Пользовательский поиск

Книга Срок приговоренных. Содержание - Рассказ шестнадцатый

Кол-во голосов: 0

– Может, мне дадут списки и я постараюсь вспомнить фамилии? – предложил Резо.

– Если ты сказал правду и вас решили убрать из-за этих фамилий, то ничего не получится. Раз паспорта новые, то фамилии могут быть любые. Учитывая, что ты еще жив, они могут сменить все фамилии, – сказал Чупиков.

– Лучше бы я был мертвым?

– Я этого не говорил. Я стараюсь быть предельно откровенным со своими клиентами. Не люблю показного оптимизма. Если положение серьезное, я честно предупреждаю об этом своих клиентов. Как врач, который должен говорить больному правду о его болезни. Будь здоров – и без глупостей. Не выходи из дома. Вполне возможно, что они тебя ищут по всему городу.

В этот момент во дворе послышались шаги. Чупиков посмотрел на Резо. Тот побледнел и бросился в спальню, где лежал его пистолет. Чупиков подошел к окну. Потом крикнул:

– Резо, иди сюда, это Демидов!

Подполковник, глядя по сторонам, пересек двор. Подойдя к двери, он постучал. Чупиков поспешно открыл.

– Что случилось? – спросил он, не скрывая своего удивления.

– Тебя ищут, – объяснил Демидов. – Вам нужно срочно уходить. Они знают, что именно ты заказал наблюдение за квартирой Резо. Я на машине. Нужно срочно уезжать.

– Каким образом они узнали? – спросил Чупиков.

– Мне звонил Рауль. Он выяснил, что мы работали вместе с тобой. Впрочем, мы этого никогда и не скрывали. В общем, он позвонил и просил срочно тебя предупредить. Одного из его агентов засекли, когда тот вел наблюдение.

– Я говорил с Раулем сегодня утром.

– Верно, он мне сказал. Вы с ним говорили в девять. А в десять один из сотрудников ФСБ узнал следившего за домом агента Рауля, потому что когда-то работал вместе с ним в КГБ. Рауль сразу позвонил мне. Если ФСБ сумеет все верно просчитать, то сегодня днем на даче обязательно появятся их люди. Рисковать нельзя. Нужно отсюда уезжать.

– Ты проверил списки пассажиров?

– Ничего нет. Там сто тридцать человек. В компаниях заявили, что не выписывают теперь коллективных билетов. Каждому туристу выписан индивидуальный билет, чтобы вся группа не зависела от одного опоздавшего. Как узнать, кого именно мы ищем? В понедельник в самолет сядет сто с лишним мужчин. Кто именно среди них тот, кого пытались скрыть от Резо и его партнера? И самое главное: почему пытались?

– Нужно задержать вылет и проверить весь багаж пассажиров, – предложил Чупиков.

– Никто не разрешит без веских оснований задерживать международный рейс, – возразил Демидов. – И где доказательства? Что мы знаем кроме того, что четверо неизвестных пытаются улететь в Швейцарию? Я уже не говорю о сотрудниках ФСБ. Если они прикрывают эту операцию, то нам тем более не разрешат задерживать самолет. Нет, это не выход.

– Собери вещи, – кивнул Чупиков Резо. – Мы сейчас уезжаем.

– Куда? – понурился тот.

– Что-нибудь придумаем. Давай побыстрее. Похоже, сюда действительно могут пожаловать гости. Быстрее, у нас мало времени.

Резо поспешил в спальню. Проводив его взглядом, Чупиков негромко сказал:

– Волнуется парень, нервничает.

– Я тоже, – признался Демидов. – Чем больше думаю об этом деле, тем больше нервничаю. Кажется, мы с тобой влипли в очень скверную историю. И письмо пропало. И этот уголовник Бурый. Все совпадает каким-то... странным образом. Да, я тебе не говорил? Кто-то подкинул прокуратуре бомжа, который якобы угнал грузовик и врезался в нашу машину. Но я видел, как нас ударил грузовик. За рулем профессионал сидел, а не бомж.

– Что думаешь делать?

– Сначала вас спрятать. Обоих. Потом вернусь в управление. Я записался на прием к начальнику МУРа. Сегодня вечером он меня должен принять. Хочу ему все рассказать. Если он меня поддержит, пойду напролом. Любым способом постараюсь задержать рейс самолета в понедельник и проверить всех пассажиров. Всех до единого.

– А если они вылетают во вторник?

– Не знаю, – признался подполковник. – Дважды задерживать международный рейс никто не разрешит. Будет грандиозный скандал. Но если понадобится...

– С письмом так ничего и не вышло? – спросил Чупиков.

– Ничего. Оно исчезло, испарилось, – проворчал подполковник. – Давай быстрее, а то действительно можем не успеть. Я оставил машину у забора. Могут заметить.

Резо выскочил из комнаты. Он успел надеть пиджак и собрать продукты, оставшиеся на кухне.

– Эти пакеты тоже возьмем, – предложил Чупиков, указывая на два пакета, которые он привез с собой. – Уходим.

В этот момент за забором раздался визг тормозов.

– Черт, не успели, – пробормотал Демидов. – Уходите через калитку. Я остаюсь.

– Нет, – возразил Чупиков, – мы остаемся.

– Остаемся, – поддержал его Резо.

– Ребята, сейчас не время играть в благородных ковбоев. Там приехали профессионалы. Вы ничего не сможете сделать. Уходите. А я выйду на улицу. Там они стрелять не станут.

– Если захотят тебя убрать, то станут, – возразил Чупиков. – Мы остаемся.

– Уходи! – взревел Демидов.

– Нет, – отрезал адвокат, – никуда мы не уйдем. У тебя один пистолет. И еще два у нас. Как-нибудь отобьемся.

– Я устал бегать, – заявил Резо. – И потом... почему они должны нас захватить? Может, это мы их захватим? Вы же подполковник милиции. Вы должны арестовать грабителей, которые хотят забраться на чужую дачу. А мы вам поможем.

– Знаешь, – улыбнулся Чупиков, – с такой командой нам ничего не грозит. Помнишь, как мы брали банду Боярина?

Это было много лет назад. Двое молодых оперативников – Демидов и Чупиков сумели вместе с водителем арестовать пятерых особо опасных преступников. Тогда оба получили свои первые в жизни награды. Чупиков вспомнил именно об этом случае.

– Одна машина, – заметил адвокат, – четверо-пятеро, не больше.

– Ладно, – улыбнулся Демидов. – Идите в другую комнату. И без моего сигнала не выходить. Ни в коем случае.

Чупиков кивнул, увлекая за собой Резо. Демидов же достал из кармана пистолет, проверил его и убрал в заплечную кобуру. В следующее мгновение он услышал шаги...

Рассказ шестнадцатый

Мы разговаривали, сидя на кухне. Стрелки часов показывали уже половину третьего. Сын Облонкова то и дело заходил к нам: похоже, мальчику не верилось, что все закончилось благополучно. Наконец он все же отправился спать. Дочь полковника легла в десять, перед этим пожелав нам спокойной ночи. Жена перестала заходить на кухню в половине второго. А мы по-прежнему сидели за кухонным столом.

Странно... Мы работали вместе уже несколько лет, но никогда подолгу не разговаривали. «Здрасьте, до свидания, как дела, принеси, унеси, отдай, передай...» Вот и все наши отношения. Впрочем, ничего странного... Ведь существует некий закон ТКС, как мы его называли. Закон Трудовых Коллективов Спецслужб, первый параграф которого гласил: на такой работе, как у тебя, не бывает друзей, а есть сослуживцы. Под вторым параграфом значилось: не доверяй никому. Параграфом третьим запрещалось впускать в свою личную жизнь сослуживцев. И, наконец, правило четвертое запрещало посвящать в служебные дела своих родных и близких. Таков был незыблемый Закон Трудовых Коллективов Спецслужб, который мы неукоснительно соблюдали.

– Напрасно ты влез в это дело, – уже в который раз говорил мне порядком захмелевший Облонков.

Мы уже распили бутылку и оба находились в том душевном состоянии, когда ненавидят или любят друг друга.

– Я никуда не влезал, – объяснял я своему собеседнику. – Откуда мне было знать, что у вас такие секреты? Я случайно там оказался.

– Не нужно было никому ничего рассказывать. – Облонков попытался ударить кулаком по столу.

– Тише. – Я перехватил его руку. – Разбудишь детей.

– Да, конечно... – сказал он, отворачиваясь. – А Семен Алексеевич, он был очень хорошим человеком...

– Был, – кивнул я. – А вы его убили.

– Иди ты... – огрызнулся Облонков, доставая сигареты. – Да никто его не убивал! Это ты виноват, что так случилось.

60
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru