Пользовательский поиск

Книга Долг чести. Содержание - 37. Погружение

Кол-во голосов: 0

Его собеседники замерли. В кабинете воцарилась тишина.

— Что ты имеешь в виду. Роб? — спросил Райан.

— Мы только что разобрались в этом, Джек. Ты помнишь, кто командует индийской эскадрой? Адмирал Чандраскатта. Не так давно он учился на Высших офицерских курсах в Ньюпорте. А знаешь, кто был его сокурсником? — Джексон выдержал паузу. — Некий японский адмирал по имени Сато.

Райан на мгновение закрыл глаза. Ну почему никому раньше не пришло в голову проверить это?

— Итак, союз трех стран с имперскими устремлениями…

— Похоже на то, Джек. Помнишь название «Великая сфера взаимного процветания Восточной Азии»? Хорошие идеи постоянно возвращаются. Нам непременно нужно остановить их, — решительно заявил Джексон. — Я потратил двадцать пять лет, готовясь к войне, которой никто не хотел, — к войне с русскими. Мне хотелось бы лучше готовиться не к войне, а к миру. А это означает, что этих парней нужно остановить прямо сейчас.

— Мы сумеем сделать это? — спросил президент.

— Никто не может гарантировать этого, сэр. Джек сказал мне, что это политическая и дипломатическая бомба замедленного действия. Время, отведённое на операцию, истекает. Это не Ирак. Если у нас и есть сейчас международный консенсус по этому вопросу, то лишь с европейскими странами. Рано или поздно придёт конец и ему.

— Твоё мнение, Джек?

— Если мы собираемся решить эту проблему таким образом, то, наверно, другого способа нет.

— Рискованно.

— Да, господин президент, это рискованно, — согласился адмирал Джексон. — Если вы считаете, что можно вновь вернуть Америке Марианские острова дипломатическими средствами, хорошо. Мне тоже не хочется убивать кого-нибудь. Но, окажись я на месте японцев, не отдал бы острова. Они нуждаются в них для осуществления второго этапа операции, и если дойдёт до того, даже если русские снова не прибегнут к ядерному оружию…

Гигантский шаг назад, подумал Райан. Возникнет новый союз, протянувшийся от Полярного круга до Австралии. Три страны, владеющие ядерным оружием, колоссальными природными ресурсами, мощной экономикой и политической волей, направленной на то, чтобы силой добиться своих целей. Снова вернутся войны за передел мира, как в девятнадцатом веке, только в гораздо большем масштабе. Экономическое соперничество, основанное на вооружённой силе, — классическая формула непрекращающейся войны.

— Джек? снова спросил президент. Райан медленно кивнул.

— Думаю, у нас действительно нет другого выхода. Можно найти для этого любую причину, и каждая указывает в одном направлении.

— Согласен.

37. Погружение

Для описания происходящего в течение недели различные комментаторы постоянно использовали выражение «обычное состояние», часто добавляя прилагательные «зловещее» и (или) «обнадёживающее». Люди, находящиеся на левом политическом фланге, испытывали удовлетворение от того, что правительство прибегло к дипломатическим средствам разрешения конфликта, тогда как правые чувствовали недовольство тем, что Белый дом действует недостаточно решительно. Действительно, не слишком уверенное руководство и отсутствие чётких заявлений по политическим вопросам продемонстрировали всем, что Роджер Дарлинг как президент разбирается лишь в вопросах внутренней политики и не имеет представления о том, как разрешать международные кризисы. Критике подвергся и советник по национальной безопасности Джон П. Райан, который, хотя и неплохо проявил себя в сфере разведки, так и не сумел утвердиться в качестве серьёзного игрока в области национальной безопасности как таковой и, уж вне всякого сомнения, не занял уверенной позиции. Однако были люди, считающие его осторожность достойной восхищения. Сокращение американских вооружённых сил, полагали учёные мужи, сделало активное противодействие исключительно трудным, если вообще возможным, и несмотря на то, что в окнах Пентагона всю ночь горел свет, по всей видимости, не было эффективного средства решения проблемы Марианских островов. В результате, заявляли обозреватели перед телевизионными камерами, администрации Дарлинга лучше всего оставаться спокойной и уверенной, прилагая все возможные усилия для урегулирования конфликта. Отсюда иллюзия «нормального положения», скрывающего слабость, свойственную американской позиции.

— Ты хочешь, чтобы мы ничего не предпринимали? — с раздражением спросил Головко.

— Это наша война. Если вы предпримете активные действия слишком рано, то в одинаковой мере встревожите Китай и Японию. — К тому же, подумал Райан, но промолчал, что вы можете предпринять? Российские вооружённые силы находились в намного худшем положении, чем американские. Они могли перебросить в Восточную Сибирь дополнительное количество самолётов. А вот переброска наземных войск, способных усилить легко вооружённые подразделения пограничной охраны, вполне может вызвать ответную реакцию со стороны Китая. — Ваши спутники передают то же самое, что и наши, Сергей. В Китае не проводится мобилизации.

— Пока. — Короткое слово прозвучало ядовито.

— Совершенно верно. Пока. И если мы будем действовать правильно, этого не произойдёт. — Райан сделал паузу. — Есть какие-нибудь сведения о ракетах?

— Мы ведём наблюдение за рядом мест, — сообщил Головко. — Нам удалось подтвердить информацию о том, что ракеты на полигоне в Йошинобу используются для гражданских щелей. Возможно, это прикрытие для военных испытаний, не более. Мои специалисты уверены в этом.

— Пусть только их уверенность не станет чересчур заразительной, — заметил Райан.

— Что вы собираетесь предпринять, Джек? — задал прямой вопрос директор Российской внешней разведки.

— В тот самый момент, когда мы говорим с тобой, Сергей Николаевич, наши дипломаты заявляют им, что оккупацию Марианских островов считаем неприемлемой для нас и никогда с нею не согласимся. — Джек сделал вдох и напомнил себе, что должен доверять этому человеку. — И если они не уйдут сами, мы принудим их к этому силой.

— Но как? — недоуменно спросил глава русской разведки, глядя на лежащие перед ним расчёты, подготовленные военными экспертами из Министерства обороны.

— Десять или пятнадцать лет назад ты говорил политическим руководителям страны, что с нами нужно считаться?

— Да, в точности, как это делал ты, говоря о нас, — согласился Головко.

— А теперь мы в более выгодном положении. Японцы не боятся нас. Они уже считают себя победителями. Больше не могу сказать тебе ничего. Может быть, завтра, — произнёс Райан. — А пока мы выслали вам инструкции для передачи нашим людям в Японии.

— Всё будет сделано, как мы обещали, — ответил Головко.

* * *

— Моё правительство будет считаться с желанием населения всех островов, — повторил посол и тут же добавил, идя на новую уступку. — Мы также готовы обсудить вопрос о различном статусе Гуама и остальных островов Марианского архипелага. Американские интересы в отношении этого острова действительно насчитывают почти сотню лет, — впервые признал он.

Адлер бесстрастно воспринял это заявление, как требуют того правила дипломатического протокола.

— Господин посол, население всех островов имеет американское гражданство, и это согласно его собственному свободному волеизъявлению.

— Теперь у них снова появится возможность сделать то же самое. Неужели ваше правительство считает, что право на самоопределение может быть использовано только один раз? — спросил в ответ японский посол. — Это кажется таким же необычным для страны с давними традициями, как иммиграция и эмиграция. Как я сказал раньше, мы будем рады предоставить двойное гражданство тем местным жителям, которые пожелают сохранить свои американские паспорта. Если они пожелают уехать, мы выплатим компенсацию за принадлежащую им собственность и… — Остальная часть заявления посла осталась неизменной.

Вспомнив о своём участии во многих дипломатических переговорах, Адлер подумал о том, что их ход совмещает худшие черты разговора с тёщей и попыток ответить на вопросы ребёнка, только что начавшего ходить. Как правило, эти переговоры скучны и однообразны. Они неизменно вызывали раздражение у участников и тем не менее являлись необходимыми. Только что Япония сделала очередную уступку. Это не было чем-то неожиданным. Неделю назад Кук сумел выудить её текст у Нагумо, но теперь о ней заявлено официально. Это была хорошая новость. А плохая заключалась в том, что такой же уступки ждут от него. Правила дипломатических переговоров основывались на компромиссах. Тебе никогда не удавалось добиться всего, к чему ты стремишься, и другая сторона никогда не получала того, к чему стремилась она. Проблема заключалась в том, что дипломаты, принимающие участие в переговорах, не должны поступаться жизненными интересами своих стран, причём обе стороны понимали — как предполагалось, — в чём заключаются эти жизненные интересы. Но нередко случалось обратное, и тогда дипломатия была обречена на неудачу, вызывая раздражение тех, кто ошибочно считали, что войны всегда происходят из-за неумелых действий дипломатов. Гораздо чаще они вызывались такими различиями в национальных интересах, что достигнуть компромисса просто не представлялось возможным. И вот теперь посол рассчитывал на то, что Адлер тоже сделает какую-то уступку.

215
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru