Пользовательский поиск

Книга Самурай-буги. Содержание - Пятнадцать

Кол-во голосов: 0

– Вот моя визитка, – говорит Канэда, роясь в кармане.

– Я не могу дать вам свою, как вы понимаете, – сурово говорит Мори.

– Ах, да… Конечно.

Мори берет визитку, кивает, потом снова смотрит на нее с сильно бьющимся сердцем.

– Что-то не так? – спрашивает Канэда.

– Все нормально, – говорит Мори.

Он кладет визитку в карман и быстро идет к выходу. Буквы с визитки стоят у него перед глазами: «Бундзо Канэда, заместитель начальника отдела безопасности, фармацевтическая компания “Наканиси”».

Джордж Волк Нисио, может, и производит впечатление дикого импровизатора, но на самом деле он привержен педантичному планированию. Узнав о существовании детектива по имени Мори, он берет на себя труд навести некоторые осторожные справки. Он говорит с человеком, выбивающим долги по зарплате, с менеджером бани, с бывшим полицейским, помогающим вести документацию по соревнованиям сумо. Они дают ему полезную информацию. У Мори, узнает Джордж, нет никаких покровителей, даже неофициальной поддержки ни одного из синдикатов. Это прекрасные новости, не считая одной возможной угрозы: Мори может каким-то образом быть в прекрасных отношениях со старым боссом, или, что еще хуже, – с юным принцем.

Бывший полицейский особенно ценен, он даже выводит Джорджа на людей, хорошо знающих Мори. Пятнадцать лет назад Сакура была старшей девушкой в массажном салоне двумя этажами ниже конторы Мори. Сейчас ей сорок, она наркоманка и работает в порнокинозалах – единственное место, где достаточно темно, а мужчины достаточно отчаянны, чтобы платить ей. Джордж находит ее там, где сказал бывший полицейский – в фаст-фуде напротив кинокомплекса. И, как и посоветовал ему бывший полицейский, Джордж принес ей подарок: маленький шарик из фольги. Она разворачивает его, видит внутри пять граммов белого порошка и широко улыбается щербатым ртом. Джордж тоже ухмыляется ей. Она не улыбалась бы так безмятежно, если бы знала, что это за состав: пятая часть наркотика, две пятых крахмала, две пятых молотого пенициллина (остался с тех пор, как Джордж лечил триппер).

Садятся.

– Этот Мори, – говорит Джордж. – Расскажи, что ты знаешь о нем.

– Зачем? – говорит Сакура, убирая серебряный шарик к себе в сумочку.

Ужасный вид: костлявые руки, волосы в перхоти, кожа – как старая бумага. Джордж с трудом заставляет себя смотреть на нее.

– Я думаю дать ему работу. Но сначала я должен проверить, можно ли ему доверять, нормальный ли он мужик.

– Он нормальный мужик, – конфиденциально говорит Сакура. – Не волнуйся.

– Мне надо знать больше. Ну, например, работает ли он сам, носит ли оружие, есть ли у него влиятельные Друзья-приятели? Вот такие вещи.

Джордж изображает приятную усмешку, но это не действует. Налитые кровью глаза подозрительно глядят на него поверх кофейной чашки. Сакура кивает на телефон-автомат на другой стороне улицы:

– Давай я пойду и позвоню Мори. Если он согласится, я расскажу тебе все, что ты хочешь знать.

Джордж морщится под зеркальными очками. Зачем эта женщина создает сложности? Почему бы просто не сделать, что ей говорят?

– Не надо, – говорит он поспешно. – Давай лучше пойдем в какое-нибудь место поукромнее, где я смогу объяснить тебе вопрос в деталях. Честно говоря, я бы и стресс снять не прочь…

Он достает из кармана бумажку в десять тысяч иен и машет перед ее приплюснутым носом. Сакура смотрит на бумажку, как загипнотизированная.

– Ладно, – говорит она. – Пошли на подземную парковку на той стороне дороги. Там сзади есть кладовка, можно туда.

Джордж с облегчением вздыхает, хватает ее за руку и волочит наружу из фаст-фуда. Интересный психологический момент: у всех своя профессиональная гордость, даже у шлюх. А может – особенно у шлюх.

Они сходят по эстакаде внутрь парковки под кинокомплексом. Парень в билетной будке кивает им, думая, возможно, о хорошем обеде, который сможет купить на плату за неофициальное пользование кладовкой. Сакура машет ему рукой, подпрыгивая, как школьница по дороге в классы. Когда пойдем назад, она не будет так махать рукой, думает Джордж. Вообще не будет двигаться, скорее всего. Он поглаживает карман пиджака, проверяя, на месте ли кастет.

Пятнадцать

Пять утра: Мори открывает глаза. Его будит слишком близкий шум. Вот опять: кто-то скребется за окном, такое впечатление, будто по маленькому балкончику кто-то ходит.

Мори тихо сползает с футона, крадется к занавеске, стоит и слушает. Минута тишины, затем звук повторяется – на сей раз громче, будто металл скрежещет по металлу. Мори делает медленный глубокий вдох и резко отдергивает занавеску. И вот что он наблюдает: огромнейшая ворона, каких он в жизни не видал, с клювом, как стальной штырь, бугристые когти перебирают по перилам балкона.

Мори стучит костяшками пальцев по стеклу. Ворона властно смотрит на него. Мори берет бейсбольную биту, стоящую в углу, и открывает окно. Ворона взлетает, длинными неспешными взмахами крыльев переносится на телеграфный столб и с пренебрежительным видом усаживается там.

Эти твари больше похожи на маленьких птеродактилей, чем на птиц. Рассказывают, что они уносят в когтях котов, преднамеренно сбивают курьеров-разносчиков с велосипедов, выклевывают глаза спящим пьяницам. Благодаря белковой диете, предоставляемой им мусорными мешками большого города, каждое новое поколение становится все больше, сильнее и все меньше боится людей. Мори недавно читал статью, где говорилось, что по уму они уже равны человеку каменного века. Это кое-что значит. Если рассуждать независимо и логически, Мори предпочел бы утонченную, современно мыслящую ворону некоторым из якудза, с которыми ему приходилось встречаться.

Он захлопывает окно, возвращается на футон. И тут же слышит «ввух» вороньих крыльев – она пикирует на прежнюю позицию, на балкон, где ей понравилось. Умная птица – понимает, что ничто не помешает ей повторять ту же проказу снова и снова.

Пять утра: слишком рано для полезных занятий, слишком поздно, чтобы спать. Мори пьет кофе, ест рисовые шарики, потом бежит к храму на холме и оттачивает несколько движений каратэ. После этого он чувствует себя бодрым, освеженным, готовым противостоять двум важным новостям, которые узнал вчера.

Первое открытие: смерть Миуры. Оказывается, он был найден у входа в главное здание министерства, а не в коридоре рядом с кабинетом. И его вовсе не доставили в частную клинику умирающим от сердечного приступа. Он был уже мертв – задушен черным хлопчатобумажным поясом.

Другое открытие: министерство отправило Канэду работать в фармацевтическую компанию «Наканиси». Это имя Мори уже слышал, компания совсем недавно появлялась в новостях. Мог ли член семьи владельцев компании стать другой жертвой Черного Клинка? И если да, как это может быть связано с Миурой?

Бонус Кимико Ито уже почти в пределах досягаемости. Нужно лишь еще немного терпения, удачи и воображения. И тогда Мори точно его получит.

Мори не идет прямо к себе. Вместо этого он заходит в Национальную библиотеку и проводит утро за просмотром микрофильмов – копий старых журнальных и газетных статей. Найти материал про фармацевтическую компанию «Наканиси» нетрудно. Компания время от времени фигурировала в новостях – в течение, по крайней мере, последних десяти лет.

Вот что он находит. «Наканиси» – фармацевтическая фирма, в которой, кроме того, есть небольшое химическое подразделение. Фирма была основана в середине 1950-х Дзюнъитиро Наканиси, блестящим ученым-исследователем, защитившим докторскую диссертацию в Германии перед войной. Постепенно Наканиси сделал фирму одним из самых инновационных производителей лекарств в Японии – одна из историй успеха времен большого роста.

Пока все хорошо. Но в конце 70-х разразился конфликт. Группа граждан заявила, что у них есть документальные подтверждения участия Наканиси в преступлениях военного времени. Обвинение: он ставил медицинские эксперименты на военнопленных в оккупированном Китае, в том числе производил вивисекцию без анестезии и заражал их вирусом бубонной чумы. По документам Наканиси был арестован в конце войны, но сорвался с крючка, продав результаты своих исследований американской разведке.

49
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru