Пользовательский поиск

Книга Переговоры. Содержание - Глава 2

Кол-во голосов: 0

Последним в бар вошел высокий мужчина. Он кивком поприветствовал собравшихся и сел на свой традиционный стул в углу. Он был на несколько дюймов выше остальных, стройный, чуть старше сорока, с резкими чертами лица и юмором в глазах. Некоторые крестьяне называли его «сеньор», но Антонио, хлопоча с графинами вина и стаканами, был более фамильярен.

– Как дела, amigo?

– Спасибо, Токио, – легко ответил высокий мужчина. – Хорошо.

Из телевизора над стойкой бара послышалась громкая музыка, и мужчина повернулся к нему. Передавали вечерние известия, и посетители замолчали, чтобы послушать важнейшие новости дня. В начале передачи диктор кратко рассказал об отъезде из Москвы президента de los Estados Unidos Кормэка.

Затем на экране показали аэропорт Внуково-2, и президент подошел к микрофону и начал говорить. У Испанского телевидения не было субтитров, перевод накладывался на голос непосредственно. Люди в баре внимательно слушали. Когда Джон Кормэк закончил выступление и протянул руку Горбачеву, камера (это была бригада Би-би-Cи работающая для всех европейских станций) показала радостных работников аэропорта, затем милицию и потом части КГБ. На экране снова появился испанский диктор.

Антонио повернулся к высокому мужчине:

– Сеньор Кормэк – хороший человек, – сказал он, широко улыбаясь, и похлопал его по спине, как будто его посетитель был партнером человека из Белого дома.

– Да, – сказал он задумчиво, – хороший человек.

* * *

Сайрус В. Миллер получил свое богатство не от родителей. Он родился в семье бедного фермера в штате Колорадо. Когда он был ребенком, он видел, как ферму его отца купила какая-то горнодобывающая компания и разрушила ее своими машинами. Решив, что если ее нельзя победить, то к ней нужно примкнуть, он работал и учился в горном институте в Голдене. Он закончил его в 1933 году. Все, что у него было тогда, это диплом и единственный костюм. Во время учебы его больше привлекала нефть, чем минералы, поэтому он двинулся на юг, в Техас. То было время диких изыскателей, когда арендаторы нефтеносных участков не были скованы заявлениями о влиянии на окружающую среду и иными экологическими хлопотами.

В 1936 году он нашел дешевый участок для аренды, от которого отказалась компания «Тексако». Он вычислил, что они бурили не в том месте, и убедил бурильщика с собственной установкой войти с ним в долю.

Кроме того, Миллер уговорил банк дать ему заем под залог фермы, на которую у него были права. Фирма, сдававшая в аренду оборудование для добычи нефти, получила часть прав, и через три месяца скважина дала нефть, и большую. Он выкупил оборудование у владельца, стал сдавать в аренду свои установки и арендовать другие участки. С началом войны в 1941 году добыча нефти пошла полным ходом, и он разбогател. Но он хотел большего, и так же как в 1939 году он предвидел неизбежность войны, так и в 1944 заметил нечто, заинтересовавшее его. Некий англичанин Фрэнк Уиттл изобрел самолетный двигатель огромной мощности и без пропеллера.

Миллеру было интересно, какое горючее использует этот мотор.

В 1945 году он узнал, что компания «Боинг-Локхид» приобрела права на реактивный двигатель Уиттла, а горючим служил не высокооктановый бензин, а простой керосин. В условиях падающего рынка он вложил большую часть своих капиталов в нефтеочистительный завод с низкой технологией в Калифорнии и предложил фирме «Боинг-Локхид» свое сотрудничество. В это время фирме стало надоедать снисходительное отношение крупных нефтяных компаний к ее заявкам на новое топливо.

Миллер предложил им свой нефтеперегонный завод, и они совместно создали новую фирму «Автур». Тот факт, что на заводе Миллера была именно низкая технология, сыграл свою положительную роль в производстве нового топлива. А когда предприятие выпустило первые образцы горючего, началась война в Корее. С началом боев истребителей «Сэйбр» с китайскими МИГами наступил век реактивных двигателей. Компания «Пэн-Глобал» вышла на орбиту, и Миллер вернулся в Техас.

Он женился. По сравнению со своим мужем Мейбл была маленького роста, но именно она управляла и домом и супругом все тридцать лет, а муж обожал ее. Детей у них не было, она считала себя слишком хрупкой и деликатной для этого. И Миллер согласился с ней. Он всегда был счастлив выполнить любой ее каприз. Когда она умерла в 1980 году, он был абсолютно безутешен. Тогда он открыл для себя Бога. Он не стал исповедывать какую-либо оформленную религию, ему нужен был только Бог.

Он начал говорить с Всевышним и обнаружил, что Господь отвечал ему, давая советы, как лучше всего увеличить свое богатство и употребить его на благо Техаса и Соединенных Штатов. Он не обращал внимания на то, что божественные советы всегда совпадали с тем, что он хотел бы услышать, что Создатель с удовольствием разделял его собственный шовинизм, предрассудки и фанатизм. Как всегда, он избегал походить на карикатурный образ техасца, он не курил, пил очень умеренно, не ухаживал за женщинами, был консервативен в одежде и речи, всегда любезен и терпеть не мог грязных выражений.

Мягко зажужжал интерком на его столе.

– Вы хотели узнать имя этого человека, мистер Миллер? Когда вы встретили его, он работал в Саудовской Аравии для компании IBM. Компания подтверждает, что это тот самый человек. Он ушел от них и сейчас работает частным консультантом. Его имя – Истерхауз, полковник Роберт Истерхауз.

– Найдите его, – сказал Миллер, – найдите его, сколько бы это ни стоило, и привезите ко мне.

Глава 2

Ноябрь 1990 года

Маршал Козлов сидел неподвижно за своим столом и наблюдал за реакцией четырех человек, расположившихся по обе стороны стола в виде ножки буквы Т. Все четыре читали совсекретные папки, лежавшие перед ними. Маршал знал, что мог доверять всем четверым, ибо ставкой была его карьера и, быть может, нечто большее.

Непосредственно слева от него сидел заместитель начальника Генерального штаба (Юг), который работал с ним в Москве и был ответственным за южную четверть Советского Союза с его мусульманскими республиками и границами с Румынией, Турцией, Ираном и Афганистаном. За ним – командующий Южным военным округом из Баку. Он прилетел в Москву, полагая, что это будет обычное совещание, но в этом совещании ничего обычного не было. Перед тем, как перевестись в Москву семь лет тому назад на должность Первого заместителя, Козлов сам командовал в Баку, и человек, читавший сейчас план «Суворов», был обязан ему своим продвижением по службе.

Напротив них сидела другая пара и также внимательно изучала документ.

Ближе к маршалу сидел человек, от чьей лояльности и участия полностью зависел успех плана «Суворов», – заместитель начальника ГРУ, советской военной разведки. Находясь постоянно в плохих отношениях со своим более крупным соперником – КГБ, ГРУ отвечало за всю военную разведку в стране и за границей, за контрразведку и внутреннюю безопасность в Вооруженных Силах. Для плана «Суворов» было особенно важно то, что ГРУ контролировало спецназ, чье участие в осуществлении плана, если ему суждено будет начаться, будет иметь решающее значение. Именно спецназ был зимой 1979 года переброшен по воздуху в Кабульский аэропорт, взял штурмом президентский дворец, убил афганского президента и поставил у власти советскую марионетку Бабрака Кармаля, который тут же задним числом издал призыв к советским вооруженным силам войти в страну и усмирить «волнения». Козлов выбрал заместителя начальника ГРУ потому, что начальник был старый кагэбэшник, которого навязали Генеральному штабу, и никто не сомневался, что он постоянно сообщает своим корешам в КГБ обо всем, что может повредить Верховному Командованию. Человек из ГРУ проехал всю Москву из здания, расположенного к северу от центрального аэропорта.

За человеком из ГРУ сидел другой, который приехал из своего штаба в северном пригороде. Его подчиненные должны сыграть жизненно важную роль в реализации плана, так как это был заместитель командующего Воздушно-Десантных Войск. Парашютисты ВДВ будут сброшены на десяток городов, указанных в плане «Суворов», чтобы обеспечить наведение воздушных мостов.

7
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru