Пользовательский поиск

Книга Рандеву с Валтасаром. Содержание - Лилль. 15 июня

Кол-во голосов: 0

– Вперед, приказал Баширов.

Пленник двинулся к выходу. Полковник, не спуская с него глаз, поднял нож и двинулся следом. Так они вдвоем и вышли из сада. Охранники, не понимавшие, куда делся Голубев, недоуменно смотрели на полковника и его пленника.

– Руки, – приказал полковник, – подними руки.

Меликов поднял руки. Полковник передал ключи одному из охранников и тот открыл замок, все еще липкий от крови. Он вопросительно взглянул на Баширова, тот лишь кивнул в знак согласия. Охранник надел наручники на свою левую руку, щелкнул ключом.

– Садитесь в машину, все трое на заднее сидение, – приказал Баширов, – и достаньте оружие. Если он попытается хотя бы шевельнуться – сразу стреляйте. Не раздумывая. Я вам разрешаю. Он очень опасен.

Охранники сели вместе с Меликовым в машину. Полковник подошел к багажнику, достал брезент. Затем пошел в сад. Он возился долго, минут десять. Завернув тело погибшего в брезент, он затем долго искал его кисть. Она оказалась под одним из умывальников. Полковник выволок тело убитого и дотащил его до машины. Он даже не предложил охранникам ему помочь. Сам уложил труп в багажник и сел за руль автомобиля. Он все время молчал. И лишь когда они выехали из города, вдруг сказал:

– Не думаю, что ты поступил правильно. Это была ошибка. А я просил тебя не делать ошибок.

Меликов и сам понимал, что его неудачный побег был ошибкой. Он глядел на спину своего мучителя и молчал.

Лилль. 15 июня

Утром группы, погрузившись на Северном вокзале в поезд, отправились в Лилль. Поездка заняла чуть более полутора часов, и к полудню участники «Литературного экспресса» прибыли в Лилль. Торжественная встреча на вокзале плавно перешла в прием, который мэрия организовала для прибывших. Перед участниками выступил хор детей-арабов. Дронго, немного понимавший по-арабски, восхищенно слушал пение, когда к нему подошел Игор Дивжак.

– Мы медленно умираем. – несколько напыщенно сказал он, – скоро в европейских городах большинство жителей будут составлять негры, арабы и азиаты. Конец европейской цивилизации уже близок.

Дронго с некоторым любопытством взглянул на молодого словенца. Очевидно, тот уже успел принять с утра спиртного и сейчас находился в несколько возбужденном состоянии.

– Я не вижу ничего плохого в культурном многообразии, – отрезал Дронго. – Важно, чтобы одна культура не вытесняла другую.

– Все равно вытеснит, – угрюмо сказал Дивжак.

Это был молодой человек с коротко стрижеными волосами и большими запавшими глазами. Он был примерно одного роста с Дронго, но гораздо уже в плечах и не столь массивен.

– Важно понимать, что нельзя подавлять такие процессы искусственно, – возразил Дронго, – ведь есть опыт американской цивилизации, где все нации переплавлены в единый народ. Был опыт Советского Союза и даже Югославии.

– У Югославии печальный опыт. – безапелляционно заявил Дивжак, – и вы это хорошо знаете.

– Вы тоже, – быстро вставил Дронго.

– Да, – согласился Игор Дивжак, – но я не воевал, а был на боевых позициях как журналист.

– Тем не менее, вы видели войну, – заметил Дронго, – и должны понимать, что она не несет ничего хорошего.

– Смотря какая война, – упрямо возразил Дивжак. – Я видел, как вы вчера пили с нашими девочками. С болгаркой и югославкой. И вы думаете, что они знают правду про нашу войну в Югославии? Что может знать эта девочка из Белграда.

– Я всегда однозначно считал все войны пагубными...

– Не все, – перебил его Дивжак, – а только те, которые были в наших странах. В Югославии не было ничего хорошего, только тоталитарный режим Тито.

– Ты еще молодой и многого не знаешь, – заметил Дронго, – в той стране, которую ты знаешь только по имени Тито, было и много хорошего.

– У тебя крыша поехала, – зло отрезал Дивжак.

Дронго непроизвольно поднял руку и схватил парня за рубашку. Сжал кулак. Но вдруг опомнился. В глазах Дивжака мелькнул страх. Дронго опустил руку. Заставил себя улыбнуться. Он заметил, как за их беседой напряженно следит Яцек Пацоха.

– Не буду спорить, – сказал он, – ты все равно ничего не поймешь. Нужно видеть наряду с негативным и хорошие стороны.

Он отошел от молодого человека. К нему шагнул Пацоха.

– Я слышал, как ты с ним спорил. – сказал Яцек, – ты благородный человек. Но этому молодому оболтусу ты все равно ничего не докажешь. И хорошо, что ты сдержался. Я боялся, что ты размажешь его по стене или изувечишь.

– Это не в моих правилах, – ответил Дронго.

К нему подошли Екатерина Вотанова и Нелли Мёллер.

– Опять этот словенец с утра напился, – укоризненно сказала Вотанова, – он такой безапелляционный в своих суждениях. И часто допускает оскорбительные выходки.

– Молодым людям свойственно быть нетерпеливыми, – ответил Дронго. – Говорят, что настоящая женщина становится таковой только к тридцати годам, а мужчина умнеет лишь к сорока.

– Он не поумнеет. – засмеялась Нелли Мёллер.

Это была женщина лет двадцати пяти, среднего роста, коротко стриженная, в очках. По-русски она говорила абсолютно свободно: сказывалась учеба в Санкт-Петербурге.

– Странно, – подумал Дронго, – кажется, впервые в жизни я чуть не сорвался из-за пустяка. Или меня раздражает их молодой задор, тот апломб, которого не было у меня в двадцать пять? Или я пугаюсь их открытости, их способности высказывать свою точку зрения не смущаясь? Вот и Катя Вотанова такая, и ее муж, и грузин Важа Бугадзе, и сам Дивжак. Они все разные, но в них есть нечто общее. Нечто единое, что их объединяет. Их открытость миру, их внутренняя свобода. Ведь мне пришлось ломать себя, чтобы стать более свободным. А они уже рождаются таковыми. И не представляют себе мир иным.

После приема участников «Литературного экспресса» начали размещать по отелям. Первая группа, попавшая в отель «Ибис де Вилль», ждала свои багаж довольно долго. Наконец автобус с чемоданами прибыл, и несколько раздраженные такой задержкой писатели начали их разбирать.

Дронго, выйдя на улицу, увидел стоявший метрах в ста от отеля «ягуар». В нем находился сам Планнинг, а за рулем сидела красивая молодая женщина, которую Дронго видел с ним в Мадриде. Дронго прошел к автомобилю и без приглашения сел на заднее сидение. Машина сразу тронулась, словно ждали именно его. Они отъехали от отеля довольно далеко, когда автомобиль наконец остановился и Планнинг обернулся к своему спутнику.

– Вы нарочно придумали этот трюк? – зло спросил англичанин. – Вы ведь наверняка знали результаты, которые мы получим.

– Давайте спокойнее, – посоветовал Дронго. – Что вы обнаружили?

– Оружие было только в трех чемоданах. Причем ни один пистолет не подходит под описание того, из которого был убит Густафсон. Оружие было у вас, у Яцека Пацохи и...

– И у болгарина Павла Борисова, – кивнул Дронго.

– Я же говорил, что вы все знаете. Еще у Дивжака мы нашли газовый пистолет. Кстати, в некоторых чемоданах были наркотики. Хорошо, что ваш поезд не проверяют. Многие ваши спутники курят запрещенную травку, вы об этом знаете?

– Это не так страшно, как вам кажется. Здесь рядом Голландия, где подобное зелье продается вполне легально. Что еще?

– У двоих было зелье покрепче. Мужчина и женщина. У них с собой героин. У мужчины в багаже есть даже одноразовые шприцы.

– Я знаю, о ком вы говорите, – кивнул Дронго, – но это, очевидно, расплата за творческую деятельность. При том колоссальном напряжении, в котором живут творческие люди, наркотики помогают им снимать стресс.

– Хорошо, что мы не нашли героин в вашем чемодане. – зло пробормотал Планнинг, – или какую-нибудь травку.

– Я вообще не курю сигареты, – заметил Дронго. – Между прочим, вы не познакомили меня со своей очаровательной спутницей. А это невежливо. Какой вы, к черту, англичанин?

– Хватит издеваться. – обиделся Планнинг. – Нам важно знать, куда пропал Эшли и почему убили Густафсона. И мне не нравится, что вы ведете двойную игру.

31
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru