Пользовательский поиск

Книга Против лома нет приема. Страница 85

Кол-во голосов: 0

— Ты что, не помнишь, рассказывал ему о ней или нет?

— Н-не помню… — пробормотал Коля.

— Со мной то же самое было! — воскликнул Магомад. — Я тоже долго думал, что мне Коля про все эти вещи рассказал. А это не он. Это Полина все закрутила! Она — экстрасенс! У ней сила Ушурмы проявилась… Всем мозги запудрить может!

— Извини, Магомад Хасанович, — подчеркнуто вежливо произнес Фантомас, — не спеши, а? Я твои восточные сказки хорошо прослушал, даже два раза подряд. Легче всего все списать на колдовство, гипноз, телепатию и иную херню. Я бы не» хотел, чтоб вы мне всеми этими байками мозги запудрили. Тем более что я во всех этих делах — самое заинтересованное лицо. Вы все, да будет вам известно, работали на меня. Но так хреново, что впору подумать, будто против!

— Начальник! — воскликнул Магомад. — Я мамой клянусь!

— Да хоть двоюродной бабушкой по линии Ушурмы! Это мне была нужна Анне Петерсон, понятно? А я ее, Коля, представь себе, так и не увидел! А про дискету 18-09 я вообще понятия не имел! Полину, между прочим, Магомад искал по моему заказу и должен был, едва увидев ее, позвонить моему человеку. Вместо этого он ее отправил по речке плавать. Вася должен был получить ее от Магомада, а не от Коли. А Магома-ду ее должен был Зуб прислать, понятно? Какой козел все запутал, а?

— Посредник-то ваш был! — ощущая отчаяние и смертную тоску, выкрикнул Коля.

— Спросите, блин, с него!

— Фиг с него что спросишь! — прорычал Фантомас. — Его этой ночью в петле нашли… А у Зуба, между прочим, в СИЗО инфаркт состоялся. Только покамест доктора еще не уточнили, изнутри у него миокард порвался или снаружи… .

— Дорогой, не знаю имя-отчества, — сказал Магомад относительно спокойно, должно быть, сохраняя веру в Аллаха и присутствие духа. — Ты совсем большой человек, мы — очень маленькие. Если ты сам ничего в своих делах понять не можешь, почему мы в них больше твоего должны понимать? Ты всех нас закрутил, ты всех нас порознь нанял и свои проблемы решать приспособил. Хотя у нас своих полно. Мы все играли втемную, не зная, что за этим один человек стоит. Теперь ты сам все запутал, ничего не понимаешь, и говоришь: «Вы виноваты!» А когда я тебе говорю то, что есть на самом деле, ты ругаешься: «Не надо восточные сказки рассказывать и мозги пудрить!» Ты только что сказал, что я Полину искал по твоему заказу. А я об этом только от тебя услышал. Мне всегда казалось, будто я ее сам искать начал, когда рукопись брата прочел. Ко мне никто не подходил, ничего не говорил. И Патимат никто не говорил: «Ищи!» — и Асият тоже. Откуда ты сам про эту Полину знаешь, а?

Фантомас, хотя его лица не было видно, сделал какое-то порывистое движение, будто что-то хотел сказать, но потом неожиданно присел и подпер лицо рукой, как роденовский «Мыслитель», — задумался. Окружавшая его свита напряглась, ожидая какого-то резкого приказа: например, пошмалять всех троих «подследственных», чтоб никому обидно не было.

Но Фантомас ничего такого приказывать не стал. Он посидел в молчании минуты две-три и произнес несколько неуверенным голосом:

— Значит, другого объяснения, чем колдовство этой стервы, вы придумать не можете… И я, к сожалению, тоже. Но если так, то Аню Петерсон, как мне кажется, придется искать в тех же краях, куда направилась Полина. Магомад, ты график движения теплохода хорошо знаешь?

— Можно спросить, — улыбнулся горец. — Бесплатно!

— Очень хорошо. Тех людей, которые с Полиной и Тараном едут, ты хорошо знаешь?

— Мои люди знают, — уклончиво ответил Магомад.

— С ними можно как-то связаться?

— Наверно, можно. Только могу тебе сразу сказать, дорогой. На них надежда плохая. Полина их наверняка уже под контроль взяла. И они теперь — ее люди.

— Порадовал… — бормотнул из-под маски босс. — Значит, ты даже не знаешь, едет ли она на этом теплоходе или уже сошла?

— Понятия не имею, дорогой. Я вообще не знаю, почему ты решил, что она собралась ехать туда же, куда Аню Петерсон увезли. Может, это сама Полина тебе в мозги продиктовала, а? Как мне, чтоб я ее на теплоходе кататься отправил…

— Блин, да что ж за жизнь пошла?! — вскричал Фантомас. — Теперь собственным мозгам уже нельзя верить, да?!

— Наверное… — развел руками Магомад. — Почувствовал, каково нам было вчера, когда мы до этого додумались?

— А может, они действительно с этой Анькой заодно? — предположил Коля, почесав затылок. — Казалось бы, мы с Тараном ее, как ни крути, украли. От мамы с папой, от хорошей работы, где большую зарплату не только выписывают, но и на руки выдают. Увезли хрен знает в какую дыру, а она — ни в одном глазу! Не ныла, не дергалась, как будто уже знала, что все будет хорошо. Одно дело, что ей Юрка говорил — тем более что ее еще и поиметь успел! — насчет опасности, которая ей угрожает. Или, допустим, то, что я ей молол насчет хорошей работы с оплатой на порядок выше. В натуре-то я даже не знал толком, для чего она нужна и кому! Но ведь только совсем пустоголовая лоханка могла прямо сразу во все поверить!

— Очень все это странно, господа предприниматели, — неожиданно подал голос Ляпунов. — Когда Птицын меня сюда отправлял, он говорил, что моя задача Юрку искать. Полину эту самую я зимой лично передавал одному научному товарищу. Вместе с тобой, гражданин Магомад, твоими девушками и еще группой других граждан. Вы тогда были, извиняюсь, чем-то накачаны и от этого вели себя ужас как послушно. Теперь вы вроде бы вполне нормальные, но какую-то фигню мелете. Может, какой-то сдвиг по фазе произошел?

— Я тебя тоже помню, гражданин капитан, — вздохнул Магомад. — Но никакого сдвига не было. Научный товарищ нас вылечил и за хорошие бабки, которые мои родственники собрали, разрешил жить и работать. По прежней специальности. Как он меня лечил — не помню. И Патимат не помнит, и Асият. Сама Полина тоже не помнит. Или только говорит так.

— Интересно, — произнес Фантомас. — А впечатление об этом научном товарище хоть какое-то осталось?

— Никакого. Я только знаю, что такой должен был быть, а лица не помню, слушай…

— Но деньги-то твои родственники кому-то собирали? Сколько, кстати?

— Двести тысяч, дорогой. И одного солдата в придачу. А кому собирали, я не знаю, и они не знают. Стрелку забили в одном городе, приехали люди, приняли деньги. Родственники солдата отдали, меня привезли, вот это помню. Не знаю, какой он ученый, слушай, а бандит точно очень большой.

— В общем, так, — сказал Фантомас, сделав небольшую паузу. — По-моему, я знаю, что это за ученый человек. И зачем ему эти мероприятия с Полиной, тоже догадываюсь. У нас с ним старые счеты. Если Аня к нему попала, мне очень плохо будет. Но если у него еще и Полина окажется — мне совсем хана. Вот такой расклад. Поэтому выбор один: достать ее раньше, чем она к нему попадет. Вы, трое, останетесь здесь, в гостях. Руководить своими шарагами будете через меня. Все свои связи подымете, но перехватите ее. И если, упаси господь, она уйдет, то разговор будет короткий.

— Хорошо еще, гражданин начальник, — осклабился Ляпунов, — что вы меня с ребятами здесь придержать не собираетесь.

— Упаси бог. С Птицыным у меня хорошие отношения, и портить их нерентабельно. Вы будете свою задачу выполнять — искать вашего мальчика. Но если заодно и Полину найдете — без разницы, мертвую или живую, — не поскуплюсь…

85

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru