Пользовательский поиск

Книга Самурай-буги. Содержание - Четырнадцать

Кол-во голосов: 0

Мозги Митчелла тоже вибрируют. Да, есть один человек, который может ему помочь, кто достаточно близок к Соноде, чтобы знать детали процесса разработки. Согласится ли она помочь ему? Неизвестно, но попытаться убедить ее – небезынтересное занятие.

Четырнадцать

Ангела будит телефонный звонок. Это доктор, звонит из Лос-Анджелеса.

– Что у тебя происходит? – говорит он. – С тобой сейчас есть мужчина?

– Нет, никого, – сонно говорит Ангел. Она смотрит на часы на столике у кровати. Половина десятого, так рано она обычно не встает.

– И сколько у тебя было мужчин с тех пор, как я уехал?

Ангел считает на пальцах.

– Двенадцать, – говорит она наконец.

– Двенадцать! Больше чем один за ночь, так?

– В одну из ночей было трое, все одновременно. Голос доктора хрипнет от волнения:

– Правда? Сколько им было лет?

– Студенты, я их встретила на дискотеке. Все молодые и очень здоровые.

– Расскажи, – выдыхает доктор. – Расскажи мне, что ты делала.

– Обязательно, – говорит Ангел, подавляя зевок. – Как только вернетесь, расскажу все подробности.

– Хотел бы я это видеть. Ты мне дашь посмотреть в следующий раз, Ангел?

Ангел хихикает.

– Посмотреть? Доктор, вы порочный человек!

На самом деле, дальше его порочность не простирается. Он лишь изредка касается ее груди – больше ничего. Он странный человек, этот доктор. Он не хочет секса. Он хочет его хотеть. Когда он смотрит на нее, у него в глазах странная тоска – так ребенок тоскует по теплу. Ангел никогда не спрашивала его, но ей кажется, что он, возможно, умирает.

– Ты дашь мне посмотреть? – спрашивает доктор нетерпеливо.

– Я подумаю, – говорит Ангел. – Есть маленькая проблема.

– Какая?

– Банковский счет пуст.

– Уже пуст? Что же ты делала? Ангел машинально морщит нос.

– Я тратила деньги, – говорит она. – Чтобы встретиться с этими замечательными мальчиками, я должна была выглядеть замечательной девочкой – одежда там, духи и все такое.

– Сколько денег ты хочешь?

– Пару сотен тысяч, – самым сладким голосом говорит Ангел. – Чтобы выглядеть достаточно прелестной для всех прелестных мальчиков. И для тебя, когда ты смотришь…

Доктор говорит, что ему пора идти в конференц-зал, и он переведет деньги, как только сможет. Это хорошо. Ангел нужны деньги прямо сейчас. Не для того, чтобы приманивать студентов – да и не было никаких студентов, и вообще никаких мужчин с тех пор, как доктор уехал в Америку. Ему выходные – и у нее выходные. Нет, причина пустого счета – Эстель.

Через два часа новенький «порш» доктора останавливается у грязного бетонного дома в одном из переулков Коэндзи. Не имея водительских прав, Ангел паркуется осторожно, улыбаясь любопытному мальчику-курьеру, что едет мимо на велосипеде с подносом лапши на плече. Велосипед шатается, и в какой-то момент кажется, что он сейчас упадет. Не каждый день он видит таких роскошных женщин, как Ангел, в обтягивающих джинсах и топе из малинового атласа. Ангел дружелюбно машет ему рукой и исчезает в здании.

Дверь квартиры открывает мужчина по имени Крис. Он работает на рыбном рынке – хороший парень, но не особо умный.

– Как она? – спрашивает Ангел.

– Лучше. Доктор сказал, только поверхность, ничего серьезного.

Но для такой женщины, как Эстель, поверхность – тоже серьезно. Это все, что у нее есть.

– Ты должен был позвать меня раньше.

– Она не хотела, чтобы ты знала.

– Почему?

Крис пожимает плечами. Ангел проходит мимо него в маленькую спальню. Эстель полулежит на подушке. Ангел улыбается ей, но вид у подруги ужасный. Эстель просто невозможно узнать – лицо в сплошных синяках и рубцах, глаз распух, как перезрелый фрукт.

– Что случилось? – спрашивает Ангел.

Эстель бормочет сквозь распухшие губы так тихо, что Ангел приходится наклониться. Вот что случилось. На прошлой неделе к ней в кабаре пришел человек, сказал, что снаружи кое-кто хочет ее увидеть. Эстель вышла одна. Там ждала Чен-ли с пятью подружками. Они затащили ее в переулок и излупили чулками, набитыми монетами. Потом Чен-ли облила ей бензином платье и сказала, что изжарит ее, как цыпленка, если она не скажет им то, что они хотят. А хотели они узнать об Ангеле.

– Что ты им сказала?

– Я сказала, что ты живешь с доктором где-то в Иокогаме. Сказала, что доктор заплатил детективу Мори, чтобы спасти тебя от сумасшедшего гангстера. Прости меня, Ангел. Я очень испугалась.

– Не нужно извиняться, – говорит Ангел. – Это я виновата. Я затеяла ту драку в ресторане.

Она пожимает руку Эстель и легко целует ее в лоб. А в коридоре отдает Крису толстый конверт с деньгами. Эстель пора домой.

Мори сидит за столом, набрасывая заметки на листе бумаги. Фломастер быстро движется, объединяя иероглифы там, где их не надо объединять, пропуская штрихи и превращая обычные элементы узора в летучие закорючки. В школе учат писать простыми квадратными иероглифами, а потом и думать приучают таким же способом. Учителя Мори, конечно, старались, но у них ничего не вышло.

Он делает три колонки: одну для фактов, другую для подозрений, третью для вопросов. Просто для удобства, конечно. Разница между вопросами и подозрениями редко бывает так велика, как кажется.

ФАКТЫ

Миура мертв

Его шантажировал некто, называющий себя «Черным Клинком»

Черный Клинок – персонаж видеоигры, выпущенной после смерти Миуры

Человек, которого зовут Наканиси – тоже мертв

Вдова Миуры сотрудничает с Бюро Информации

ТЕОРИИ

Это было убийство, следы которого заметены

Убийца одержим местью

Убийца работает на «Софтджой», компанию, выпустившую игру

Наканиси – тоже чиновник или влиятельная персона?

Бюро Информации было задействовано службой безопасности Министерства

ПОДОЗРЕНИЯ

Зачем его заметать?

За что он мстит?

Сколько людей могут знать о содержании игры?

Есть ли связь (и какая) между Миурой и Наканиси?

Почему не поручить это дело полиции?

Мори грызет фломастер, размышляет. Кимико Ито вернется через десять дней. Прогресс есть, но не такой прорыв, чтоб заслужить бонус. Может, Митчелл успеет что-то разузнать за это время, может, нет. В любом случае, надо рассмотреть ситуацию со всех точек зрения. Мори берет трубку, звонит Уно. Голос на том конце провода, как всегда, полон энтузиазма.

– Становится интересно, правда? Даже на Кэй-тян произвело впечатление!

– Кэй-тян?

– Кэйко. Моя невеста.

Мори не может сдержать раздражения.

– Что? Ты рассказал своей невесте об этом деле?

– Мы обсуждали его, – щебечет Уно. – Понимаете, мы же все обсуждаем. Это одно из правил наших отношений. Кто вы по знаку зодиака, Мори-сан?

Мори сперва сомневается, правильно ли он услышал.

– По знаку зодиака? Зачем тебе знак зодиака?

– Кэйко посмотрела мой гороскоп в одном журнале. Там говорится, что на этой неделе случится нечто значительное – настолько, что может изменить всю мою жизнь. Видимо, это относится к Стрельцам с группой крови АВ.[32] Мори-сан, вы случайно не Стрелец?

– Я не верю в эту чушь.

– Но вы – Стрелец?

– Нет, я Скорпион. С отрицательной группой крови ZZ.

Уно, думает Мори в сотый раз, просто не создан быть частным детективом. Человек, который верит в гороскопы из женских журналов, поверит абсолютно всему. Ну а обсуждать детали дела с невестой – это, с точки зрения Мори, просто ужасающий непрофессионализм.

– Перейдем к делу, – беззаботно говорит Уно. – Я сделал все, что вы мне сказали. Какой следующий шаг?

вернуться

32

По системе Карла Ландштайнера – IV группа крови.

45
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru