Пользовательский поиск

Книга Срок приговоренных. Содержание - Эпизод седьмой

Кол-во голосов: 0

– Извини, – тихо сказала она.

– Ничего, – отозвался я.

– Леня, – она давно меня так не называла, – ты извини, я ведь ничего не знала. Я все понимаю... Просто вчера из-за Игоря я взбесилась. Думала, тебе наплевать...

Я молчал. В таких случаях лучше помолчать.

– Ты не думай, – продолжала Алена, – если понадобится, мы действительно продадим квартиру. У нас уже и покупатель есть...

– Не нужно, что-нибудь придумаем.

– Мы хотим в воскресенье улететь, – сказала она. – У нас уже заказаны билеты. Сегодня пойдем получать визы. Говорят, по вызову из лечебных учреждений визу дают сразу. Ты не знаешь?

– Не знаю.

– В общем, ты не думай, – повторила она, – мы все сделаем сами.

– Посмотрим, – пробормотал я. – Вы сначала визу получите, а потом поговорим.

– Кто его убил?

– Пока не знаем. Я вам завтра позвоню, – сказал я на прощание и положил трубку.

После бритья я позавтракал, и тут снова раздался телефонный звонок. В трубке раздался голос Саши Лобанова:

– Извините, Леонид Александрович, что беспокою вас так рано. Я хотел вам напомнить, чтобы мне выписали пропуск. Нужно проверить, с кем вчера вечером общался Семен Алексеевич.

– Сейчас приеду, – сказал я. – Если хотите, поедем вместе. Могу вас подвезти.

– Может, лучше я подъеду к вашему дому? – предложил следователь.

– Тогда запишите адрес. – Я продиктовал адрес и снова положил трубку. Трудно придется Лобанову. Кто ему разрешит работать на нашей территории? В лучшем случае разрешат войти в бывший кабинет Семена Алексеевича. Да и то только с группой сопровождающих. Лучше бы поручили вести следствие сотрудникам ФСБ, им бы разрешили проводить хоть какие-нибудь действия. А работники прокуратуры вызывали у наших только смех.

Я вообще терпеть не могу, когда показывают по телевизору генеральных прокуроров. Вид у них жалкий, суетливый, никчемный. Если они такие принципиальные, пусть едут на Северный Кавказ и там качают права. На глазах у них происходят убийства, похищения, грабежи, даже войны. Я уж не говорю про чиновников, которые воруют и берут взятки нагло, в открытую. А кого из них арестовала прокуратура? Назовите хоть одного крупного чиновника, которого посадили бы следователи прокуратуры. Типичные неудачники. Вернее, их сделали таковыми. Принципиальные быстро вылетают со службы, а конформисты остаются работать. Если честно, то все успехи прокуратуры – настоящее фуфло, как говорят уголовники.

Всего этого я, конечно, Саше говорить не стал. Незачем. Он сам знает ситуацию. Знает, что работать они могут только с определенным контингентом. Если выяснится, что Облонков хоть каким-то боком имеет отношение к смерти Семена Алексеевича, то Лобанова сразу отстранят от расследования. Есть уровень, на который они выходить не могут. В таком случае уголовное дело сразу передадут другому, а потом вообще закроют. Облонкова же просто уволят, и все на этом закончится. Как всегда бывает в таких случаях. Впрочем, имелся один нюанс... Я знал, что Семена Алексеевича могли убить из-за моего рассказа. Именно поэтому я решил, что доведу расследование до конца, даже если меня потом уволят со службы без пенсии.

Уже выходя из квартиры, я сделал то, чего не делал много лет. Проверил оружие, словно меня могли поджидать за дверью.

Эпизод седьмой

Они приехали на место происшествия на двух машинах, вшестером. Демидов собрал офицеров. Щелкнул зажигалкой, закурил. Потом негромко приказал:

– Мне нужно знать, какие машины были в воскресенье днем у этого дома. Даже если они подъезжали только на одну секунду. Обойдете каждый дом, каждую квартиру... Может быть, действительно кто-то видел машины. Номера, марки, цвет, количество людей... Все, как обычно. Встречаемся здесь каждые два часа.

– Сколько нам тут торчать? – проворчал один из офицеров.

– Вечно. – Демидов нахмурился. Его подчиненный отступил на шаг – понял, что допустил ошибку.

– Пошли, – сказал Зиновьев. – Разделимся на три группы.

– Я пойду с этим умником, – показал на офицера-лентяя подполковник. – В общем, каждые два часа, ребята. Нам нужно найти хоть какие-нибудь следы.

Три группы двинулись в разные стороны. Началась изнурительная проверка, то есть обычная розыскная работа. Они обходили квартиру за квартирой, пытаясь узнать, кто именно мог видеть машины, стоявшие у дома в воскресенье. Через два часа усталые и злые спустились вниз.

– Ничего? – догадался Демидов.

– Ничего, – ответил Зиновьев, – хотя проверяем каждую квартиру, опрашиваем всех без исключения.

– Может, этот грузин врал? – сплюнул один из офицеров.

– Послушай, – разозлился Демидов, – это мое дело – верить ему или не верить. А ваше дело проверять. Продолжим. Зиновьев, свяжись с управлением и узнай, что нового. Узнай, нашли сбежавшего арестанта или нет.

Зиновьев вытащил из кармана мобильный телефон. Набрал номер. Демидов закурил и указал в сторону дома, видневшегося за поворотом. В соседнем доме жил Резо Гочиашвили.

– Может, оттуда что-нибудь видели? – сказал Демидов. – Нужно проверить там квартиры.

– Слишком далеко, – пробормотал один из офицеров.

– Все равно видно, – возразил другой.

– Его пока не нашли, – доложил Зиновьев.

– Чем они там занимаются? – разозлился подполковник. – Даже в ФСБ не могут обеспечить условия для арестованных! Как он сбежал, они хотя бы объясняют?

– Нет. Только сказали, что сбежал. Сообщение передали по всей Москве. Его фотографию уже раздают по городу.

– Они должны были оставить засаду у него на квартире, – проговорил Демидов. – Может, машины въехали со стороны двора? Вы уже успели опросить тот подъезд?

– Не успели, – ответил Зиновьев.

– Я сам проверю его квартиру, – сказал Демидов. – А во дворе ничего подозрительного не заметили?

– Нет, не заметили. Он же не дурак, чтобы домой возвращаться. Думаете, они оставят засаду у него на квартире?

– Обязательно. Уже оставили. Думаю, вы просто ничего не заметили. Ладно, продолжаем проверку. Встретимся через два часа.

Демидов перешел улицу – так, чтобы обойти дом Гочиашвили и войти со двора. Во дворе стояли несколько машин, в одной из которых сидела девушка, читавшая журнал. Демидов осмотрелся. Внешне – тишина. Но Демидов знал: засада ФСБ должна быть обязательно. Подполковник вошел в подъезд. Кивнул своему напарнику и вместе с ним вошел в кабину лифта. Зиновьев со своим напарником решили подниматься по лестнице. На этаже, где находилась квартира Гочиашвили, тоже царила тишина. Демидов подошел к двери, позвонил. Безрезультатно.

– Может, никого нет? – спросил напарник.

Демидов позвонил еще раз. Внезапно послышались удары, и тотчас же открылись сразу две двери – квартиры Гочиашвили и его соседей. Из квартиры соседей вышли двое в штатском. Из квартиры Гочиашвили – также. У всех четверых в руках были пистолеты.

– Стоять смирно! – приказал один из четверки. – Не двигаться!

– Спокойно, ребята, – посоветовал Демидов. – Мы из милиции. Получили сообщение, что арестованный у вас сбежал.

– Руки! – закричал второй, стоявший за спиной Демидова. – Руки вверх!

– Мы из милиции, не валяйте дурака...

– Документы! – заорал высокий, с неровным рядом зубов.

– Стоять смирно! – закричал Зиновьев. Неожиданно появившийся со своим напарником на лестнице, он взял на прицел людей, стоявших у квартиры Гочиашвили.

– Все в порядке, – сказал Демидов. – Никто не нервничает. Иначе мы перестреляем друг друга.

Он достал свое удостоверение и протянул его высокому фээсбэшнику. Тот повертел удостоверение в руках и вернул подполковнику.

– Извини, – сказал он, убирая оружие. Подчиненные высокого последовали его примеру.

– Думаете, он может сюда вернуться? – спросил Демидов.

– Не знаю, у нас приказ, – последовал ответ.

– У вас есть документы? – спросил подполковник.

Высокий кивнул, доставая корочки. Демидов тотчас же узнал удостоверение сотрудника ФСБ. В данном случае – майора Брылина.

21
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru