Пользовательский поиск

Книга Против лома нет приема. Страница 51

Кол-во голосов: 0

— Ты жрал-то давно? — настырно спросила Василиса.

— Не помню, — пробормотал Таран, — днем где-то…

— Тогда все ясно, — поставила диагноз универсальная банщица. — Я тебе мигом картошки жареной с тушенкой замастырю, стопарь налью — и совсем живой будешь!

— Нет, — мотнул головой Юрка. — Стопарь — это на хрен! Чай у тебя есть?

— Сделаем!

Надо сказать, что встал на ноги Таран с некоторым усилием. И то, что его буквально водит из стороны в сторону, Полина с Василисой тут же засекли. Возможно, если б они не подставили плечики и не повели Юрку под руки, как медсестры раненого бойца, Тарану пришлось бы за стенки хвататься. А так они благополучно довели его до предбанника. Здесь Василиса вручила Полине огромное махровое полотенце и велела Юрку вытирать. После чего показала шкафчик, где висят халаты, один на себя надела, замотала голову полотенцем и побежала греть картошку.

— Боже мой! Я чуть не умерла со страху! — бормотала Полина, лихорадочно орудуя полотенцем. — Ты повалился так… Ну, как неживой уже.

— Пить надо меньше… — вяло произнес Юрка всем известный универсальный совет, который применим во всех сферах жизни государства Российского.

Дальше какое-то время Таран прожил в некоем полусне, вроде бы все ощущая и чувствуя, но при этом воспринимая происходящее вокруг как бы со стороны. И то, как Полина надевала на него некий барский халат, и то, как Василиса притащила сковородку с картошкой и жареным мясом, и то, как он ел это самое жарево-жорево, и как пил какой-то фирменный Васькин чай с мятой. Наконец, как его бабы повели под ручки наверх, на второй этаж, где, оказывается, были какие-то жилые комнаты. Сами комнаты, конечно, Юрка не разглядел, потому что было темно, а Василиса свет не включала. Последнее, что запомнил Таран перед тем, как провалиться в сон, была большая, застеленная свежим бельем кровать, куда его бабы общими усилиями закатили…

Как ни странно, проснулся Юрка всего через три-четыре часа. За окном было уже светло, но пасмурная погода никуда не делась. Дождь — правда, уже без ветра — продолжал барабанить по крыше теремка.

Таран возлежал на той же самой шикарной кровати, которую запомнил напоследок перед сном. Правда, уже не один. Слева от него, у стенки, кто-то сопел, и левое бедро Юрки ощущало чью-то мягкую теплую попу. Справа, с края, тоже была попа и слышалось мерное дыхание с элементами храпа. Поскольку было достаточно светло, разобраться, где кто, удалось быстро: слева Таран разглядел каштановые кудряшки, а справа — белобрысую гривку. Когда Полина и Василиса заняли свои позиции, он попросту не помнил. Однако то, что обе прибежали спать к нему — хотя логично было предположить, будто Таран уже ни на что не пригодный человек! — жутко польстило кобелиному самолюбию Юрки.

То ли от этого самого факта — мол, ух какой я неотразимый! — то ли просто потому, что Таранов организм преодолел все последствия ночного обморока, «Змей Горыныч» напрягся и встал по стойке «смирно». Мол, чего изволите, барин, кого сперва дрючить будем? Правую или левую? Обе голенькие,. гладенькие, горяченькие, чистенькие и ароматные…

Но Таран выбрать не успел, потому что слева заворочалась Полина, очевидно, ощутив какие-то шевеления, которые Юрка произвел, пробудившись. Она повернулась на спинку и осторожно провела рукой по Юркиному животу. Разумеется, мягко потрогав пальчиками «горыныча».

— Ты не устал? — услышал Юрка тихий-претихий шепоток.

— Не-а… — столь же тихо отозвался Таран и нежно погладил Полину по грудкам, а потом — между прочим, в первый раз за все время их знакомства! ласково поцеловал в губы. При этом он, конечно, чуток скосил глаза направо

— не проснулась ли Василиса. Нет, та по-прежнему похрапывала. Юрке вовсе не хотелось, чтоб она вмешалась в это дело и опять превратила сексуальный процесс в спортивную акробатику. Ему отчего-то захотелось пообстоятельней приласкать Полинку. Все-таки его с ней много что связывает. Прошедшей зимой немало приключений пережили, теперь еще прибавилось… Конечно, она иногда бывает очень занудной, капризной, истерики закатывает и вообще товарищ не очень надежный. В разведку, конечно, как принято говорить, с такой не пойдешь. Впрочем, в разведку Таран вообще согласился бы идти только с одной бабой — с Милкой. Потому что уже хорошо знал, что она, в натуре, «королева воинов».

Замуж Полину Юрка бы тоже не взял, и даже не потому, что у него уже штамп в паспорте стоял. Нет, просто из таких девиц ни матери приличные, ни хозяйки обычно не получаются. Они привыкли, что о них родители заботятся, и того же требуют от мужей, хотя вообще-то .у этих мужей может нет ни времени, ни сил на то, чтоб одновременно и семью содержать, и по магазинам бегать, и детишек нянчить. Не говоря уже о том, что у громадного большинства мужиков Российской Федерации нет денег на то, чтоб нанимать нянек, домработниц и прочую прислугу, освобождающую супругу от трудов и забот.

Но вот ласкать и трахать таких — живое удовольствие. Одни из подобной породы баб этим пользуются умело и делают шикарные карьеры, другие — неумело, а потому превращаются в платных или бесплатных проституток. Таран как-то по наитию догадался, что вообще-то его первая любовь Даша и Полина — своего рода сестры по несчастью. Только Даша была провинциалкой и в Москве без родительского присмотра угодила в «девочки по вызову» с приличной оплатой, а Полина, будучи столичной штучкой, стала обслуживать дружков-приятелей своего братца, так сказать, «из любви к искусству».

Но все эти воспоминания и размышления сейчас нисколько не гасили Юркиных порывов. Даже наоборот, скорее разжигали. Его руки так и ползали по этому нежному и холеному телу, знойно отзывавшемуся на всякое прикосновение. Это тело как бы говорило без слов: «Я вся твоя! Я позволю тебе все!» — или что-то подобное, на манер рекламы телефонного секса.

В общем, Таран, вдоволь нацеловав, перещупав и перетискав все, что считал нужным, неторопливо наполз на трепещущую от вожделения партнершу, уютно устроившись между раздвинувшимися ножками, после чего мягким тычком отправил «Змея Горыныча» на временное местожительство…

Минут через десять усталая, но очень довольная Полина, расцеловавшись на прощанье с Юркой, вновь повернулась к стенке и мирно задышала. Таран с ощущением приятной расслабухи во всем теле откинулся на подушку, намереваясь продолжить сон. Он уже почти задремал, когда почуял, что на негр смотрят справа.

— Думаешь, я спала? — ухмыльнулась Василиса, игриво почесав Юрке плечо коротко стриженными ногтями. — Фиг ты угадал!

— Подглядывала?

— А что, нельзя? Я вообще-то люблю на это дело со стороны глядеть. Так уж меня тут развратили… Тут, блин, такое бывало — хрен в какой порнухе увидишь.

— Я уж понял сегодня, — сказал Таран. — Чуть пополам не разорвали. Аж до обморока дотрахался…

— Ничего, ожил…— Василиса откровенно положила ладонь на притомившегося «горыныча». — Ты парень молодой, все еще впереди. Ну что, помочь ему, а?

— Ежели сумеешь…— хмыкнул Таран.

— Я сумею, — уверенно произнесла Василиса, — я ж, блин, как моя тезка, Премудрая. Полька к тебе сразу же спать завалилась, а я, между прочим, успела после этого порядок внизу навести и вашу одежку простирнуть, включая ее трусишки, между прочим. Имею я за это право или нет?

Похоже, этот вопрос был обращен скорее к Полине, чем к Юрке. Но то ли Полина уже действительно заснула, то ли считала, что Василиса, избавив ее от стирки трусиков, имеет право на компенсацию. Короче, ответа не последовало, а Василиса решительно нырнула с головой под одеяло…

51

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru