Пользовательский поиск

Книга Переговоры. Содержание - Глава 11

Кол-во голосов: 0

Вошел Оделл. Президент Кормэк находился в центре комнаты и смотрел на него. Оделл молчал. Выражение ожидания исчезло с лица президента.

– Ну, Майкл, – сказал он мрачно.

– Он… его… Саймона нашли. К сожалению, он мертв.

Президент Кормэк не пошевелился, ни один мускул не дрогнул на его лице. Голос его был ровный, ясный, но без эмоций.

– Оставьте меня одного, пожалуйста.

Оделл повернулся и вышел в Центральный Зал. Он закрыл за собой дверь и пошел к лестнице. Сзади он услышал крик, как кричит раненое животное от смертельной боли. Он вздрогнул и продолжал идти.

В конце зала был агент секретной службы Лепинский, сидевший за столом, стоящим у стены. В руках у него была телефонная трубка.

– Это премьер-министр Англии, господин вице-президент.

– Хорошо, я поговорю. Алло, это вице-президент Майкл Оделл. Да, госпожа премьер-министр, я только что сообщил ему. Нет, мадам, сейчас он не будет говорить по телефону. Никаких звонков.

Пауза.

– Я понимаю, – тихо сказала она. – У вас есть карандаш и бумага?

Оделл кивнул Лепинскому, который протянул ему журнал дежурств. Оделл записал то, что ему сказали.

Президент Кормэк получил эту записку в тот час, когда большинство вашингтонцев, не зная о том, что случилось, пили первую чашку кофе. Он был все еще в шелковом халате в своем кабинете и смотрел на серое утро, начинавшееся за окнами. Его жена спала, позже она проснется и узнает все. Он кивнул уходящему слуге и раскрыл записку, написанную на листе из журнала Лепинского.

Там было сказано: «Вторая книга Царств, Глава 18, стих 33».

Через несколько минут он встал и подошел к полке, на которой он хранил некоторые личные книги, включая семейную Библию, где стояли подписи его отца, деда и прадеда. Он нашел эту фразу в конце Второй книги Царств.

«И смутился царь, и пошел в горницу над воротами, и плакал, и когда шел, говорил так: сын мой Авессалом! Сын мой, сын мой Авессалом! О, кто дал бы мне умереть вместо тебя, Авессалом, сын мой, сын мой!»

Глава 11

Доктор Барнард отклонил предложение воспользоваться услугами сотни молодых констеблей, предложенных ему полицией Тэймз-Вэлли для поисков вещественных улик на дороге и обочинах. Он считал, что массовый поиск хорош для обнаружения спрятанного тела или убитого ребенка, или даже орудия убийства, такого как нож, пистолет или дубинка.

Но для этой работы нужны были искусство, терпение и чрезвычайная деликатность. Поэтому он использовал только своих подготовленных людей из Фуллема.

Они очертили площадь диаметром сто ярдов от места взрыва; позже оказалось, что это слишком много. В конце концов, все вещественные улики были обнаружены внутри круга диаметром тридцать метров. Его люди с пинцетами и полиэтиленовыми мешочками ползали буквально на коленях, исследуя каждый дюйм размеченой площади.

Любой крохотный кусочек волокна, джинсовой ткани или кожи подбирался и укладывался в пакет. В некоторых пакетах были волосы, ткани тела и иные кусочки, прилипшие к ним. Сюда же включались травинки со следами крови. Сверхчувствительные металлические детекторы прошли над каждым квадратным сантиметром дороги, канав и окружающего поля и собрали коллекцию гвоздей, консервных банок, ржавых шурупов и один заржавленный лемех.

Сортировка и изучение найденного будет позже. Восемь больших пластмассовых баков были заполнены полиэтиленовыми пакетами и отправлены по воздуху в Лондон. Овальный участок земли от того места, где Саймон Кормэк стоял перед тем, как погибнуть, и до того места, до которого докатилось его тело, был исследован с особой тщательностью. Только через четыре часа специалисты разрешили забрать тело юноши.

Сначала его сфотографировали со всех возможных ракурсов с нормального расстояния, затем с более близкого и наконец самым крупным планом.

Только когда вся трава вокруг тела была исследована, за исключением находившейся непосредственно под телом, доктор Барнард разрешил подойти к убитому.

Затем специальный мешок для трупов был положен рядом с телом и все, что осталось от Саймона Кормэка, осторожно подняли и положили на расстеленную клеенку. На нее надели мешок, застегнули его на молнию, положили на носилки, поставили их на платформу под вертолетом и отправили в лабораторию для вскрытия.

Смерть наступила недалеко от Бакингемшира, одного из трех графств, входящих в район, где действует полиция Тэймз-Вэлли. Таким образом, после смерти Саймон Кормэк вернулся в Оксфорд, в больницу Радклиффа, где условия не хуже, чем в лондонском госпитале Гая.

Из этого госпиталя приехал друг и коллега доктора Барнарда, который неоднократно сотрудничал с главным специалистом по взрывчатым веществам полиции метрополии. Между ними установились настолько близкие профессиональные отношения, что часто их считали одной командой, хотя работали они в разных областях. Доктор Иан Макдональд был старший консультант-патологоанатом этого известного лондонского госпиталя, а заодно работал по вызовам министерства внутренних дел. Обычно, если представлялась возможность, его приглашал в особых случаях Скотланд-Ярд.

Именно он принял тело Саймона Кормэка в Радклиффе.

* * *

В течение дня, когда следователи ползали по траве около дороги А421, между Лондоном и Вашингтоном шли переговоры о том, что сообщить средствам массовой информации и всему миру. Было решено, что заявление должно быть сделано из Белого дома с немедленным подтверждением из Лондона. В заявлении будет сказано, что была достигнута договоренность об обмене в обстановке полной секретности, как того требовали похитители, им была выплачена некая сумма в качестве выкупа, но они нарушили свое обещание. По анонимному телефонному звонку британские власти прибыли на дорогу в Бакингэмпшир и обнаружили Саймона Кормэка мертвым.

Само собой разумеется, соболезнования британской королевы, правительства и народа президенту США и американскому народу безграничны в своей искренности и глубине. В настоящее время идут беспрецедентно активные поиски с целью определить, найти и арестовать преступников.

Сэр Гарри Марриот настаивал на том, чтобы во фразу об организации обмена были включены следующие семь слов: «Между американскими властями и похитителями». Скрепя сердце, Белый дом согласился с этим.

– Средства информации сожрут нас заживо, – заметил Оделл.

– Да, вы хотели Куинна, – сказал Филип Келли.

– Это вы хотели Куинна, – резко заявил Оделл, глядя на Ли Александера и Дэвида Вайнтрауба, сидевших вместе с ними в кабинете по чрезвычайным ситуациям, – Кстати, а где он сейчас?

– Он задержан, – сказал Вайнтрауб. – Британцы не разрешили поместить его на суверенной американской территории в посольстве. Их МИ-5 одолжило нам коттедж в Суррее, он там.

– Да, ему придется чертовски много объяснять, – заметил Юберт Рид. – Алмазы исчезли, похитители скрылись, и бедный мальчик мертв. А как именно он погиб?

– Британцы пытаются выяснить это, – сказал Бред Джонсон. – Кевин Браун говорит, что было как будто в него попали из базуки прямо на их глазах, но они не видели ничего похожего на базуку. Или он наступил на какую-то противопехотную мину.

– На обочине дороги в середине пустынной местности? – спросил Стэннард.

– Как я уже сказал, вскрытие покажет, что произошло.

– Когда британцы закончат допрашивать его, нам нужно заполучить его сюда, – сказал Келли. – Нам нужно поговорить с ним.

– Заместитель помощника директора вашего отдела уже занимается этим, – сказал Вайнтрауб.

– Если он откажется возвратиться, можем ли мы заставить его сделать это? – спросил Билл Уолтерс.

– Да, господин генеральный прокурор, мы можем, – ответил Келли. – Кевин Браун полагает, что он может быть замешан каким-то образом. Мы не знаем как… пока. Но если мы выпишем ордер на него, как на свидетеля, то, думаю, что британцы посадят его на самолет.

67
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru