Пользовательский поиск

Книга Смерть раненого зверя с тонкой кожей. Содержание - Глава 3

Кол-во голосов: 0

– Убийство? Моего начальника? – юноша мигом проснулся.

– Речь идет о человеке поважнее, чем твой хренов начальник.

– О Боже мой! О ком вы?

– А это, – Смит привел классическую отговорку органов безопасности, – вам знать совершенно необязательно... мой дорогой.

Высокомерность секретаря как рукой сняло, и он дал Смиту номер радиотелефона в машине министра. По его словам, министр уехал около полуночи в сопровождении только одного телохранителя.

Смит связался с телохранителем, вооруженным сотрудником Особого отдела, который в полном одиночестве сидел в машине, скучающе уставившись на дождь за окном, возле многоквартирного дома на Фулхэм Роуд.

– Я не могу, – ответил сотрудник Особого отдела, – он занят. Понимаете, занят! Прием.

– Понимаю, я уже слышал это от сопливого маленького ублюдка секретаря. Достань его и побыстрее. Прием.

– Дьявол, ну не могу же я просто пойти и постучать в эту чертову дверь.

– В таком случае, попробуй побросать камушки в окно. Достань его. Связь кончаю.

Смит повесил трубку и принялся набирать номер Джоан Эббот, но, не дождавшись ответа, снова повесил трубку. Он не хотел ей звонить. Несмотря на то, что она его раздражала, ему было ее жаль. Когда-то она ему нравилась, и он даже встречался с ней пару раз после ее развода. Но из этого ничего не вышло. Фрэнк был закоренелый холостяк, а она – неврастеничка. Во всяком случае, так он себе это объяснил. На самом деле, он чувствовал себя виноватым, не столько перед ней, сколько перед Эбботом. А еще точнее – потому, что подозревал, что с Эбботом сделал Департамент. Но даже себе самому он не до конца признавался в этом подозрении. А оно сидело в нем и временами, как старая рана, причиняло ноющую боль. Поэтому он старался держаться от нее подальше. Ему и без того хватало старых ран. Это была благоразумная, предусмотрительная позиция человека средних лет. И он презирал себя за это.

– Она такая нервная, – пожаловался он. – А половину времени и просто пьяна.

Фоули хотел было спросить, кто, но сообразил, что Смит просто думает вслух.

Глава 3

Джоан Эббот стояла в темноте у окна и смотрела вниз на улицу, когда у фонарного столба остановилась машина. За ней – другая. Из первой вышло трое мужчин, еще двое – из второй. Она пересчитала их. Дважды. Она выпила и хотела быть уверенной.

Полицейские посмотрели вверх на ее окно, она инстинктивно уставилась на них в ответ, но потом поняла, что они никак не могут видеть ее в темной комнате. В следующее мгновение агенты уже скрылись в тени. Чтобы продолжить наблюдение, это без сомнения, как и предсказывал Ричард.

Джоан увидела, как в темноте вспыхнул огонек спички, когда один их агентов зажег сигарету. Ей тоже захотелось курить. Она отошла от окна, прикурила, ее рука дрожала, но, несмотря на это, она пребывала в приподнятом настроении. Она хотя что-то делала. В первый раз Ричард вовлек ее во что-то, касающееся его работы. Может быть, это знак... Джоан не стала дальше развивать эту мысль, но почувствовала, что ее сердце забилось чаще.

Ей нужно выпить еще, чтобы успокоиться. Она включила настольную лампу, налила виски из полупустого графина, добавила немного содовой и залпом опустошила стакан. Так лучше. Гораздо лучше. Снова наполнила стакан, на этот раз добавив больше содовой. Она не станет нить этот стакан залпом, как первый, она будет смаковать его медленно, глоток за глотком. Как настоящая леди.

История с Ричардом была странной. Она думала, он мертв. Так же думали и в Департаменте. Даже Фрэнк Смит был в этом уверен. Это была официальная версия. И вдруг, позапрошлой ночью, совершенно неожиданно, как гром среди ясного неба, голос: "Это Ричард".

Голос из мира мертвых. От неожиданности она не могла произнести ни слова.

Не может ли она ему помочь? Он только что прилетел в Англию, но не хочет, чтобы кто-нибудь об этом знал.

Даже Фрэнк Смит и Департамент? Особенно Фрэнк Смит и Департамент.

Все звучало так загадочно, но она давно уже научилась не задавать лишних вопросов. Конечно, она знала, что муж был агентом (все жены знали, такова была политика Департамента).

Джоан даже знала, что Эббот уехал в Африку, потому что он сказал ей об этом сам и попросил сохранить кое-какую одежду.

Очевидно, что-то пошло не так, потому что спустя некоторое время она прочла в газетах, что Ричард был арестован и посажен в тюрьму за шпионаж в одной из туземных республик с туземным названием, которое никому не под силу запомнить.

Конечно, в газетах не фигурировало имя Ричарда Эббота, оно было изменено. Но там была фотография, на которой, вне всякого сомнения, был ее муж.

Газеты также напечатали речь местного президента, полковника Мумбо-Юмбо, или что-то типа этого, в которой тот заявлял, что ему явилось видение Бога, который велел ему выслать из страны всех обладателей британских паспортов, потому что британцы плели интриги с целью его, Президента, ниспровержения, и вообще, с точки зрения Всевышнего, являли собой вселенское зло.

Она беспокоилась за Ричарда, ставшего узником в этой варварской стране, где по прихоти боговдохновляемого полковника были уничтожены целые племена. Ее навестил тогда Фрэнк Смит и рассказал, что правительство с помощью закулисных махинаций пытается организовать освобождение Ричарда. Впрочем, эта затея, по-видимому, тоже не удалась, потому что в течение нескольких месяцев никаких вестей не было. И когда Фрэнк позвонил снова, то сказал, что полковнику снова явился Всевышний и повелел не отпускать шпионов и врагов государства.

В конце концов, она оставила надежду – надежду, которую однажды, спустя некоторое время, несмотря на их развод, Ричард ей вернет.

Но несколько недель назад Фрэнк снова навестил ее и сказал, что Ричард, убив охранников, сбежал из тюрьмы и скрылся в джунглях.

Так значит, есть шанс, что ему удастся вернуться в Англию? Фрэнк покачал головой и нервно стряхнул пепел на ковер. Если полиции не удастся добраться до него, это сделают джунгли. Все шансы против Эббота.

– Все против, – медленно повторила она, она была тогда немного пьяна. – И Боги. Они мерзавцы. По отношению к людям.

Она икнула и хихикнула, все от того же нервного напряжения, под влиянием которого Фрэнк стряхнул пепел прямо на ковер. Они вместе мрачно и сосредоточенно напились, затем так же мрачно отправились в постель. Когда она проснулась на следующее утро, то почувствовала себя шлюхой. И на вопрос Смита, не могут ли они увидеться снова, отказалась, решив, что он спрашивает исключительно из вежливости.

И вот Джоан снова напивается, а Ричард снова в стране. Она не должна больше пить. Ей нужна ясная голова. Эта мысль привела ее в уныние, и чувство одиночества в ее немолодом уже возрасте снова ее захлестнуло. Опять захотелось выпить. Ей всегда хотелось выпить, когда становилось грустно. Или весело. Она должна была признать, что последнее время слишком много пила. Впрочем, только когда никого не было рядом.

* * *

Набирая ее номер, Фрэнк сказал Фоули:

– Надеюсь, красавица не пьяна.

– В это время ночи? Она скорее всего в кровати и видит десятый сон.

– Когда звонили из Особого отдела, сказали, что в квартире горел свет. Значит, не спит. А если она не спит, то наверняка пьет.

– Я видел ее всего однажды, – возразил Фоули. – Леди мне показалась славной.

– Так оно и есть. Просто она всегда страдает.

Смит понял, что это она, прежде чем Джоан заговорила. У нее была привычка не отвечать сразу, когда она поднимала трубку, будто бы опасалась услышать плохие новости, или просто не хотела говорить или боялась еще чего-то, что может причинить ей боль.

– Алло?

– Джоан? Фрэнк Смит. Я тебя разбудил?

– Нет. Я никак не могла заснуть, поэтому решила выпить, – в голосе зазвучали нотки сомнения. – Я думала, это поможет мне уснуть.

Женщина подавила икоту.

3
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru