Пользовательский поиск

Книга Рандеву с Валтасаром. Содержание - Размышления. Эпизод третий

Кол-во голосов: 0

– Возможно, – кивнул Дронго. – В любом случае его не убили. Он погиб, выпав из вагона. Видимо, ударился о столб и проломил череп. Лучше, чтобы женщины всего этого не видели.

– Да, да, конечно, – согласился Вольфарт, поворачиваясь к остальным. – Я прошу вас разойтись. Пожалуйста, поднимитесь в вагоны до приезда полиции.

Дронго обратился к Яцеку:

– Найди Нелли Мёллер, и пусть она проверит по своим спискам, кто жил рядом с Темелисом. Важно знать, на каком этаже жил грек и кто был его соседом.

– Мы проверим по компьютерам, – поспешил в вагон Пацоха.

Дронго оглянулся. Рядом стояли Шпрингер и Бискарги. Чуть дальше мрачно наблюдал за происходящим Иван Джепаровски. К нему подошел Зоран Анджевски, и они о чем-то тихо переговаривались. Дронго заметил, что на него пристально смотрит Павел Борисов. Виржиния вышла из вагона и подошла к Борисову. Она что-то ему сказала, и тот, резко повернувшись, громко возразил:

– Нет, не нужно. Ни в коем случае!

Затем, подойдя к Дронго и встав рядом с телом убитого, он мрачно спросил:

– Теперь ты доволен?

– Ты говоришь это таким тоном, словно я виноват в его смерти.

– Во всяком случае, если бы не наш разговор в ресторане, он был бы жив. – справедливо рассудил Борисов. – Или ты думаешь иначе?

– Я думаю, что убийца в любом случае держал в уме подобный вариант. Очевидно, Темелис с ним встречался в ту самую ночь или видел что-то такое, чего не должен был видеть. Кстати, я обратил внимание, что вы с ним были в близких отношениях. Ты не встречался с ним в ночь убийства?

– Нет, не встречался. Почему ты все время меня подозреваешь? Я ведь вижу, что все твои вопросы касаются только меня.

– А почему ты отправился в поездку, захватив с собой оружие? – поинтересовался Дронго. – Или твой пистолет лежит в чемодане, чтобы отпугивать мух?

– Откуда ты знаешь про мое оружие? – Борисов не испугался, он был недоволен. – Ты успел покопаться в моем чемодане? Тебе не кажется, что ты злоупотребляешь нашей снисходительностью?

– Я не копался в твоем чемодане, и ты об этом прекрасно знаешь, – устало сказал Дронго. – Ты ведь профессионал, Павел, и сразу бы вычислил, если бы кто-нибудь полез в твой чемодан. Мне сообщили об этом люди, о существовании которых ты и не подозреваешь. Когда наши чемоданы просвечивались в одном из городов, в твоем обнаружили пистолет.

– У меня есть разрешение французскою правительства на ношение оружия, – быстро сказал Борисов.

– Не сомневаюсь, что именно французского. – улыбнулся Дронго.

– Хватит, – разозлился Борисов, – мне надоели твои намеки. Ты сам тоже не ангел. Думаешь, я не знаю, что ты здесь делаешь. Москва послала своего представителя, а Варшава своего.

– И Париж решил вставить в эту компанию одного болгарина. Или я ошибаюсь?

– При чем тут Париж? Я живу в Софии и представляю здесь Болгарию.

– Большую часть года ты проживаешь в Париже, где находится твоя семья. Павел. Я только не знаю, на какую именно спецслужбу Франции ты работаешь.

– Я не хочу с тобой больше разговаривать, – отошел от Дронго явно раздосадованный Борисов.

Вдалеке послышались сирены полицейских машин. Дронго увидел, как к нему спешит Пацоха.

– Мы проверили, – сказал, тяжело дыша, Яцек. – Темелис жил на четвертом этаже между Стефаном Шпрингером и Мулаймой Сингх.

– Шпрингер.

Дронго вспомнил белокурого гиганта из Лихтенштейна. Он вполне мог сломать ручку двери. Шпрингер ростом был выше Дронго и столь же широк в плечах. В группе было всего несколько человек подобной комплекции. Георгий Мдивани, Стефан Шпрингер, Альваро Бискарги, сам Дронго. Литовец Эужений Алисанка был даже выше, чем эти четверо, но у него было более изящное, астеническое сложение, он скорее напоминал красивого мушкетера, чем атлета.

– Видимо, убийца сломал ручку, открыл дверь и вытолкнул Темелиса из тамбура, – предположил Пацоха, – но это мог быть любой крепкий мужчина, не обязательно Шпрингер.

– Это в плохих детективах главный подозреваемый всегда невиновен, – заметил Дронго, – а в жизни чаще всего бывает наоборот. Именно главный подозреваемый в девяноста девяти случаях является преступником. Но насчет двери ты прав. Ручку мог сломать любой крепкий мужчина. Но тогда получается, что Темелис стоял и ждал, пока убийца откроет дверь, а это нелогично.

– Нужно осмотреть тело погибшего, – предложил Яцек. – Возможно, убийца сначала ударил Темелиса, отключил его, а затем открыл дверь и выбросил тело.

– Твой русский просто бесподобен, – пробормотал Дронго. – Ты знаешь даже такие слова, как «отключил». Но осмотреть тело нам не разрешат. Полиция уже приехала. И потом я не думаю, что убийца мог так рисковать. Через вагоны проходили люди, а ручка сломана в соседнем вагоне, через которой должны были пройти за своими записными книжками человек десять. Рисковать так глупо убийца не мог. Кто-нибудь мог бы заметить потерявшего сознание Темелиса и сказать об этом остальным.

– Тогда выходит, что Темелис стоял и ждал, когда его выбросят из вагона, – недоуменно произнес Яцек, – но это невозможно. Ты ведь понимаешь, что это абсурд.

– Да, – согласился Дронго. – И этот момент для нас самый важный в совершенном преступлении. Мы должны восстановить последние минуты жизни Темелиса по секундам, чтобы понять, как могло получиться, что он оказался рядом с убийцей в самый нужный момент, словно они условились встретиться. Ведь убийца не мог точно рассчитать, сколько времени ему понадобится, чтобы открыть дверь.

– Непонятно, – согласился Яцек, – но нам нужно поговорить со Стефаном Шпрингером. Может, он что-то слышал в ночь убийства.

– Конечно поговори.

Дронго видел как полицейские уже приступили к осмотру тела и, не оборачиваясь, пошел к вагону. Он словно постарел на несколько лет. Борисов, конечно, утрировал, но смерть Темелиса он отнес на счет собственного просчета, когда, увлекшись подозреваемыми, не обратил внимание на слова свидетеля.

Дронго входил в поезд, чтобы взять записные книжки, и не видел, как сквозь стекло на него смотрели глаза врага. На всякий случай Дронго прошел в тот вагон, где была сломана дверь, и снова открыл дверь в кабину с умывальником. Щетки с изуродованной ручкой не было. Дронго заглянул в мусорное ведро. Там лежал какой-то посторонний предмет. Это был использованный одноразовый шприц. И несколько салфеток. Он осторожно закрыл дверь. Получается, что убийца успел вернуться и уничтожить улику. Интересно, что именно испугало убийцу? Почему он не подумал об улике сразу? Получается, что он либо дилетант, либо идиот. Но ни то, ни другое, похоже, не соответствует действительности. Тогда куда исчезла щетка с поломанной ручкой?

Размышления. Эпизод третий

Когда Дронго собрал нас в ресторане, я уже тогда понимал, что он сам отобрал присутствующих. Наверняка они договорились с этой девчонкой Нелли Мёллер. Нелли неравнодушна к его другу, к этому поляку Яцеку Пацохе. Они наверняка подсказали ей, кого включить в первую смену для обеда в ресторане. И когда все собрались, Пацоха неожиданно оказался за крайним столиком с одной стороны вагона, а сам Дронго – с другой. И они начали свой импровизированный допрос.

Почему Дронго считает, что может так себя вести?! Если бы он знал, как я его ненавижу! Он еще не появился в вагоне, а впереди уже плывет его запах. Этот дорогой французский парфюм. И потом, появляется он всегда в костюмах с иголочки, всегда в свежих сорочках, всегда в самых модных галстуках. Интересно, каким образом ему удается сохранять свои костюмы в таком идеальном состоянии? Ведь он сдает свой чемодан точно так же, как и мы. А получается, что мы ходим в мятых одеждах, а он вечно выглядит так, словно сошел с обложки модного журнала.

И, конечно, он всегда аккуратно выбрит. Он умудрился побриться даже в вагоне, когда мы переезжали из Мадрида в Бордо, во время ночного путешествия. Скажите мне, зачем он это делает? Разве нельзя подождать и побриться в гостинице? Нет, ему важно всегда выглядеть лучше всех! Он словно издевается над нами.

40
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru