Пользовательский поиск

Книга В поисках Рейчел Уоллес. Содержание - 10

Кол-во голосов: 0

– Был неприятный момент вчера вечером плюс демонстрации протеста. Но я думаю, что они связаны между собой.

– То, что произошло вчера вечером, – действительно серьезно, – вставил я, – тогда как все прочее – чепуха, не более.

– А что случилось вчера вечером? – спросила Джулия.

– Спенсер настаивает, что вчера на Линнвэе кто-то пытался спихнуть нас в кювет.

– Он настаивает? – удивилась Джулия.

– Ну, видишь ли, я лежала на полу, а он долго вилял из стороны в сторону, после чего машина, следовавшая за нами, исчезла. Я не могу ничего сказать наверняка. Но, если бы я была уверена, что за мной никто не охотится, Спенсер остался бы без работы.

– Ну вам все равно понадобилось бы, чтобы я был где-то рядом. Все что вам нужно, пташки, – это парень, который присматривал бы за вами.

Рейчел тут же выплеснула мне в лицо содержимое своего стакана. Выплеснула по-девичьи – почти все на рубашку.

– Теперь мы оба запачкались, – заметил я. – Что-то вроде униформы.

К нам подошел бармен. Джулия положила пальцы на локоть Рейчел.

– Что-нибудь не так, мэм? – поинтересовался бармен.

Рейчел молчала, шумно вдыхая и выдыхая воздух.

– Нет, все в порядке, – ответил я. – Она просто играла со мной и случайно выплеснула коктейль.

Бармен посмотрел на меня, как будто принял мои слова всерьез, улыбнулся, словно поверил мне, и отошел от стойки. Уже через тридцать секунд он вернулся с новым мартини для Рейчел.

– Это за счет заведения, мэм, – сказал он.

– Вы думаете, случай вчера вечером... это серьезно? – спросила Джулия.

– Это было профессионально исполнено, – ответил я. – Они знали, чего добиваются. Нам повезло, что мы выбрались оттуда.

– С Рейчел иногда тяжело, – заметила Джулия. Она поглаживала Рейчел по тыльной стороне ладони. – Она часто не думает о том, что говорит, и делает. Потом она жалеет о случившемся.

– Я тоже, – сказал я, пытаясь угадать, стоит ли мне погладить другую руку Рейчел. Моя футболка прилипла к груди, но я ее не трогал. Похоже на ощущение от удара бейсбольного мяча. Лучше не дотрагиваться.

– Мы с Джулией сегодня поужинаем в номере, – наконец сказала Рейчел. – Вы мне не нужны до восьми утра.

– Я лучше подожду, пока Джулия уйдет, – сказал я.

Они обе посмотрели на меня. Затем Рейчел пояснила:

– Именно тогда она и уйдет.

– Ага, – проговорил я.

Удобный путь для отступления, когда оказываешься в дураках. Ну конечно, они были очень близкими друзьями.

– Я поднимусь с вами и покручусь в холле, пока хлопочет официант, – предложил я.

– В этом нет необходимости, – заявила Рейчел, не глядя на меня.

– Есть, – ответил я. – Я делаю свое дело, Рейчел, и не позволю убийце пришить вас в коридоре только потому, что вы обозлились на меня.

Она подняла глаза:

– Я не обозлилась на вас. Мне стыдно за свое недавнее поведение.

За ее спиной Джулия улыбнулась мне. "Вот видите? – говорила ее улыбка. – Видите? Она же очень милая".

– Ну как бы то ни было, – сказал я, – я буду поблизости и подожду, пока вы не запретесь на ночь. Я не буду вам мешать – посижу в холле.

Она кивнула:

– Может быть, так лучше.

Мы допили. Рейчел расплатилась по счету, и мы направились к лифту. Я вошел первым, они следом. В лифте Рейчел и Джулия держались за руки. Юбка все так же замечательно облегала бедра Джулии. Может быть, я маньяк? И не отвратительно ли думать: "Какая потеря!" Когда мы поднялись на этаж Рейчел, я вышел первым. Коридор был пуст. Я взял у Рейчел ключ и открыл дверь. В комнате было, темно и тихо. Я включил свет. Никого, даже в ванной. Тогда Рейчел и Джулия тоже вошли.

– Ну что ж, – сказал я, – пожелаю вам спокойной ночи. Я буду в холле. Когда придет официант, сначала откройте дверь на цепочке и не пускайте его, если рядом не будет меня. Я войду вместе с ним.

Рейчел кивнула, а Джулия сказала:

– Рада была познакомиться с вами, Спенсер.

Я улыбнулся и закрыл дверь.

10

В коридоре стояла тишина, и все вокруг говорило, что это "Ритц", – например, обои с золотым тиснением. Мне вдруг стало интересно, будут ли они заниматься любовью, перед тем как заказать ужин. Я бы поступил именно так, но надеялся, что они воздержатся. Обед был давно, и пришлось бы долго ждать ужина.

Я прислонился к стене напротив их двери. Если они и занимались любовью, у меня не было желания слушать. Абстрактные мысли о любви между двумя женщинами не производили на меня никакого впечатления. Но, если бы я представил их воочию и начал бы размышлять, как именно они устраиваются, это выглядело бы грубо и отвратительно. Хотя, может быть, и у нас со Сьюзен все не так уж симпатично. Если вдуматься, это вовсе не похоже на "Лебединое озеро".

– Хорошо то, что приятно вспомнить потом, – произнес я вслух в пустом коридоре. Сказано Хемингуэем. Отличный парень этот Хемингуэй. И главное – не терял времени попусту, околачиваясь в гостиничных коридорах без ужина.

Из комнаты слева по коридору вышел высокий худой человек с черными усами, в сером двубортном костюме и проследовал мимо меня к лифту. Галстук под маленьким узелком был заколот серебряной булавкой. Черные туфли до блеска начищены. Класс. Куда лучше, чем мокрая футболка "Адидас". Ну и черт с ним. Зато у него, наверное, нет "смит-и-вессона" 38-го калибра со стволом длиной в четыре дюйма.

А у меня есть. "Как насчет этого?" – пробормотал я ему вслед, когда он исчез в лифте.

Примерно через четверть часа мимо меня по коридору суетливо прошмыгнула горничная и постучала в дверь какого-то номера. Никто не ответил, и горничная сама открыла дверь ключом на длинной цепочке. Она оставалась внутри с минуту, вышла и проследовала мимо меня обратно к лифту. У нее, наверное, тоже не было револьвера 38-го калибра.

Я развлекался тем, что пытался вспомнить, сколько я знаю песен Джонни Мерсера. Я как раз добрался до середины "Мемфиса в июне", когда из лифта появился приятного вида седоватый мужчина с большим красным носом и направился ко мне. На нем были серые слаксы и голубой блейзер. На кармашке блейзера висела небольшая карточка, говорившая, что ее обладатель – помощник управляющего.

Его блейзер довольно интересно оттопыривался на правом бедре – так, будто там висела кобура револьвера. Я заметил, что блейзер расстегнут, а его правая рука полусжата в кулак. Он постукивал ею по бедру, направляясь ко мне.

– Что, не попасть в номер? – спросил он с широкой улыбкой. Он был крупным парнем с толстым пузом, но не выглядел медлительным или слабаком. На зубах у него стояли коронки.

– Вы здесь служите? – поинтересовался я.

– Каллахэн, – представился он. – Я помощник ночного дежурного.

– Спенсер" – ответил я. – Сейчас достану бумажник и покажу вам кое-какие документы.

– Вы ведь не проживаете здесь, мистер Спенсер.

– Нет. Я работаю. Охраняю Рейчел Уоллес, которая здесь проживает.

Я протянул ему свою лицензию. Он посмотрел на нее, а затем на меня.

– Хорошая, фотография, – заметил он.

– Я снят не с лучшей стороны, – сказал я.

– Она сделана в фас, – удивился он.

– В том-то и дело, – ответил я.

– Мне кажется, у вас под левым плечом что-то вроде револьвера, мистер Спенсер, не так ли?

– Шансы равны: у вас револьвер на правом бедре.

Он снова улыбнулся и ударил левой рукой по бедру.

– Я, мистер Спенсер, скажем так, в затруднении. Если вы действительно охраняете мисс Уоллес, я, разумеется, не могу просить вас удалиться. С другой стороны, вы ведь можете соврать. Наверное, лучше спросить у нее самой.

– Только не сейчас, – попросил я. – По-моему, она занята.

– Боюсь, придется все же побеспокоить ее.

– Откуда мне знать, что вы действительно здесь служите?

– Я помощник управляющего, – заявил он. – Это ясно написано на куртке.

– Куртку может достать кто угодно. Откуда я знаю, вдруг это уловка, чтобы заставить ее открыть дверь?

11
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru