Пользовательский поиск

Книга Танец Лакшми. Содержание - ГЛАВА 14

Кол-во голосов: 0

— Тише, — актер замер, — я слышу его шаги. Он уже идет.

— Кто? — тихо спросила Лара.

— Тот, от кого тебе нужно держаться подальше, — актер поднял руки к лицу, — если ты не ждешь смерти.

— А вот и я, — на сцене появился Дмитрий, — идем, Лара.

— Да-да, — она торопливо поднялась, — я иду.

Она так же торопливо обогнула старого актера и поспешила за Дмитрием. В машине она немного успокоилась.

— Не слишком тебя Свен напугал? — спросил двойник Виталия, вытаскивая сигарету.

— Пожалуй, нет, — соврала Лара, — он говорил какие-то странные фразы.

— Ага, — Дмитрий засмеялся, — многие пугаются, хотя он совершенно безобиден, а Танька, та, с большими дойками, убеждена, дура, что он ясновидящий. И всех уверяет, что он может предсказывать смерть.

— И сбывается? — полюбопытствовала Лара.

— Нет, конечно, — Дмитрий небрежно откинулся на сиденье, — а что, он тебе тоже про смерть плел?

— Н-нет, — неуверенно пожала плечами Лара, — все время твердил что-то про глупого человечка, который не видит очевидного. Я толком ничего не поняла.

— Выбрось из головы, — посоветовал он, — Свен — неплохой мужик, но крыша у него давно съехала. Если его слушать, сам шизиком в три секунды станешь.

— Понятно, — Лара усмехнулась, — а как же он играет?

— Как и все мы, — Дмитрий напрягся, — это вовсе не мешает. А тебе как? Понравилось или нет?

— Не знаю, — она сосредоточенно смотрела на дорогу, — наверное, я не все поняла.

— Не понравилось, значит, — констатировал Дмитрий несколько разочарованно, — те, кому нравится, так не говорят.

— Я не разбираюсь в театре, — виновато произнесла она, — трудно понять, в чем там было дело.

— Аллегории все. Но объяснять необязательно. Каждого из актеров зритель волен представить как угодно и кем угодно. Но четко видно, что один — жертва, другие за ним наблюдают в разной степени нейтральности, а потом появляемся мы, олицетворяющие убийц или палачей, если хочешь. Но в том-то и штука, что убийцей волей или неволей может стать любой. Какую бы роль ты ни играл. Роль актера или роль зрителя. Заметила ведь, как мы ходили и предлагали кому-нибудь из публики убить его. Иногда соглашаются.

— Страшный спектакль, — пробормотала Лара, — страшный и странный.

— Хэппининг [8], — отозвался Дмитрий, — на том и построен. Хотя убийство здесь не обязательно. На этот раз была просто такая тема. Но настоящего размаха нет, это точно. Знаешь, — он оживился, — я однажды потрясающий хэппининг видел, когда мы были в Англии. Действительно, нечто невероятное, аж до костей пробирало. А мы лишь тужимся, пытаемся что-то сотворить. У нас никто так не может. Одно время Курехин [9]занимался подобным, но после него все заглохло. Нет настоящих мастеров.

— Понятно, — кивнула Лара, — а тебя вообще-то куда отвезти?

— А со мной ты не собираешься провести время? — Дмитрий положил руку ей на плечо.

— Нет. — Лара непроизвольно дернула плечом. — Ты очень милый, — она посмотрела на него, — но понимаешь, для меня слишком много впечатлений. Хочется побыть одной.

— Как скажешь, — он усмехнулся, — но мы ведь можем еще встретиться?

— Конечно, — Лара кивнула, — глупо было бы отказываться от встречи с таким интересным и необычным человеком.

— Тогда встретимся завтра, — решил Дмитрий, — но только днем, вечером я занят. Притормози.

— Хорошо, — Лара притормозила возле небольшого магазинчика, работающего круглосуточно, — где, когда?

— А ты не хочешь спросить почему? — Он взял ее за плечи и повернул к себе. — Чем таким я занят вечером.

— Если захочешь, то сам скажешь, — ответила Лара, пытаясь осторожно освободиться из его настойчивых рук.

— Скажу, — пообещал он, — но в другой раз. Не хочется портить впечатление. Давай встретимся возле кафе «Эстелла», напротив…

— Я знаю это кафе, — поспешила заверить его Лара.

— Прекрасно, — отозвался Дмитрий, — в четыре тебя устроит?

— Вполне, — кивнула она.

— Тогда до завтра, — сказал Дмитрий, потрепал ее по щеке и выбрался из машины.

Лара медленно тронулась с места, наблюдая в зеркальце заднего вида, как он остался стоять перед магазинчиком.

ЦВЕТ ШЕСТОЙ. СИНИЙ

Издавна прославлен царь гор Хималай, повелитель могучих горных хребтов, на скалах которых обитают киннары, гандхарвы, видьядхары [10].На севере Хималая стоит прославленная гора Кайласа Живет на Кайласе повелитель всего живого и неживого, окруженный сонмом богов и полубогов, могучий властелин Вселенной, великий бог Шива со своей супругой Парвати. Однажды его супруга приблизилась к мужу, когда он сидел в одиночестве, и, приласкавшись, осыпала его восхвалениями. Обрадованный словами Парвати, Шива посадил ее к себе на колени и спросил: «Скажи, любимая, чем мне тебя порадовать?» И ответила дочь Хималая: «Если ты доволен мной, повелитель, то расскажи, супруг мой, какую-нибудь интересную, но только совсем новую историю». — «Да разве есть во всем мире, в прошлом, настоящем или будущем что-нибудь, чего бы ты не знала?!» — промолвил Шива. Но она снова и снова упрашивала его, ведь у ревнивых женщин душа всегда радуется супружеской ласке. И видя, как ей хочется послушать, он согласился. Но ревнивица не успокоилась: «Пусть эту историю никто, кроме меня, не знает». Согласился всемогущий и повелел быку Накдину охранять покои. В это время явился к покоям Шивы лучший из ганов [11]Пушпаданта, и, сколько Накдин ни останавливал его, Пушпаданта, сгорая от любопытства, хотел войти. Став невидимым, он проник в покои и слышал все, что рассказал Шива Парвати. А сам, великий и насмешливый, поведал жене своей Джайе. Когда Джайя явилась к своей госпоже, то пересказала ей все, что поведал лукавый муж. С чего бы женщине сдерживать свой язык? Разъярилась Парвати, набросилась с упреками на супруга: «Рассказал ты мне старую историю, ее даже Джайя знает!» — И скрылась от лучезарного у своего отца. Ничто в мире не сокрыто от повелителя, прознал он, кто виновен. А богиня, пылая гневом, вскричала: «Будешь, Пушпаданта, жить среди смертных». Не стал Шива перечить супруге. А лучший из ганов обрел страдания в смертной жизни. Долго тянулась цепь его перерождений, пока Парвати не сменила гнев на милость, и Шива же даровал ему возвращение в счастливый мир богов.

Сомадева. «Океан сказаний».

ГЛАВА 14

Причины никакой не было, но Лара все равно злилась. То есть причин было сколько угодно. Начать хотя бы с того, что она очень плохо спала, ее донимали кошмары, а нормально смогла уснуть только под утро.

Встала она разбитая и с головной болью. Но походила немного, заставила себя успокоиться. Взглянув на часы, поняла, что стрелки неумолимо движутся к роковому часу назначенной встречи.

«Не ходить», — настойчиво предупреждал внутренний голос. «Плевать, — отвечала она самой себе, — пойду. Что может случиться?» Ей не хотелось возиться с машиной, поэтому вышла к дороге. «Если за пять минут никого не будет, то с чистой душой и совестью можно возвратиться домой».

Машины пролетали мимо и настроение поднялось. Но около нее вдруг затормозил дешевый «Фольксваген».

— Куда вам, девушка? — нагнулся к стеклу веселый веснушчатый парень.

— Кафе «Эстелла», — нехотя призналась Лара.

— О, да нам по пути, — обрадовался парень, — садитесь.

Лара села в машину. Назад хода не было. Теперь ей волей-неволей придется встретиться с Дмитрием. Парень весело шутил, заинтересованно поглядывал на Лару, она отвечала ему рассеянной улыбкой.

— А вы любите театр? — неожиданно спросил он.

— Да, — Лара удивленно уставилась на него, — а что?

вернуться

8

Хэппининг — театральное действо, в котором наравне с актерами участвуют и зрители.

вернуться

9

Курехин Сергей — петербургский композитор, пианист. В середине 90-х занимался постановкой хэппинингс

вернуться

10

Киннары — полубоги с конской головой, человеческой верхней половиной и птичьей нижней частью. Гандхарвы — полубоги, небесные музыканты с птичьей головой верхней человеческой частью и нижней лошадиной, родственники киннаров. Видьядхары — хранители знаний, небесные существа, похожие на людей. Двигаясь по земле, не оставляют следов.

вернуться

11

Ганы — младшие божества, составляющие свиту Шивы.

31
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru