Пользовательский поиск

Книга Рандеву с Валтасаром. Содержание - Москва. 27 июня

Кол-во голосов: 0

– Почему? – не понял англичанин. – Почему вы так считаете?

– Это было единственное место, куда бы нас наверняка не пустили с оружием. Нападавшие могли бы нас безнаказанно расстрелять и скрыться. Или, что еще хуже, зная, что мы будем помогать женщине, попытались бы увезти нас вместе с ней. И потом выбросить наши трупы где-нибудь на дороге. Обратите внимание на действие лекарства. Ей не сразу стало плохо, она успела дойти до лестницы. Расчет был на наши действия. Кто-то предположил, что мы будем выходить последними, а значит, почти наверняка останемся, чтобы оказать ей помощь.

Лифт остановился на первом этаже.

– Это мне не нравится, – задумчиво сказал Планнинг. – Я думаю, будет лучше, если мы вернемся в наши номера и возьмем оружие? Как вы считаете?

– Думаю, что так будет лучше. Но мне нужно проверить еще один факт, – сказал Дронго. – Встретимся в холле через десять минут.

Планнинг кивнул в знак согласия, и Дронго, выйдя из кабины, подошел к портье. Участники группы, оформляя проживание в отеле, сдавали свои паспорта в регистратуру гостиницы.

– Извините, – сказал Дронго, – вы не могли бы дать паспорт моего друга? Ему нужно знать свой номер, иначе в банке ему не выдадут деньги. Номер паспорта. Я его только запишу и зерну вам.

– У вас есть карточка участника «Экспресса»? – спросила дежурная.

– Конечно, – улыбнулся Дронго, протягивая свою карточку.

Она внимательно ее осмотрела, потом, поискав среди груды паспортов, нашла нужный. Дронго открыл служебный паспорт, быстро просмотрел визы и вернул его дежурной.

– Вы уже записали номер? – удивилась она.

– Я его запомнил, – сказал Дронго.

В этот момент в холле появился Хоромин. Взглянув на Дронго, он явно смутился, словно не ожидал его здесь встретить.

– Удивлены, что я еще жив? – спросил Дронго. – Что вы подсыпали в бокал Асли Эрдоган?

– О чем вы говорите? – пролепетал Хоромин. – В чем вы меня подозреваете?

– Я не подозреваю, – спокойно сказал Дронго, – я уверен, что именно вы организовали покушение на меня и Планнинга в Португалии.

– Как вы смеете! – возмутился Хоромин.

– Смею. Вы сказали мне, что прилетели в Ганновер несколько дней назад. Но вы мне соврали. Хоромин. Я видел ваш паспорт. Вы прилетели второго июня в Лиссабон, который был первым городом вашего пребывания в Шенгенской зоне. Второго июня, еще до моего появления в Португалии. У вас было время подготовиться. Только не говорите, что я ошибся. В вашем паспорте на Шенгенской визе стоит штамп португальской пограничной службы от второго июня. После этого числа вы эту зону не покидали.

– Кто вам разрешил копаться в моих документах, в моих личных вещах?! – все еще пытался сохранить лицо Хоромин.

И вдруг он понял, что выдал себя этим вопросом. Он растерянно оглянулся, словно не веря, что мог так непростительно подставиться.

– Никто, – с явным презрением ответил Дронго. – Считайте, что я плохо воспитан. А вы – предатель и негодяй. Только не понимаю, чего вы добиваетесь. Почему я вам так мешаю?

Хоромин не стал больше слушать. Оглянувшись, он быстрым шагом вышел из холла. Дронго же пошел к лифту, чтобы подняться в свой номер, переодеться и достать оружие.

Через десять минут он спустился вниз. Пунктуальный англичанин был на месте. Оба сменили темные костюмы на светлые.

– Я все думаю над вашими словами, – признался Планнинг, – и они мне все больше не нравятся. Получается, что нас уже во второй раз пытались убрать. И таким изощренным способом.

– Мне они самому не нравятся, – признался Дронго, – но боюсь, что я прав. И, кажется, я даже знаю, кто именно организует эти покушения. Во всяком случае, мне удалось выйти на одного из организаторов этих «забав».

Они вышли из отеля и двинулись в сторону моста. Планнинг задумчиво смотрел под ноги.

– Мне интересно, что вы думаете об организаторах подобного шоу? – спросил англичанин.

– Ничего хорошего, – признался Дронго, – и я полагаю, что мы оба думаем о них плохо. Другое дело, зачем они так настойчиво пытаются устранить меня от участия в этой поездке? Боюсь, что среди их мишеней есть и ваша персона.

Он не успел договорить, когда недалеко он них резко затормозила машина. Планнинг и Дронго шли по другой стороне улицы, против движения, и это обстоятельство спасло им жизни. Автомобиль, оказавшийся машиной «скорой помощи», затормозил с неприятным визгом.

– Наконец-то приехали врачи, – усмехнулся Планнинг.

Но у Дронго на этот раз реакция оказалась лучше. Толкнув англичанина, он сам упал за мгновение до того, как прозвучали автоматные очереди. Три санитара в белых халатах стреляли из коротких израильских автоматов почти в упор. Планнинг, достав пистолет, тоже сделал несколько выстрелов. Один из нападавших упал.

– Осторожнее! – крикнул Дронго.

Планнинг внезапно скорчился от боли. Пуля попала ему в руку. Дронго поднял пистолет и расчетливо выстрелил в ногу одного из нападавших. Тот упал на колено, выпустив из рук автомат. Третий нападавший, поняв, что они проигрывают, бросился к машине и втащил в нее раненного товарища. «Скорая помощь» быстро отъехала от отеля. Убитый террорист остался лежать на дороге.

– Как вы, Джеймс? – спросил Дронго, помогая подняться раненому англичанину.

– Кажется, теперь мы в расчете. – невозмутимо сказал Планнинг, держась за раненую руку. – Вы спасли мне жизнь. Но я даю слово, что больше никогда не буду стоять рядом с вами. Это опасно для здоровья.

– Вам нужен врач, – сказал Дронго.

– Только не из тех, что были здесь, – сумел пошутить Планнинг. – Кажется, у меня серьезное ранение. Вы не могли бы перетянуть платком мою руку?

К ним уже спешили люди, слышалось завывание полицейских машин.

– На этот раз вам придется самому давать объяснения, – с удовлетворением заметил Планнинг. – И я не знаю, как вы им объясните такую кровожадность местных эскулапов.

– Боюсь, у меня будут серьезные неприятности, – признался Дронго.

Москва. 27 июня

Меликов сидел в машине, поминутно оглядываясь назад. Он понимал, что оставшиеся на даче охранники обязательно передадут сообщение по телефону, и все дороги будут перекрыты. Рано или поздно очередной пост дорожной автоинспекции остановит их машину, номер которой, очевидно, уже передан по трассе. Именно поэтому, увидев небольшую проселочную дорогу, Меликов приказал водителю:

– Давай в сторону.

Парень оглянулся и получил легкий удар по голове.

– Давай говорю, – проскрежетал зубами Мирза. – Сворачивай с шоссе!

– Хорошо. – пробормотал водитель.

Он уже принял решение: как только позволит обстановка, сбавить скорость и выпрыгнуть из машины. Вести автомобиль Меликов не сможет, в результате ему придется сидеть в машине, ожидая, когда сотрудники Баширова найдут его. Единственное, что он может сделать, это проползти несколько метров, хотя для этого ему нужно будет вылезти из автомобиля. Поэтому молодой человек охотно свернул с шоссе на проселочную дорогу, где, выпрыгнув, легче было скрыться в кустах.

Ему было двадцать пять лет. Он имел звание старшего лейтенанта и отличные показатели по всем параметрам физической подготовки. Конечно, его готовили и к подобным ситуациям, но одно дело – теоретические занятия, а другое – непосредственная встреча с таким отчаянным головорезом, как Меликов. Старший лейтенант не был готов к такому напряженному поединку с человеком, значительно превосходившим его по силе эмоций, по энергетике своей заряженности на побег.

Это неправда, что в спорте побеждает тот, кто физически сильнее, кто лучше других подготовлен. Побеждают прежде всего за счет силы духа. Превозмогая боль, обходя более сильных соперников, настоящий чемпион побеждает только за счет своей бешеной энергии, дающей ему особые силы. Можно вспомнить массу примеров в спорте, в человеческой истории, в любой области применения человеческих знаний, когда побеждали обреченные на поражение люди. Побеждали вопреки всем расчетам. Они бросали вызов судьбе – и выигрывали. Они совершали невозможное – и, смеясь смерти в лицо, хватали Фортуну двумя руками.

70
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru