Пользовательский поиск

Книга Рандеву с Валтасаром. Содержание - Вильнюс – Рига. 28 июня

Кол-во голосов: 0

Он твердо знал, что не имеет права никому доверять. Не имеет права на ошибку, и поэтому его никто не должен видеть. К счастью для него, поселок был немноголюдным, и в эти дневные часы у заброшенного завода никого не было. Продолжая довольно быстро ползти, он добрался до какого-то помещения, и заставив себя еще раз приподняться, чтобы преодолеть несколько ступенек, рухнул на пол. Ветер лениво то открывал, то закрывал входную дверь. На часах было четыре. Меликов подумал, что это самый долгий день в его жизни, который еще не закончился.

Вильнюс – Рига. 28 июня

На этот раз перестрелка в центре столицы оказалась в центре внимания журналистов и телеведущих. Труп террориста показывали по всем европейским каналам. Английское посольство настояло на том, чтобы исключить возможность трансляции любых кадров с изображением Джеймса Планнинга. Англичанин был отправлен на родину после того, как ему извлекли пулю и оказали необходимую помощь.

Дронго пришлось нелегко. Он давал показания всю ночь и весь следующий день. Участники «Экспресса» уже выехали в Ригу, когда он все еще сидел в прокуратуре, заполняя формуляры со своими объяснениями. Разрешение на оружие, выданное в России и на территории стран Шенгенской зоны, не было оформлено надлежащим образом в Литве. Спасало лишь то обстоятельство, что их груз официально не проходил таможню, и поезд как бы считался экстерриториальным образованием, не подлежащим юрисдикции литовских властей. Очевидно, сказалось и то, что он встречался с президентом. К тому же кто-то успел позаботиться и об адвокатах, которые успешно доказали в прокуратуре, что право на защиту еще никто не отменял. К концу дня Дронго наконец выпустили из прокуратуры, взяв подписку, что он покинет пределы страны в течение двадцати четырех часов.

Он вернулся в отель, чтобы собрать вещи, и обнаружил записку с номером телефона. Когда он набрал этот номер, ему ответил Вейдеманис. Он сообщил, что Дронго ждет машина, которая доставит его в Ригу. Эдгар не мог появиться в Латвии, но именно он организовал и адвокатов, и автомобиль для переезда в Ригу. Дронго собрал чемодан, взял сумку и, выйдя из отеля, уселся в машину. Пистолет у него конфисковали в прокуратуре, но водитель, которого нанял Вейдеманис, был сотрудником полиции и имел служебное оружие. Он должен был довезти Дронго до границы, где его ждал другой автомобиль.

Они уже подъезжали к границе, когда позвонил Эдгар.

– Я уже в Белоруссии, – сообщил Вейдеманис, поэтому могу спокойно говорить. Кто это был? Кто, по-твоему, мог организовать нападение?

– Ты еще спрашиваешь! – вздохнул Дронго. – Сначала они пытались убрать меня в Каишкаше, потом в Вильнюсе. Я обратил внимание, что Хоромин появился только к концу приема, после чего Асли Эрдоган упала в обморок. У меня есть конкретные доказательства. И боюсь, что Потапова просто водят за нос. Они скрыли от нас свадьбу Сильвии Треудел, не сообщили данных о Мехмеде Селимовиче, почему-то не смогли точно вычислить Альваро Бискарги. Мне все больше и больше кажется, что этот террорист был им нужен для прикрытия собственных планов. И я пока не знаю, каких. Сообщи Потапову, что в нас стреляли трое неизвестных. Одного убил Планнинг. Сам Хоромин куда-то исчез, его не было в поезде. Но самое важное: он мне все время врал. Я видел вчера его паспорт. Он въехал в Шенгенскую зону второго июня, прилетев в Португалию. А через несколько дней меня там едва не убили. Таких совпадений не бывает. Значит он вылетел в Португалию заранее, чтобы подготовить это убийство. Но в Каишкаше у них сорвалось. Они полагали, что я буду один и без оружия. А рядом со мной оказался Планнинг. Поэтому они решили повторить здесь свой план, убрав на этот раз нас обоих.

– Я все понял, – взволнованно сказал Вейдеманис, – прямо сегодня передам. Береги себя. Удачи тебе!

– И тебе, – Дронго выключил аппарат, представив себе, как нервничают люди, возможно, прослушивавшие их разговор.

Вечером он прибыл в столицу Латвии. Его, как и других гостей, поселили в «Мартам Парк Отеле». Дронго оставил там свой чемодан и, захватив сумку с нужными вещами, переехал в «Радисон», чтобы выспаться. Весь следующий день он спал, не выходя из номера, словно готовясь к решающему, последнему, раунду. А тем временем в Москве происходили не менее драматические события.

Москва. 28 июня

Он долго приходил в себя. Невыносимо болели ноги. Было полное ощущение, что они сломаны во второй раз. Очевидно, он повредил их, пытаясь передвигаться на костылях. Он был весь в грязи, от него дурно пахло. Но, вопреки всему, он был еще жив. Меликов понимал, что его обнаружение – лишь вопрос времени. Баширов наверняка просчитает все его возможные действия и приведет преследователей к этому месту. Хотя вычислить эту несчастную корову, с помощью которой он добрался до завода, было трудно. Но Баширов обязательно будет искать и приведет людей сюда. Они оба мыслили одинаково. И полковник был единственным человеком, кого Меликов по-настоящему боялся.

Он подполз к окну, приподнялся и огляделся. Все было тихо. Но если они сюда придут, его обязательно найдут. Значит, нужно искать другое убежище. Меликов поморщился: ноги болели все сильнее. Нужно найти какое-то убежище, где его не будут искать. Может быть, здесь есть место для отходов производства? Нет, это не подходит. Баширов сразу сообразит, что он спрятался именно там. Они могут быть с собаками, значит, нужно сбить с толку и собак. Судя по всему, его собственный запах, смешавшийся с запахом коровы, наверняка будет идеальным следом для овчарок, которые возьмут след. Он поднял голову. Наверху на двух стальных канатах, спускавшихся с ржавого крана, который, очевидно, уже много лет не работал, висел какой-то ящик или контейнер. Было непонятно, как могли рабочие оставить контейнер в таком положении. Возможно, это устройство использовалось в какой-то старой, давно забытой технологии.

Меликов облизнул губы. Если бы он сумел подняться наверх, влезть по тросу! Там его наверняка никто бы не искал, ведь они убеждены, что он не может ходить, а уж тем более лазить. Если бы удалось как-то забраться в ящик, висящий на высоте примерно шести метров! По тросу, конечно, ему не подняться, это ясно. Шесть метров ему не одолеть. Но если добросить веревку с крыши вот того здания, то можно будет попытаться подняться на руках. Ящик был большой, размером примерно четыре на два метра.

«Многоместный гроб», – мрачно подумал Меликов. Но другого выхода не было. Значит, нужно подняться на крышу здания и добросить веревку до узла, скрепляющего трос. Это примерно метра четыре. Если получится зацепиться, можно будет, подтягиваясь на руках, добраться до ящика и попытаться проникнуть внутрь. Если, конечно, там не закрыта дверь. Если она закрыта, то можно сорваться и упасть. Меликов снова облизнул губы. Сорваться с шести метров со сломанными ногами означало верную смерть. Но другого выхода не было. Нужно было рисковать.

Теперь нужно найти веревку. Он тяжело вздохнул и еще раз посмотрел наверх. Если он сорвется, то погибнет наверняка. Внизу лежала куча металлолома, упав на которую, он неизбежно разобьется.

«И все-таки нужно рискнуть», – подумал Меликов. В конце концов, он все равно погибнет, речь идет лишь о возможности остаться в живых именно сегодня. Кроме жажды жизни в нем жило и чувство протеста, какого-то охотничьего азарта против Баширова, который уже дважды брал его. Ему хотелось взять хотя бы небольшой реванш у Баширова, и это было одной из составляющих его желания действовать.

Он пополз к выходу. Времени у него мало, полковник наверняка уже заставил своих людей прочесать всю местность вокруг. Значит, сначала нужно найти веревку. На старом, давно не работающем предприятии найти веревку или цепь было практически невозможно. Он ползал по двору, как паук, в поисках хоть чего-то подходящего.

72
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru