Пользовательский поиск

Книга Долгое ожидание. Содержание - 3

Кол-во голосов: 0

Я почувствовал, как моя физиономия расплывается в гадкой ухмылке.

– Почему же?

– Мне казалось, у тебя никогда не хватило бы храбрости сделать такое, вот почему.

– А почему ты усомнился сейчас? Он долго молчал, потом тихо сказал:

– Чтобы вернуться сюда, необходимо набраться гораздо больше смелости, чем для того, чтобы прикончить старину Боба. Я растер каблуком окурок сигареты.

– Никогда не пытайся угадать, чем дышит человек. Все равно ничего не выйдет.

– Вероятно, ты прав, Джонни. Что же тебе сказал по этому поводу Линдсей, а?

– Линдсей – весьма сердитый коп. Он просто из кожи вон лезет от радости, что скоро повесит меня по обвинению в убийстве. У него ведь имеется пистолет, из которого застрелили Боба Минноу, а на том пистолете – отпечатки моих пальцев. По крайней мере, он так считает.

– Так это не ты?

Я протянул к нему обе руки, чтобы он мог удостовериться, что отпечатков с них снять нельзя.

– Он не смог ничего доказать. Хотел, конечно, но ничего не вышло. Глупо, правда ведь?

– Джонни! – задохнулся он – Джонни… Я расхохотался.

– Ну, что ты хочешь сказать?

– Это еще никому не удавалось, – ошеломленно просипел он. – Послушай, я чувствую потребность выпить. Через два часа мне снова придется открыть лавочку, так что поедем махнем куда-нибудь.

– Это ты дело предложил, – согласился я.

Заперев ящик с деньгами, старик повесил на дверь будки большой замок, натянул пальто и мы вышли на улицу. Из бокового кармана его пальто торчала какая-то почтовая открытка. Я осторожно вытянул ее оттуда, уронил на землю и толкнул Попа в бок.

– Смотри, ты что-то обронил.

Он поблагодарил, взял у меня открытку, которую я услужливо поднял, и сунул обратно в карман. Но я все-таки успел заметить адрес: «Николас Гендерсон, 391, Слаттер Плейс».

У старика был потрепанный фордик 36-го года выпуска. Он сел за руль, а я втиснулся рядом с ним.

– Куда едем?

– Тут неподалеку есть вполне приличный ресторанчик, единственный, где пока еще можно получить порядочный бифштекс. Кстати, если интересуешься, там и девочки есть.

– Девочками я всегда интересуюсь. Он резко повернул руль и мы чуть не врезались в дерево.

– А ты изменился.

– Понимаешь, Поп, пять лет – долгий срок. Вполне достаточный, чтобы человек мог основательно перемениться.

Старик сделал резкий поворот, огибая большую стоянку рейсовых автобусов.

– Пожалуй, ты прав, – согласился он.

– Жизненный опыт, – пробормотал я.

3

Ресторанчик находился у самой автострады. Это был скромный домик с большой вывеской:

«ОТБИВНЫЕ И БИФШТЕКСЫ ЛУИ ДОНЕРО»

Перед входом на площадке стояло довольно много машин – сразу было видно, что заведение процветало.

В зале играл джаз. На танцевальной площадке несколько пар лихо отплясывали румбу, остальные одобрительно похлопывали и свистели. Поп поздоровался с несколькими посетителями и с самим Луи, а меня сразу заинтересовала пританцовывающая у микрофона певица. Это была крашеная блондинка, одетая в темно-зеленое платье. Оно облегало ее как перчатка и держалось на одной единственной пуговице. И как бы девица ни поворачивалась, взору открывались две великолепные смуглые ляжки. Это заманчивое зрелище заставило посетителей забыть о своих бифштексах. В песенке говорилось о трех симпатичных мальчиках, но, к сожалению, в ней было только два куплета, так что, к неудовольствию публики, ножки промелькнули последний раз и скрылись. Но девица тут же, без передышки, начала другую песню и на этот раз начала так крутиться, что чуть не выскочила из своего платья. Публика выла от удовольствия. Правда, и эта песенка быстро кончилась. Певица раскланялась и под бурю аплодисментов исчезла за занавесом.

– Ну как, понравилось? – поинтересовался Луи.

– Очень, – отозвался я.

Луи одарил меня широкой улыбкой и довольно похлопал себя по животу.

– Да, Уэнди сегодня в ударе. Она просто великолепна! Думаю, скоро она сделает сногсшибательную карьеру.

– Она сделала ее давным-давно, – пробормотал я.

– Так и есть. Но только здесь ей нравится, и она не хочет уходить. К тому же, плачу я ей по-королевски. Чудесная девушка! Так что, Поп, вы с приятелем хотите отведать?

– Ну, конечно, пару бифштексов, но сначала неплохо бы выпить. Мы сядем вон там, за тот столик в углу.

Столик оказался спрятанным за пальмой в кадке. Выпивка появилась на нем мгновенно, и едва только мы успели с ней разделаться, как возник официант со второй порцией.

– Послушай-ка, Поп, и часто ты здесь проводишь вечера?

– Время от времени человеку требуется разрядка.

– Отличная мысль. Но, может быть, за эти годы ты успел стать владельцем автобусной линии?

– Черт возьми, Джонни, но это вовсе не дорого. Один мой приятель поставляет Луи мясо со скидкой, а тот в свою очередь берет с нас вполне умеренную цену. А бифштексы тут необыкновенные.

Так оно и оказалось. Бифштексы и правда были потрясающими. Я и не подозревал, что до такой степени проголодался, пока не обнаружил, что передо мной стоит пустая тарелка. Насытившись, я закурил и откинулся на спинку стула. Неожиданно из-за пальмы появилась блондинка, и окурок сигареты обжег мне губы.

Она переоделась, но и это платье сидело на ней не хуже зеленого. Правда, когда я рассмотрел получше, то понял, что дело вовсе не в платье, а в том, что под ним скрывалось.

– Привет, старина! – сказала она глубоким, чуть хрипловатым голосом и, заметив меня, сморщила носик.

– Привет, Уэнди! Познакомься, мой друг, Джонни.

Мне нравятся женщины, которые, знакомясь, крепко по-мужски пожимают руку. Таким образом вы получаете возможность сразу же понять, из какого теста они сделаны. С этой было все в порядке.

– Привет, Уэнди! Мне очень понравился ваш номер.

– А я думала, вы разочарованы.

– Пожалуй, чуть-чуть, поскольку все время надеялся, что нитки, на которых держится пуговица, лопнут.

– Ну, тогда мне стало бы очень холодно, – заметила она.

– Я бы вас уж как-нибудь согрел.

– Только попробовал бы, Джонни, – хрюкнул Поп. – Присаживайся, Уэнди. Ты ведь уже освободилась?

– Да, на сегодня я закончила и собираюсь домой. Ты меня не подвезешь?

– Обязательно. Подброшу до вокзала, а Джонни отвезет тебя дальше.

Это было очень мило с его стороны.

– Великолепно! – воскликнула Уэнди. – А мне не придется с вами драться?

– Не беспокойтесь. В тот день, когда мне придется подраться с девушкой, я непременно повешусь.

Она оперлась подбородком на кулачок и улыбнулась. У нее было чудесное личико с огромными страстными глазами и чувственным ртом.

– Да я просто так спросила. В наши дни трудно угадать, чем дышат мужчины, а у вас такой вид, как будто сегодня вам уже порядочно досталось.

– Вы имеете в виду повязку?

– И повязку, и пиджак. Поп отодвинул тарелку и допил свой стакан.

– Это ему досталось от копов, милочка. Улыбка мгновенно испарилась с ее личика.

– От копов?

– Его зовут Джонни Макбрайд, – сообщил Поп.

– Ты хочешь сказать…

– Полицейские пытались мне доказать, – прервал я девушку, – что я кое-кого прикончил.

– Им это удалось?

– Можете справиться у них лично. Уэнди растерянно взглянула на Попа, затем на меня.

– Взгляни на его руки, девочка.

Я повернул руки ладонями вверх и показал ей кончики пальцев. В этом зрелище не было ничего отталкивающего: работа на нефтепромыслах помогла избавиться от обесцвечивания кожи и, в общем, теперь это были пальцы как пальцы, разве только чуть тоньше обычных.

Уэнди хотела что-то сказать, но Поп ее опередил:

– Он ненормальный.

Я убрал руки и вновь закурил.

– Уверяю вас, я совершенно нормален. Голос мой прозвучал резче, чем мне бы того хотелось.

– В чем дело, Джонни? – насторожился Поп.

5
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru