Пользовательский поиск

Книга Срок приговоренных. Содержание - Рассказ четырнадцатый

Кол-во голосов: 0

– Нет, – возразил ему Чупиков, – мы опасаемся, что телефоны уже под контролем и дополнительное подключение к ним может быть обнаружено. Нужны другие методы слежения.

– Мы можем подключиться непосредственно к линии, тогда никакая аппаратура нас не обнаружит. Кроме специальной аппаратуры, которая имеется только у ФСБ.

– Именно поэтому мы не хотим, чтобы вы подключались, – пояснил Чупиков.

Рауль испытующе посмотрел на собеседника. Встал, затем подошел к столу и выключил телевизор. После чего спросил:

– Значит, люди из ФСБ?

– Возможно. Но мы точно не знаем.

– Мне рекомендовали вас как надежного человека, – сказал Рауль. – Неужели мои друзья ошиблись?

– Не думаю. Скорее, именно вы сейчас совершаете ошибку. Мы не можем утверждать, что там одни лишь сотрудники ФСБ. Но подозреваем, что кое-кто из них вошел в контакт с преступными группировками, чтобы сообща устроить засаду на этой квартире. Нужно проверить. Если там все чисто, у нас нет вопросов. Вы получаете свои деньги, и мы расстаемся. Если... не совсем чисто, вы выясняете, что там происходит, и также получаете вознаграждение. Но в любом случае вам не следует предпринимать активные действия. Просто наблюдайте. Этого вполне достаточно.

– Понятно, – кивнул Рауль, снова усаживаясь в кресло. Побарабанив пальцами по столу, сказал: – Наши услуги стоят дорого.

– Знаю, – усмехнулся Чупиков. – Поэтому и выбрали именно вас. Нам сказали, что в вашем агентстве работают настоящие профессионалы.

– Дилетантов не держим, – улыбнулся Рауль.

– Сколько вы просите за ваши услуги?

– За два дня? – спросил Рауль.

– Считайте за три.

– Около восьми тысяч долларов, – ответил Рауль. – Половина вперед – в качестве аванса, который не возвращается ни при каких обстоятельствах. Полный расчет – если мы выполним задание. Разумеется, вы берете на себя все расходы, связанные с выполнением заказа.

– Согласен, – кивнул Чупиков, вынимая из кармана деньги.

– Это мы потом оформим, – улыбнулся Рауль. – Уберите деньги. А теперь подробно объясните мне, что именно вы хотите и с какого числа там находятся эти люди. Кстати, чья это квартира?

Чупиков положил деньги на столик. Затем, пригубив из своей чашки, рассказал о квартире. Сообщил, что там совершено два убийства и что хозяин сбежал, когда его конвоировали из МВД в ФСБ.

Рауль слушал молча, словно раздумывал, стоит ли заниматься столь неприятным делом. Но директор понимал: мастерство его ребят можно проверить по-настоящему только в соперничестве с истинными профессионалами. Поэтому он склонялся к тому, чтобы взяться за это дело. Тем более что клиенты могли щедро заплатить.

Рассказ четырнадцатый

Когда мы с Аленой приехали на нашу старую квартиру, мне уже в кабине лифта стало так плохо, что я прислонился к стенке, хватая ртом воздух. Наверное, мне вкатили слишком уж большую дозу – так можно и в наркомана превратиться.

Я прекрасно понимал: жизнь моя висит на волоске. После того как в кабинете Облонкова, в присутствии заместителя прокурора, у меня рассыпались деньги, они вправе были меня подозревать. К тому же у них имелось и такое «доказательство», как пленка, на которой я разговаривал с погибшим банкиром. И мои нерасчетливые выпады против Облонкова не могли остаться незамеченными. Они и не остались незамеченными. Вот убийца и поджидал меня, чтобы поставить точку в этой запутанной истории. Бедный мой друг помешал им это сделать.

У банкира могли найти какие-нибудь компрометирующие меня документы. Таким образом, смерть Семена Алексеевича можно было связать с нашими именами – моим и Цфасмана. А последовавшее затем устранение обоих – с запоздавшим контрольным ударом моего начальника по заговорщикам. Выгори их план, Виталик остался бы жив, передал бы деньги Алене, и все кончилось бы хорошо...

Мое доброе имя? Да черт с ним! Только вот жаль, не смог бы я распутать все это дело с вывозом денег. А у них все было так просто и так гениально рассчитано. Но вот если я ничего не смогу сделать, то, возможно, еще и пожалею, почему я не оказался на месте Виталика.

Мы поднялись на площадку, подошли к двери, и Алена позвонила. Через минуту раздались шаги. Открыл Игорь. Увидев нас, очень удивился.

– Ты почему встал? – набросилась на него Алена.

– Скучно, – объяснил Игорь. – Все время лежать – скучно. Откуда вы приехали?

– Отцу стало плохо, и он позвонил мне, – сказала Алена.

Игорь кивнул. Мне показалось, он обрадовался моему приходу. В этот момент из комнаты вышла пожилая женщина, мать Андрея. Она оцепенела, увидев нас вдвоем. Да еще Алена держала меня за руку. При виде своей свекрови моя бывшая жена вздрогнула и отпустила мою руку. Я же от неожиданности рот раскрыл. Свекровь сверлила нас взглядом.

– Мы приехали... домой, мама, – пробормотала Алена. – Я предупреждала Андрея, что буду у Леонида.

– Вижу, – сказала свекровь. – Ты провела там всю ночь? – спросила она с усмешкой.

Алена вспыхнула и уже собралась что-то ответить. Я знал, как Алена умеет отвечать, и мне не хотелось, чтобы она из-за меня рассорилась с матерью мужа.

– Алена пришла ко мне, – проговорил я, – потому что мне было очень плохо. У меня вчера погиб друг. Его убили... вместо меня.

Пожилая женщина пристально смотрела мне в глаза. Говорят, женщины чувствуют, когда мужчины лгут. И очевидно, чувствуют, когда те говорят правду. В конце концов она молча повернулась и ушла в комнату.

– Какого друга у тебя убили? – раздался голос у меня за спиной. Черт возьми, я совсем забыл про Игоря. Я обернулся, но не сумел посмотреть ему в глаза.

– Погиб один мой сослуживец, – пробормотал я.

– Спасибо, – сказала Алена, – ты, кажется, предотвратил серьезный скандал. Понять не могу, почему она меня так ненавидит.

А вот мне все было понятно. Ее сын женился на женщине, у которой уже был ребенок от первого брака. Вряд ли какая-нибудь мать одобрит подобный выбор. Я не говорю уж о том, что ни одна мать не останется равнодушной, если жена сына уедет на ночь к своему первому мужу. Нам еще повезло, что Андрей и его мать были довольно интеллигентными людьми. Другие в таких случаях бьют морду или устраивают немыслимые сцены с привлечением соседей.

Потом мы долго ждали Андрея, и за это время я успел даже немного подружиться с его мамой. Мы сидели на кухне и пили чай, когда приехал Андрей. Голова у меня все еще кружилась, но я чувствовал себя уже гораздо лучше. Андрей – молодец, сразу понял, что произошло, и вкатил мне два укола, после которых мне стало совсем хорошо. Конечно, не настолько хорошо, чтобы принять участие в забеге на длинную дистанцию, но держать в руке оружие я уже мог. И самостоятельно передвигаться – тоже, что в данном случае было самое важное.

– Тебе нужно отлежаться, – предупредил Андрей. – Хотя бы один день.

– Успею, – сказал я, вставая. – Если меня будут спрашивать, скажите, что не знаете, где я. Просто не знаете. Вас никто не тронет. А в воскресенье вы уедете. Первый взнос у вас есть. Остальные деньги я найду.

– Это несерьезно, – попытался удержать меня Андрей.

Он стоял у двери. Алена – у него за спиной. Она обняла Игоря, обняла обеими руками, словно прикрывая от какой-то опасности. Такими я их и запомнил.

– До свидания, – сказал я.

И тут Игорь шагнул ко мне.

– Отец, – он смотрел мне в глаза, – будь осторожен.

– Буду, обещаю. – Я наклонился, чтобы поцеловать его. Все к черту, я хотел его поцеловать. Я давно хотел это сделать. Впервые за несколько лет я поцеловал сына. Наклонившись, тихо прошептал: – Держись.

– Я тебя люблю, – прошептал мальчик мне на ухо.

Я поднял голову. Еще секунда – и я разревелся бы, потому что снова находился на грани нервного срыва. Резко выпрямившись, я кивнул на прощание и вышел. Вышел, даже не попрощавшись с Андреем и не поблагодарив Алену.

Через несколько минут я остановил проходившую мимо машину. Я точно знал, куда ехать. Сначала подъехал к прокуратуре и позвонил по мобильному телефону Лобанову. Тот очень удивился моему звонку. Я попросил его выйти, сказав, что мне нужно срочно с ним увидеться.

54
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru