Пользовательский поиск

Книга В поисках Рейчел Уоллес. Содержание - 28

Кол-во голосов: 0

– О Боже, умоляю, Спенсер...

– Подумайте, – попросил я. – Попробуйте сообразить.

– Это смешно.

– Я шел через метель целых полмили, потому что вы попросили меня об этом, и не говорил, что это смешно.

Она кивнула.

– В доме, – сказала она. Официантка вернулась и снова спросила:

– Будете еще что-нибудь заказывать?

Я покачал головой и повернулся к Джулии:

– Пожалуй, лучше уйти, пока она не разозлилась.

Джулия кивнула. Мы вышли из кафе и уселись на диванчик в коридоре.

– Где именно в доме? – спросил я.

– Вы видели наш особняк?

– Да, я был там несколько дней назад.

– Тогда вы знаете, какой он большой. Там около двадцати комнат, огромный подвал. Кроме этого, шоферские помещения над гаражом и комнаты на чердаке.

– А слуги не заметят?

– Нет. Повар никогда не отлучается из кухни, а горничной незачем лазать во все уголки. Когда я там жила, у нас были только повар и горничная.

– И конечно, старина Минго.

– Его наняли после моего отъезда, я его не знаю.

– Знаете что, – предложил я, – давайте сейчас пройдем ко мне домой, это тут неподалеку, на Марлборо-стрит, и нарисуем план дома вашего братца.

– Это дом моей матери, – поправила Джулия.

– Чей бы он ни был, – ответил я. – Нарисуем план, а позже я туда съезжу.

– Что вы собираетесь делать?

– Сначала – план дома, потом – планы дальнейших действий. Пойдемте.

– Не знаю, смогу ли я нарисовать план.

– Конечно, сможете. Я помогу, обсудим. Вы вспомните.

– Мы идем к вам домой?

– Да. Это совершенно безопасно. У меня сейчас женщина, она проследит, чтобы я вас не изнасиловал. А на улице не удастся – слишком холодно.

– Я не это имела в виду.

– Ну ладно, идемте.

Мы снова вышли в метель. Казалось, она ослабела, а ветер по-прежнему крутил снежными хлопьями. Когда мы прошли полквартала по Бикон-стрит, Джулия взяла меня под руку и цеплялась за меня всю дорогу до Марлборо-стрит. Если не считать двух желтых снегоуборочных машин, которые грохотали и скрежетали сквозь пургу, и нас двоих – могло показаться, что мир, полностью замер.

Когда мы добрались ко мне домой, Сьюзен лежала на кушетке у окна и читала Роберта Коулза. На ней были джинсы, она оставила их у меня недели две назад, и моя серая футболка с большими красными буквами XL спереди, доходящая ей почти до колен.

Я их познакомил, взял у Джулии куртку и повесил в стенной шкаф в прихожей. Зайдя в ванную, я заметил, что белье Сьюзен сушилось на стержне душа. Мне стало интересно, что же осталось под джинсами, но я отогнал эти мысли. Потом я взял из кухонного шкафчика рядом с телефоном пачку желтой линованной бумаги стандартного размера, маленький прозрачный пластмассовый треугольник и черную шариковую ручку, и мы с Джулией уселись за кухонный стол. В течение трех часов мы составляли план дома ее матери, указывая не только комнаты, но и то, что в них находится.

– Я там уже год не была, – заметила она.

– Я знаю, но люди обычно не передвигают большую мебель. Кровати, диваны и подобные им вещи, как правило, стоят там, где всегда стояли.

Мы сделали общий чертеж дома, а затем начертили каждую комнату на отдельном листке.

Я пронумеровал все комнаты и листы с их чертежами.

– Зачем вам подробности? Мебель и прочее?

– Всегда полезно получить максимум информации. Я даже не совсем представляю, что собираюсь предпринять. Просто собираю информацию. Я столько не могу узнать и стольких вещей не могу предвидеть, что хочу узнать как можно больше, чтобы иметь возможность сосредоточиться на непредвиденном, если оно-таки случится.

Пока мы рисовали планы, Сьюзен приготовила большую тарелку сандвичей с ветчиной, и мы съели их с кофе, сидя у камина.

– Для женщины ты неплохо управляешься с огнем, – похвалил я Сьюзен.

– Это легко, – ответила она. – Я потерла друг о друга двух сухих сексуальных маньяков.

– Замечательный сандвич, – сказала Джулия.

– Да, мистер Самец достает ветчину откуда-то с востока штата Нью-Йорк.

– Миллертон, – вставил я. – Готовится с помощью соли и черной патоки. Коптится на орешнике, и никаких нитратов.

Джулия посмотрела на Сьюзен.

– Да, а что насчет другого дела?

– "Хвост"? – уточнил я.

Она кивнула.

– Вы можете направиться домой, чтобы он вас засек, а потом я сниму его с вашей спины.

– Домой?

– Конечно. Раз уж он потерял вас и если он действительно собирается следить за вами, то будет ждать вас у дома, пока вы не покажетесь. Что еще ему остается?

– Думаю, ничего.

– Заметить его будет нетрудно, – вставила Сьюзен. – Губернатор выступал по телевидению. Шоссе перекрыли, автобусы не ходят, никаких поездов, в город никто особенно не рвется.

– Я не хочу домой, – призналась Джулия.

– Тогда вы можете спрятаться где-нибудь на время, но я хотел бы знать, как вас найти.

Она покачала головой.

– Послушайте, Джулия, – сказал я. – У вас есть выбор, но он не безграничен. Вы связаны со всем, что случилось с Рейчел Уоллес. Не знаю, как именно, но связаны, и я от вас не отстану. У меня-то большого выбора нет. Я должен иметь возможность найти вас в любой момент.

Она посмотрела на меня и на Сьюзен, которая потягивала кофе из большой черной чашки, держа ее обеими руками, наполовину опустив туда лицо и смотря в огонь. Джулия три раза качнула головой.

– Хорошо, – проговорила она. – Я живу в квартире на Тремонт-стрит, 64. Одна девушка из дома моделей уехала в Чикаго и пустила меня пожить, пока ее нет. Это на пятом этаже.

– Я вас провожу, – сказал я.

28

Погода, как всегда после сильной метели, была замечательная. Солнце светило как сумасшедшее, снег чист, машин нет, и повсюду гуляют люди с собаками, дружелюбно улыбаясь друг другу.

Мы со Сьюзен шли по Бойлстон-стрит к Массачусетс-авеню. Когда мы в ноябре ездили по Нью-Гемпширу в поисках дешевых старых вещей, она купила старую, слегка потрепанную енотовую шубку с плечиками, наряд дополняли большие сапоги на меху и шерстяная шапочка с большим помпоном.

Мы прожили вместе два с половиной дня, и если бы я знал, где Рейчел Уоллес, то все было бы прекрасно. Но я не знал, где она, и, что еще хуже, – я подозревал, где она может быть, но не мог туда попасть. Я позвонил Квирку и сообщил ему все, что знал. Но он не мог даже пальцем тронуть такого человека, как Инглиш, без весомой причины, а такой причины, по нашему совместному заключению, у нас не было. Я сказал, что не знаю, где находится Джулия Уэллс. Квирк не поверил, но весь личный состав был занят борьбой с чрезвычайным положением, сложившимся из-за снегопада, и некого было послать, чтобы под пыткой добыть у меня эти сведения.

Итак, мы со Сьюзен шли по Бойлстон-стрит и смотрели, какие магазины открыты, чтобы Сьюзен могла купить себе кое-какое белье и парочку рубашек. Все движение было прекращено, поезда стояли.

Сьюзен купила в "Саксе" какое-то очень модное белье, джинсы "Ливай'с" и две блузки. Мы шли обратно по Бойлстон, когда она спросила:

– Пойдем домой примерить белье?

– Не думаю, что оно мне подойдет, – ответил я.

– Не о тебе речь, – рассмеялась она.

– Черт возьми, – пробурчал я, – наверное, придется тащиться туда пешком!

– Куда?

– В Бельмонт.

– Только чтобы избежать примерки?

Я покачал головой:

– Сколько миль? Двенадцать-пятнадцать? Примерно по три мили в час. Через четыре-пять часов я буду там.

– Ты уверен, что она в доме?

– Нет. Но она может быть там, а если так, это отчасти моя вина. Я должен проверить.

– Другие люди виноваты гораздо больше, чем ты. Особенно те, кто ее похитил.

– Если бы я был с ней, ее бы не похитили. Сьюзен кивнула:

– А почему бы не позвонить в бельмонтскую полицию?

– Там мне скажут то же, что Квирк. Они не могут ввязываться в это дело, пока нет доказательств. Должно быть обоснованное подозрение, а этого я им предложить не могу. И... я не знаю... они могут все испортить.

33
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru