Пользовательский поиск

Книга Срок приговоренных. Содержание - Рассказ восемнадцатый

Кол-во голосов: 0

Литвинов рассказал о болезни Игоря и об услышанном разговоре. О смерти Семена Алексеевича и о своей квартире, сданной в аренду. Рассказал о гибели Виталика и о пропавших деньгах. О своих разговорах с Облонковым и с Беспаловым. О вчерашнем происшествии с Сашей Лобановым. Он рассказывал обо всем – подробно, обстоятельно, как на исповеди.

Через сорок минут Литвинов закончил свой рассказ. Демидов, ни разу не перебивший его, докурив очередную сигарету, с удивлением обнаружил, что выкурил всю пачку. Он тяжко вздохнул.

– Звучит убедительно.

– Думаешь, я все это придумал?

– Это легко проверить, – усмехнулся Демидов. Он поднялся и подошел к столу. – Прямо сейчас. Извини, друг, но я обязан тебе не верить. Уж слишком неожиданно ты появился со своей историей.

– Мне нужна твоя помощь, – сказал Литвинов.

– Погоди. Прежде чем дальше обсуждать эту тему, я хотел бы кое-что проверить. Как фамилия твоего мальчика? В какой больнице ему поставили диагноз?

– Проверяй, – проворчал Литвинов. – Можешь позвонить к нему в больницу. – Он назвал фамилию Андрея, которую теперь носил Игорь, и номер больницы, где был поставлен неутешительный диагноз.

– Так, – сказал Демидов. – Теперь второй вопрос. В каких районах города произошли убийства Семена Алексеевича и твоего друга? Если убийства действительно имели место, их должны были зарегистрировать. Кстати, почему тебя не ищет прокуратура? Ты ведь самый главный свидетель.

– Подозреваю, что ищет. Я уже два дня не ночую дома. Сегодня ночевал у знакомой.

– Так. – Демидов сделал отметку в блокноте и задал третий вопрос: – Где вчера сбили Лобанова?

Литвинов ответил без запинки.

– Отлично. Я сейчас все проверю, – сказал Демидов. – Кстати, я собираюсь позвонить в кассу аэропорта и узнать, значатся ли среди пассажиров, вылетающих завтра в Берлин, твоя супруга, ее муж и твой сын. Если не значатся, то, сам понимаешь, нам не о чем разговаривать.

– Звони, только побыстрее, – пробормотал Литвинов. – Меня могут арестовать прямо здесь, в управлении. Я ведь сейчас главный подозреваемый и по делу Семена Алексеевича, и по делу своего друга.

– Вот ключи от моего кабинета. – Демидов протянул Литвинову ключи. – Спустись ко мне и подожди. Я проверю все за несколько минут. Если убийства действительно произошли, они регистрировались в прокуратуре и в милиции. Если нет... Тогда сам понимаешь.

– Хватит угрожать, – поморщился Литвинов. – Я буду тебя ждать. Только побыстрее. Они в понедельник улетают.

– Угу, – кивнул Демидов, направляясь к двери.

Двадцать минут спустя он снова переступил порог своего кабинета. Литвинов сидел, прикрыв глаза. Возможно, дремал.

– Э... подполковник! – позвал Демидов. Литвинов открыл глаза. – Пошли быстрее.

Литвинов не шелохнулся. Он смотрел на Демидова, словно впервые видел.

– Проверил? – спросил наконец Литвинов.

– Проверил, – кивнул Демидов.

– Убедился?

– Пошли со мной. Сам говорил, у нас мало времени.

Литвинов поднялся со стула. Уже в коридоре Демидов быстро проговорил:

– Мы все проверили, все совпало, твои завтра улетают в Берлин. Ты меня извини, подполковник, но у нас у самих столько всего произошло, что я теперь никому не верю. Только себе самому.

Они поднимались по лестнице, когда Демидова догнал один из его подчиненных.

– Можешь говорить, – разрешил Демидов.

– Мы идентифицировали отпечатки пальцев, взятые у раненого бандита, – сообщил офицер. – По нашей картотеке он проходит как Гриб – Долматов Гавриил Харитонович. Пять приговоров. Два убийства. Рецидивист. Вам показать его карточку?

– Звони в больницу, передай им эти сведения. И пошли туда подкрепление, чтобы его охраняли как нужно, – приказал Демидов.

– Вот такие у нас дела, – сказал он, повернувшись к Литвинову.

Когда они снова вошли в приемную, Демидов кивнул своему гостю:

– Садись, теперь моя очередь исповедоваться. Я тебе расскажу нашу историю. А потом мы поедем к моим друзьям.

– Ты еще кому-то доверяешь после случившегося?

– Нет. Но на квартире, которая мне известна, нас будет ждать Резо Гочиашвили – руководитель фирмы «Галактион». Тебе что-нибудь говорит это название?

– Значит... – Литвинов осекся.

– Вот именно, – кивнул Демидов. – Мы все в одной команде. Поэтому нам нужно вместе решать, что дальше делать, куда плыть.

Рассказ восемнадцатый

Мне сразу понравился Демидов. Глаза его понравились. Когда я ему все рассказывал, он меня не перебивал, умел слушать, что для сотрудника уголовного розыска совсем не лишнее качество. Не знаю почему, но я не стал ничего от него скрывать. Может, потому, что хотел рассказать как можно больше. А может, потому, что мне просто надоело всех бояться.

Мы с Демидовым долго говорили. Очень долго. А потом он посмотрел на часы и объявил, что уже седьмой час вечера и ему нужно срочно ехать на прием к начальнику МУРа.

– Поедешь со мной, – добавил Демидов. – А после этого – вместе к ребятам. Там ждут Резо и мой бывший напарник. Чупиков Женя. Его сегодня утром ранили. Впрочем, об этом я уже тебе рассказывал.

– Все-таки не доверяешь? – спросил я.

Он посмотрел на меня с удивлением и покачал головой.

– Если бы не доверял, ничего бы не рассказывал. Ты мне нужен как свидетель. Уж слишком невероятная история с этими деньгами. Сам понимаешь, в жизни так не бывает. Могут и мне не поверить. В общем, ты не обижайся. Вместе теперь будем действовать.

Мы поехали в МУР. Нужно сказать, что я никогда до этого не бывал в МУРе. Мне всегда казалось, что сотрудники милиции – сплошь хамы и дуболомы, которые говорят глухими голосами, вербуют агентов из проституток и сутенеров и мало чем отличаются от уголовников. Даже у меня, бывшего сотрудника КГБ и офицера службы охраны, сложились подобные стереотипы. А что же тогда говорить о всех прочих гражданах. Наверное, среди сотрудников уголовного розыска встречаются и хамы, и законченные мерзавцы. Наверное, не у всех высшее образование и манеры английских лордов. Но в целом мне нравились ребята, окружавшие Демидова. Нравился и сам Демидов. Копаться в дерьме и оставаться нормальным мужиком может не каждый. Демидов сумел.

А когда мы приехали в МУР, я еще больше удивился. По коридорам проходили свежевыбритые, подтянутые офицеры. Правда, большинство – в штатском. Но какие лица! Честное слово, я изменил свое мнение о нашей милиции. Словно оказался в Академии Генштаба, а не в МУРе. Потом я долго сидел в приемной начальника МУРа, пока Демидов все подробно рассказывал генералу. Наверное, целый час рассказывал. Наконец меня позвали в кабинет.

– Извините, подполковник, – сказал генерал, поднимаясь из-за стола и протягивая мне руку. – Демидов мне о таких ужасах поведал – всю ночь не заснешь.

– Ничего. – Я пожал генералу руку и уселся напротив Демидова.

– Все эти страсти-мордасти про деньги – это правда? – спросил меня генерал.

– Правда.

– Значит, хотят вывезти сто миллионов долларов? А как они их вывезут? В контейнер поместят или повезут в карманах?

– Нет, в карманы столько не поместится, – без тени улыбки проговорил Демидов. – В один «дипломат» помещается ровно миллион долларов. Уже проверено. А в объемистый чемодан можно упаковать десять-двенадцать миллионов. Вероятно, у этих четверых будут чемоданы. Если здесь они пройдут, минуя таможню, то в Швейцарии багаж никто проверять не станет. Они сдадут чемоданы встречающим и улетят обратно.

– Но почему они летят обычным рейсом? Почему не спецрейсом? Ведь они везут такую сумму... – сказал генерал, уже обращаясь ко мне. – И почему их оформляют как туристов? Ничего не понимаю...

– Все правильно, – ответил я. – В Швейцарии очень строгие законы насчет наличных денег. А если перевести такую сумму из какого-нибудь банка, то можно проследить всю цепочку. Поэтому деньги везут самые обыкновенные «туристы», имеющие туристические визы. Кому придет в голову, что деньги ввозятся именно таким образом. Я думаю, их будут встречать прямо в аэропорту. Ведь такая сумма – рисковать не захотят. Весь вопрос в том, как нам задержать этот рейс.

66
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru