коробку начали тщательно досматривать.

Мобильные группы, сосредоточенные на автомобилях вокруг самолета, готового к вылету, ждали условного сигнала. Демидов чувствовал нарастающее напряжение. В восемь сорок пять к самолету, готовому к рейсу до Цюриха, подъехали сотрудники аэропорта. За ними внимательно наблюдали десятки глаз.

В девять часов утра позвонил начальник МУРа. Узнав о том, что операция началась, он пожелал удачи. В девять часов пятнадцать минут у одного из пассажиров, вылетавших в Цюрих, обнаружили незадекларированные доллары. Пассажир оправдывался, заявляя, что просто забыл об их существовании. Долларов было немного, около трехсот, и ему разрешили вписать их в декларацию.

В девять часов двадцать минут объявили, что регистрация заканчивается. Литвинов посмотрел на Демидова.

– Вы взяли билеты? – спросил он.

– Нет, – зло бросил подполковник, – не взял.

Раздосадованный Литвинов промолчал, говорить что-то уже не имело смысла. В девять двадцать пять выяснилось, что через салон для официальных делегаций пройдут два российских дипломата. У них с собой груз – четыре чемодана. Демидов тревожно взглянул на Литвинова и поднял трубку телефона.

– Не пропускать, – решительно сказал он, – досмотреть, как обычных пассажиров.

Через минуту раздался телефонный звонок.

– Таможенники возражают, – доложил один из офицеров Демидова, – говорят, что не имеют права досматривать дипломатический багаж.

– Ну и хрен с ними! – закричал, не сдерживаясь, Демидов. – А я приказал никого не пропускать. Досматривайте весь багаж. Безо всяких исключений. Вы понимаете, что это приказ?

Еще раз через минуту позвонил все тот же офицер.

– Дипломаты возражают, – объяснил он, – говорят, что мы не имеем права.

– Сейчас приду. – Демидов вышел из кабинета.

Ровно через восемь минут он вернулся. Литвинов и Резо успели уже выпить чай и прослушать последние новости по телевизору, работавшему в кабинете.

– Досмотрели, – сообщил Демидов, не глядя на Литвинова, – ничего нет.

– Через двенадцать минут заканчивается регистрация, – напомнил Литвинов. – Так ты заказал нам билеты?

– Нет! – закричал Демидов. – Никуда вы не полетите. И перестань меня дергать.

– Осталось одиннадцать минут, – взглянул на часы Литвинов.

Демидов схватил рацию.

– Восьмой, – рявкнул он, сдерживая досаду, – что у вас происходит? Вы следите за самолетом?

– Так точно. Никто не подходил, ничего не грузили. В багажном отделении сортируют багаж. Там двое наших сотрудников. Все чемоданы прошли таможенный контроль. На каждом есть отметка нашей смены.

– Ничего нет?

– Нет.

Демидов отключил рацию. Вздохнул. Посмотрел наконец на Литвинова.

68
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru