Пользовательский поиск

Книга Срок приговоренных. Содержание - Рассказ двенадцатый

Кол-во голосов: 0

– Паспорта, паспорта... – повторил Демидов. – А когда они должны были вылетать?

– Наша группа в понедельник утром. Самолеты ходят три раза в неделю. Понедельник, среда, пятница.

– Номера ты помнишь?

– Нет, не помню.

– А фамилии? Хотя бы одну-две?

– Кажется, фамилия одного была Семенов или Симаков. Нет, точно не помню.

– Вы отправили письмо и больше ничего не слышали об этих людях? Верно?

– Да, все правильно. Мы только хотели проверить. Зачем нам неприятности со швейцарским посольством? Туристической фирме важно иметь хорошие отношения с консульскими службами тех стран, куда мы отправляем своих клиентов. Если начинаются неприятности, то у нас сразу возникают проблемы с получением виз.

– Завтра утром я уточню, куда делось ваше письмо, – продолжал подполковник, – и завтра приеду к вам на дачу, чтобы мы наметили конкретный план действий. На звонки обычного телефона не отвечайте. А машину загони в гараж, Женя, чтобы никто не знал, что вы в доме. Предупреди близких, оставшихся в городе, что ты уезжаешь на дачу, пусть тебя не ищут.

Чупиков развернул автомобиль в сторону управления.

– Я не совсем понял, куда ты уходил сегодня утром, – решил вдруг уточнить подполковник. – Ты ведь, кажется, выходил из дома?

– Да, выходил. – Резо не хотелось говорить на эту тему.

– Давай договоримся так, – посуровел лицом подполковник, – если ты начнешь что-то скрывать, темнить, нам лучше ничего не предпринимать. Твои тайны помешают эффективной работе.

– Я ничего не скрываю. Я пошел к своим знакомым грузинам.

– Прекрасно. Этого ты нам не говорил. Что там произошло?

– Мне отказали, – нехотя признался Резо, – дали деньги. Большую сумму. Узнали для меня телефон адвоката. Но сказали, что не могут помочь.

– Почему?

– Я не могу говорить. Это не только моя тайна.

– Тайны бывают в книгах. У нас трупы, – зло заметил обернувшийся подполковник. – Почему они тебе отказали?

– Их предупредили, – нехотя сознался Резо, – собрали по городу всех самых авторитетных грузин и предупредили, чтобы они не вздумали мне помогать.

– Вот это уже совсем плохо, – задумчиво сказал Демидов. – Значит, работают на высоком уровне. Это вам не Брылин с Рожко. Это совсем другой уровень, совсем другие люди.

– Хочешь отказаться? – спросил Чупиков. – Может, нам просто помочь ему уехать в Грузию и забыть обо всем?

Что-то в голосе друга не понравилось Демидову. Он хмуро взглянул на него.

– Ты сколько лет меня знаешь? – зло спросил подполковник.

– Ладно, – улыбнулся Чупиков, – я просто предложил. Считай, что я этого никогда не говорил.

– Вы думаете, у нас что-нибудь получится? – упавшим голосом спросил Резо.

– Обязательно получится, – заверил его Чупиков. – Раз сам подполковник Демидов взялся за это дело. Хотя, честно говоря, у нас пока так мало шансов, что я не удивлюсь, если сработает второй вариант.

– Какой второй вариант? – не понял Резо.

– Когда прозвучат контрольные выстрелы, – очень серьезно ответил Чупиков и прибавил скорость.

Рассказ двенадцатый

Я не поверил самому себе, когда услышал ее голос. Это была Алена. Неужели всю ночь она просидела у моей постели? Всю ночь? Я обернулся к ней.

– Ты была здесь? – спросил я ее своим чужим голосом.

– У тебя изменился голос, – сказала она, – и ты сам изменился. Сильно изменился.

– Разве можно измениться за одну ночь? – удивленно спросил я и снова взглянул на себя в зеркало. – Кажется, ты права, – признался я, – никогда бы не поверил, что могу так измениться.

У меня поседели и будто встали дыбом волосы. Глаза стали уже, щеки отвисли вниз, нос заострился. Я другой человек. Всего за одну ночь.

– Как ты здесь оказалась? – спросил я, все еще ничего не понимая.

– Я позвонила ночью, чтобы предупредить тебя насчет оформленных документов. Но мне сказали, что тебе плохо и у тебя врачи. Они спросили, кто говорит, и я сказала, что бывшая жена. Тогда они мне все рассказали, и я решила сюда приехать. Тебе было очень плохо. Ты что-то кричал, плакал, дергался. Рядом находились врачи, которые успели к моему приходу сделать тебе успокаивающие инъекции. Я позвонила Андрею и сказала, чтобы он побыл с детьми. А сама осталась с тобой.

Она говорила это таким тоном, словно уже много раз так делала. Я вспомнил, что она никогда раньше не была в моей квартире. Вспомнил, что в комнате у меня висит большая фотография, где я снят вместе с Игорем. Раньше на карточке нас было трое, но я отдал ее фотографу, чтобы он заретушировал Алену. Во-первых, сразу после развода я не хотел даже слышать о ней. А во-вторых, ко мне иногда приходили посторонние женщины, и мне не хотелось каждый раз объяснять, кто именно изображен на снимке. Представляю, что испытала Алена, когда увидела эту фотографию.

– Ты не спала всю ночь? – спросил я, чтобы скрыть свое смущение.

– Ничего. Со мной ничего не случится. Мне нужно было съездить домой, чтобы Андрей мог отлучиться за билетами. Но его мама согласилась остаться с детьми, пока я сижу с тобой.

– Мне уже лучше, – сказал я, повертев головой. На самом деле в голове у меня стоял тяжелый гул, словно ночью меня били молотом по черепу.

– Тебе нужно лежать, – сказала она, – врачи считают, что у тебя был нервный срыв.

– Мне кто-нибудь звонил?

– Нет. Иди ложись.

Я только сейчас вспомнил, что стою в одних трусах. Странно, но я испытал нечто похожее на смущение. Хотя напротив стояла моя бывшая жена, видевшая меня в таком виде не один раз. Наверно, отношения мужчины и женщины – это самое сложное, чему мы учимся всю жизнь. И чему никогда не можем научиться. Мне было стыдно, что я стою перед ней раздетый. И стыдно за фотографию, которая висела на стене, за ее спиной.

– Мне нужно уйти, – упрямо сказал я.

– В таком виде? – ужаснулась Алена. – Ты с ума сошел. Иди ложись, через час приедут врачи. И потом, тебе уже звонили вчера вечером несколько раз с работы. Наверно, позвонят сейчас еще раз.

– Кто звонил? – Я резко выпрямился и чуть не упал. В голове пошел звон.

– Не знаю. Спрашивали, где ты находишься, а я сказала, что тебе плохо. Тебе как раз в это время делали укол.

Значит, уже звонили с работы... Я перевел дыхание. Мне нельзя оставаться дома. Нельзя оставаться здесь. Нужно срочно уходить. Раз меня ждали у моей двери, значит, хотели убрать именно здесь. Виталик попал случайно. При воспоминании о Виталике у меня заныло сердце. Но я дал себе слово держаться. Когда все закончится, тогда и буду плакать. А пока нужно все это выдержать.

Я ухватился двумя руками за дверь ванной. Медленно вышел. Я не думал, что мне будет так плохо.

– Тебе нужно лечь, – упрямо повторила Алена.

– Нет, – выдохнул я, – мне нужно отсюда уехать. Обязательно, иначе будет поздно. И ты уходи, прямо сейчас уходи.

– Леня, это даже не смешно. В тебя вкатили столько лекарств. Ты не сможешь даже выйти из квартиры.

– Уходи, – попросил я и попытался оторваться от двери. Странно, когда я шел в ванную, все было не так уж плохо. А теперь пол уплывал у меня из-под ног. Я облокотился о стенку, помотал головой. – Алена, тебе нужно уйти, – повторил я. Затем спросил: – Ты все знаешь?

– Знаю. Его убили.

– Деньги пропали, – простонал я.

– Ничего. Ничего, – сказала она, – не переживай. Мы с Андреем что-нибудь придумаем.

– Ничего не нужно придумывать, – возразил я, тяжело дыша, – я сам. Я все сделаю сам.

– Хватит. – Она, видимо, с трудом сдерживалась. Я подумал, что иногда бывал несправедлив к ней. У меня тоже характер не сахар.

– Я найду деньги, – повторил я упрямо и пошел к дивану, опираясь о стенку. С трудом сел на диван. Перед глазами плыли какие-то круги. – Кто мне звонил? Они не назвали себя?

– Нет. Звонили три раза. И каждый раз разные голоса. Два раза сказали, что с работы. Один раз не представились. Потом сотрудники прокуратуры приезжали и спрашивали, где ты был вчера вечером. Я рассказала, что ты был у нас дома. Они позвонили Андрею, все перепроверили. Дежурный милиционер тоже подтвердил, что ты не приходил сюда до того, как убили... – Она не стала называть имя Виталика. – До того, как произошло убийство, – поправилась она.

49
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru